Содержание

Моральная жизнь эпохи позднего путинизма

В советское время существовал суд партии, и он был легитимнее судебной власти. Инженера вызывали на партбюро завода, скрипача – на партбюро консерватории. Решения такого суда в зависимости от периода истории могли нести гибель – а могли только мелкие служебные неприятности.

В позднем СССР по мере ослабления страха перед партийной системой набирал силу неформальный суд равных, и он тоже был легитимнее официального. «Остракизм «своих» был более грозной силой, чем служебные неприятности», – говорят Петр Вайль и Александр Генис в книге «60-е. Мир советского человека». Когда обсуждают публичных людей, сотрудничающих с государством, – от Чулпан Хаматовой до Константина Богомолова, – то это отголоски того самого суда своих.

И партбюро, и суд своих – суды в кавычках. Оба имели отношение не к человеческой или профессиональной состоятельности «подсудимого», а к своеобразно понятой морали. Партия судила за уклонение от текущей партийной линии, за сделки с враждебной идеологией. Архитектор мог пострадать за то, что проект не укладывался в новую стилевую или экономическую программу партии.

Чем ближе к концу СССР, тем сильнее становились свои и слабее – партия и ее идеологические формулы. Свои судили не за сделки с чуждой идеологией, а за сделки с совестью, за мещанство, за карьеризм, за урон братству свободных людей, которым наплевать на государство. Какую сторону ни возьми, а придется признать, что при СССР моральная жизнь была насыщенной, бурной и опасной.

Ее отголоски слышны до сих пор. «Личные дела» одних граждан разбирают наследники партбюро – и тогда предметом разбора становится моральный облик Владимира Сорокина, Бориса Акунина, Алексея Учителя. Личные дела других разбирают наследники своих – и тогда предметом суждения (и осуждения) оказываются публичные люди, решившие работать с государством или поддержать чиновников в их начинаниях. «Глубокой, беспощадно трезвой нам кажется другая идея – если уж ты угодил в систему зла, то есть практически в любую систему, то нечего дергаться: никакую человечность тут не сохранишь. Или ты вне любых систем, или станешь монстром, никуда не денешься. «Вот она, правда о мире и человеке! Ах, как глубоко!» – говорим мы про всякую книгу, которая заново подтверждает эту идею», – писал Григорий Дашевский о романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Между тем Гроссман, живший в самые темные времена власти партбюро, видел высшую ценность в мире, продолжает Дашевский, во вспышках человечности, которые случаются вопреки нечеловеческой силе, уничтожающей в людях человеческое.

Создание конфликтности вокруг идеи работы на государство выгодно пропагандистам, ведь конфликтность углубляет разделения и позволяет лишний раз сказать, что раз работаешь на режим, то назад дороги нет. Такие вещи, кроме представителей самого режима, мало кто говорит.

Значит ли это, что моральный выбор сегодня – фигура речи из прошлого? Значит ли это, что сотрудничество с государством вообще этически не окрашено? Нет. Просто этическая грань проходит не по линии, отделяющей человека от государства. Работа на государство не признак ни высокой нравственности, ни аморализма. В наше время работа на государство если и залог чего-либо, то высокой неопределенности – можно стать еще богаче, а можно попасть под статью.

И потому не достигает цели ни суд псевдосталинского партбюро, ни суд своих. Достойно прожить, обеспечить семью, вырастить и обучить детей, по возможности не становясь монстром и даже помогая выживать другим, можно и работая за государственные деньги. Тем более что во многих областях выбора у людей нет. А можно прожить совсем недостойно, даже обладая редкой в сегодняшней России привилегией – свободой от государства.

Мораль и нравственность | Российская цивилизация в пространстве, времени и мировом контексте

Мораль – это не только особая сфера общественной жизни, основанная на оценке любых поступков и действий с точки зрения добра (блага) и зла, справедливости и несправедливости. Мораль – это особая форма общественного сознания, определяющая, буквально, всю жизнь человеческого общества. Именно от моральных установок и норм зависит формирование и развитие экономических, политических, социальных и иных общественных отношений.

В современной литературе под моралью понимается исторически сложившаяся система норм, обычаев, ценностей, регулирующих общественные отношения и являющиеся критериями поведения людей.

Мораль представляет собой внутриличностный способ удержания человека от опасных для него самого и для общества искушений, разрешения противоречий между индивидом и обществом. Ведь зачастую индивидуальные и общественные интересы не совпадают и чаще всего противоречат друг другу. Человек, как биосоциальное существо, формируется, развивается и живет в обществе, подчиняясь правилам, которые сложились в нем. Однако это не означает, что моральные нормы – это раз и навсегда определенные конструкции. Моральные нормы меняются, развиваются вместе с человеком. Именно поэтому существуют различные морально-нравственные установки в разных обществах и в разные исторические периоды.

Мораль обычно используется как синоним нравственности, но это явное упрощение. Нравственность представляет собой ценностную структуру со­знания, общественно необходимый способ регуляции действий че­ловека в той или иной степени во всех без исключения сферах общественной жизни: в труде, в быту, в политике и науке, в семейных, личных, внутригрупповых, межклассовых и международных отношениях. В отличие от особых требований, предъявляемых к че­ловеку в каждой из этих областей, нравственные принципы имеют соци­ально-всеобщее значение и распространяются на всех людей, фик­сируя в себе то общее и основное, что составляет культуру межче­ловеческих взаимоотношений и откладывается в многовековом опыте развития общества. Тонкая грань между моралью и нравственностью проходит по критерию «должного» и «сущего». Иными словами, мораль определяет то, к чему человек должен стремиться, т.е. «мир должного». В то время как нравственность – это реально практикуемые нормы повседневного поведения, т.е.

«мир сущего».

Мораль – одна из самых ранних форм общественного сознания, возникшая, скорее всего, еще в первобытном обществе. Уже тогда она выступала главным регулятором поведения людей, имела всеобщее значение, распространялась на всех членов коллектива и закрепляла в себе все общее, что составляло ценностные основы общества.

Моральная регуляция имеет оценочно-императивный характер. Это означает, что с помощью моральных норм и ценностей оцени­ваются поступки, слова и намерения людей. Мораль либо одобря­ет их, либо не одобряет, порицает. Моральные нормы представля­ют собой определенные правила или образцы поведения. Одновре­менно они характеризуются той системой оценки, с помощью которой человеческие действия определяются как хорошие или пло­хие, добрые или злые, справедливые или несправедливые. Одобряя что-то или порицая, мораль вместе с этим предписы­вает, повелевает, как следует себя вести, чтобы соответствовать об­щественным требованиям. В этом проявляется ее императивный характер, т.

е. она ориентирована на идеалы, выраженные в моральных нормах.

Моральные нормы опираются на общественные оценки, убеждения и привычки людей, идеалы добра, зла, справедливости и т.п. Моральные нормы регулируют внутреннее поведение чело­века, диктуют безусловное требование поступать в конкретной ситуации так, а не иначе. В то же время моральные требования к человеку имеют в виду не достижение каких-то частных и ближайших результатов в опре­деленной ситуации, а следование общим нормам и принципам по­ведения.

В отдельно взятом случае практический результат действия мо­жет быть различным, зависящим и от случайных обстоятельств. В общесоциальном же масштабе в суммарном итоге выполнение моральной нормы отвечает той или иной общественной потребности, отображенной в обобщенном виде данной нормой. Поэтому форма выражения моральной нормы – это не правило внешней целесооб­разности (чтобы достичь такого-то результата, нужно поступать так-то), а императивное требование, долженствование, которому человек должен следовать при осуществлении самых разных своих целей.

Например, во время Великой Отечественной войны многие подвиги и невероятное мужество защитников нашей Родины были проявлены именно потому, что в обществе было очень высоко значение моральных норм. Для рационально мыслящего, индивидуализированного человека, очевидно, что высшую ценность имеет только его жизнь, поэтому спасать ее следует любыми способами. Однако моральные нормы, будучи важнейшим императивом для наших соотечественников, требовали постоянного жертвования собой ради спасения своих раненых товарищей, попавших в окружение солдат, и наконец, миллионов сограждан, независимости своей страны. В моральных нормах отражаются потребности человека и общества не в границах определенных частных обстоятельств и ситуаций, а на основе громадного исторического опыта многих поколений. Именно поэтому они оценивают как особенные цели, пресле­дуемые людьми, так и средства их достижения. Российское общество всегда отличалось особым, подчеркнуто уважительным отношением к моральным нормам.

С этим связано неприятие многих реформ, проводимых государством, поскольку они противоречат сформировавшимся веками моральным установкам, пониманию должного сквозь призму справедливости и общего (коллективного, общинного) блага.

Функции морали

Моральная регуляция (иначе это называется регулятивная функция) отличается, например, от правовой тем, что влияние первой определяется принципами, действующими изнутри самого человеческого сознания. Право же является внешней надстройкой, контролирующей нижнюю границу человеческих отношений, за которой наступает ответственность перед обществом.

Нравственные представления, нормы морали, как и нормы права, изменяются, трансформируются с течением времени, по мере развития общества. Однако,  одновременно, в различных общностях эти представления могут носить свой специфический характер. Так религиозная мораль традиционно существенно отличается от светской, мораль представителей старшего поколения – от молодежной и т.п.

Помимо регулятивной функции, мораль выполняет воспитательную. Моральные ценности всегда являются основанием социализации молодого поколения, подготовки его к жизни в обществе. Однако следует помнить, что моральное воспитание – это не просто возрастная педагогика. В определенном смысле моральное воспитание продолжается всю жизнь.  Если в детстве ребенок получает первичные моральные представления, то в дальнейшем человек самостоятельно развивает их, превращая в свой нравственный мир. В этом мире моральные требования уже не являются только чем-то внешним, требованиями социума, а выступают основанием самостоя­тельного ценностного выбора, решения, ответственности. Они ста­новятся совестью человека, его моральной рефлексией.

Третья функция морали – коммуникативная. Мораль создает нормативную основу человеческого общения. Внешняя сторона этой основы в требованиях этикета, правилах общения, правилах приличия. Но это внешние нормы. Внутренние – это те, которые, бу­дучи пропущенными через нравственное сознание индивида, ста­новятся его нравственной культурой общения.

И эта культура сра­зу отделяет человека воспитанного, нравственно зрелого, от тако­го, кому эти ценности несвойственны.

Познавательная функция морали не касается познания окружающих предметов, их физико-химических свойств и качеств. Мораль позволяет познавать и оценивать человеческие качества. Моральное знание – это знание о долж­ном, справедливом, о том, что находится под абсолютным запре­том, о добре и зле.

Итак, моральные нормы представляют собой правила поведения, регулирующие отношения между людьми на основе критериев добра и зла, добродетели и порока, чести и бесчестья. Эти оценочные понятия применяются к поведению человека и его деятельности. Норма морали формируются в практических отношениях людей между собой. То, что плохо и вредно для общества (т.е. поведение, не способствующее его стабильности), осуждается и запрещается, а то, что способствует согласию и мирному сосуществованию людей, оценивается положительно и одобряется большинством. Носителями общественной морали является как общество в целом, так и отдельные люди.

Придерживаясь положительных моральных норм, человек руководствуется ими в своих действиях и осуждает тех, кто их нарушает.

Реализация моральных норм

Реализация норм морали контролируется общественным мнением, поддерживается мерами духовного воздействия, а их нарушение пресекается с помощью общественного порицания и осуждения со стороны авторитетных для человека лиц. В обществе со сложной социальной структурой каждая из них имеет в соответствии со своими специфическими интересами разные понятия о справедливости и морали, в пределах группы обязательность той или иной нормы определяется степенью усвоения ее групповым или общественным сознанием. Более того, индивидуальные представления о содержании норм порой противоречивы, причем могут меняться в процессе спора, обсуждений или сдвигов в общественном климате.

В морали не существует четкой разницы между нормой и взглядами. То, что для одного является правилом поведения, для другого – не более чем возможная, но необязательная оценка (взгляд). Тем не менее, существует общественная мораль. Она включает те нормы, которые признаются общераспространенными и необходимыми во всем обществе. Это, прежде всего, нормы, выражающие социальные качества человека по отношению к другим людям – гуманизм, милосердие, доброжелательность, правдивость, порядочность, трудолюбие, справедливость. Эти нормы представляют собой нравственные ценности и являются системообразующими началами, защита их объединяет большинство членов общества.

Моральные нормы тесным образом связаны с понятием красоты, прекрасного в человеке, в его поступках, в окружающем мире. Как справедливо отметил великий русский писатель А.П. Чехов: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда,  и душа, и мысли». Прекрасное в обществе формируется  и выражается эстетическими нормами. Эстетические нормы – это представление общества (конкретного социума) о красоте (что красиво, а что нет; что подобает носить; какая должна быть прическа, если говорить о приземленных вещах). Вообще, что есть красота, каковы ее каноны; что такое прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое. Таким образом, эстетические нормы являются наряду с моралью важнейшими ценностными регуляторами общественных отношений.

Как повысить моральный дух сотрудников

Ладно, а что же такое мораль компании?

Моральный дух компании — это показатель уверенности, энтузиазма и общей удовлетворенности вашей команды. Счастливы ли члены вашей команды, когда приходят утром на работу? Чувствует ли ваша команда себя командой? Высокий моральный дух тесно связан с культурой компании. Если ваш офис наполнен угрюмыми лицами, а в воздухе витает «Это всего лишь работа», то, скорее всего, моральный дух сотрудников на нуле.

Как бы банально это ни звучало, но современные офисы могут создавать и поддерживать семейную атмосферу. Это подразумевает, что ваша команда может не только наладить искренние отношения друг с другом, но и помочь каждому почувствовать поддержку, свободу от осуждения и способность пробовать что-то новое, не опасаясь получить выговор. С точки зрения фактической производительности это означает повышение вовлеченности работников, их стремление к сотрудничеству, и не только большие усилия, но и высокое качество работы, поскольку участники команды помогают друг другу сделать все, что от них зависит.

Почему моральный дух работников так важен?

Удержать работника дешевле, чем обучать нового. Если моральный дух компании высок, у вас намного меньше шансов потерять талантливого работника. В вашей компании наверняка знают, что удерживать существующих клиентов, проявляя заботу о них, гораздо эффективнее, чем привлекать новых. Само собой, это правило распространяется и на вашу команду. Чтобы удержать большой талант, ему надо предложить прекрасные условия. Не думайте, что это автоматически означает увеличение зарплаты. На самом деле более половины работников не считают оплату труда своим главным приоритетом при выборе работы. Ведь какой смысл быть хорошо оплачиваемым, но несчастным?

Стимулирование на рабочем месте

Есть множество способов пробудить высокий моральный дух работников, и это не всегда означает потратиться на новый стол для пинг-понга. Отличная компания и счастливая команда разделяют позитивное отношение к жизни и удовлетворенность работой, которые тесно связаны с общим благополучием. Проще говоря, повышение корпоративной культуры может значительно улучшить не только производительность и эффективность вашей компании, но и жизнь вашей команды. Вот как это сделать:

Обустройство рабочего пространства

Это необязательно так дорого, как может показаться. Особенно сейчас, в условиях пандемии, множество малых предприятий ютятся в крошечных помещениях, даже в гаражах, но они рады и этому. Одним из важнейших условий на рабочем месте является естественное освещение. Бесконечные исследования подтвердили связь между освещением и хорошим самочувствием: 80 % работников указали на важность этого фактора. Добавьте несколько растений, потратьтесь на качественную кофеварку, поставьте одно-два кресла-мешка — и крошечный офис сразу станет намного уютнее. Работа в мрачной и унылой обстановке влияет не только на активность и вовлеченность в целом, но и на психическое здоровье.

Забота о психическом здоровье

Моральный дух работников настолько же важен в удаленной рабочей среде, как и в местном офисе, поэтому забота об их психическом здоровье имеет жизненно важное значение. Признание работника — это не только признание успехов в работе, но и признание человека, который стоит за прекрасно выполненной работой. Возможно, вы не можете держать целый департамент по человеческим ресурсам, но у вас должен быть справедливый и беспристрастный сотрудник отдела кадров, к которому при необходимости могут обращаться работники. Точно так же вы должны гибко подходить к оценке состояния сотрудников. А значит, не стоит недооценивать неявку на работу, связанную с психическим здоровьем, считая ее несерьезной в сравнении с неявкой из-за простуды.

Поиск здорового баланса между работой и личной жизнью

Гибкость рабочего графика и возможность для команды работать из дома — вот о чем нужно всерьез задуматься вашей компании, если вы еще этого не сделали. Идеальный баланс между работой и личной жизнью — когда рабочее время ваших сотрудников никак не влияет на качество их личной жизни. Это может быть так же просто, как сокращение затрат и продолжительности поездки на работу, если вы позволите им работать из дома и проводить высвободившееся ценное время с семьей. Это значит, что они смогут прерывать работу в моменты, когда будут заняты повседневными заботами, при условии, что они отработают установленную норму часов. Как бы ваша администрация ни хотела потеснить личное время сотрудников, убедитесь, что вы делаете все возможное для своей команды, а не только для своего бизнеса.

Горизонтальная иерархия

В современных офисах является нормой, когда владельцы бизнеса и управляющие позволяют проявляться мыслящим личностям. Сегодня вы можете войти в офисы многих компаний и даже не догадываться, кто там главный, потому что со всеми обращаются как с равными. Разрушая жесткую иерархию, вы избавляете своих работников от устаревших представлений о том, что они должны «не высовываться» или «знать свое место». Это побуждает их делиться новыми идеями и решать проблемы творчески, невзирая на статус. Работодатель должен быть таким же доступным, как и работник низшего звена, а таланты и вклад работников низшего звена должны признаваться так же, как и в случае руководителя команды.

Никакого запрета на веселье

Создание веселой обстановки и поощрение непринужденной беседы — ключ к завязыванию настоящей дружбы между работниками. С помощью таких мессенджеров, как Slack, и нескольких эмодзи можно улучшить даже самые скучные проекты, особенно если их будет выполнять команда, которая всегда готова скрасить серые будни. А чем лучше настроение, тем лучше идет работа.

Пусть ваша команда знает о своих успехах

Оценка работы вызывает у многих сотрудников ощущение, что они недостаточно эффективны на своем месте. Да, у вашей команды могут быть красочные кресла-мешки, первоклассные кофемашины и бильярдный стол для игры после обеда, но, если вы не будете оценивать их работу, они никогда не узнают, как стать лучше. Развитие и рост — важнейший фактор для многих работников, ведь никто не готов смириться с мыслью, что он не прогрессирует.

Проводите регулярные встречи со своей командой и составляйте планы действий, чтобы участники могли делать успехи и совершенствоваться. Проверки работников нужно проводить не реже раза в год, но не преподносить их как нечто неприятное или пугающее. Сотрудники должны чувствовать, что это открытый и честный диалог, в котором основное внимание уделяется их сильным и слабым сторонам и всесторонней помощи, которую вы можете им оказать. Демонстрация вашей заинтересованности в профессиональном росте работников — один из самых очевидных показателей их ценности.

Убедитесь, что команда действительно является командой

Ваша компания должна быть группой талантливых людей, способных обмениваться идеями и извлекать пользу из навыков друг друга для создания чего-то фантастического. Как говорится, один в поле не воин. Убедитесь, что согласованы все аспекты работы вашей команды, предоставив ей лучшие инструменты. Dropbox позволяет командам делиться файлами и папками, отзывами и примечаниями, поэтому все будут в курсе происходящего. Благодаря обновлению общих документов в реальном времени, рабочие процессы могут протекать бесперебойно и полностью онлайн, и вам не придется выяснять между собой, куда делась главная автономная копия.

Дело не в деньгах, дело в ценности

У вас может быть самый яркий офис, потрясающие привилегии и неограниченные отпускные, но ваша команда все равно будет работать без вдохновения. В конечном счете высокий моральный дух будет исходить от тех, кто знает, что их ценят. Бонусы и дополнительные развлечения на первых порах могут казаться превосходными, но неужели вашей команде пивной холодильник важнее индивидуального признания? Вероятно, нет. Все эти привилегии не отражают индивидуальную ценность, а вот руководитель, который поощряет ваше стремление к совершенствованию, несомненно да.

Не нужен внушительный бюджет, чтобы начать внедрять некоторые из средств повышения морального духа, да и ваша команда вряд ли «поведется» на покупку новой игровой консоли в зону отдыха, если в действительности ей нужен гибкий график работы. Фактически такая покупка может иметь обратный эффект, если ваша команда думает: «Нам дают играть в игровой зоне, но не разрешают работать из дома?» Так что делайте свой выбор обдуманно.

Мораль | Философский словарь

(лат. moralis – нравственный; mores – нравы) – предмет изучения этики; форма общественного сознания, обвдественный…

(лат. moralis – нравственный; mores – нравы) – предмет изучения этики; форма общественного сознания, обвдественный институт, выполняющий функцию регулирования поведения человека. Во всяком об-ве действия громадного множества людей должны быть согласованы в совокупную массовую деятельность, при всем своем разнообразии подчиняться определенным общесоциальным законам. Функцию такого согласования и выполняет М. наряду с др. формами общественной дисциплины, тесно переплетаясь с ними и вместе с тем представляя собой нечто специфическое. М. регулирует поведение человека во всех без исключения сферах его общественной жизни – в труде и быту, в политике и науке, в семье и общественных местах, хотя и играет в них неодинаковую роль (Труда нравственность. Профессиональная этика, Быта нравственность, Брачно-семейная мораль). Во всех этих сферах помимо М. действуют и др. регуляторы поведения – правовые нормы и декреты государства, производственно-административные распорядки, организационные уставы и инструкции, указания должностных лиц. Обычаи и традиции, общественное мнение, воспитание – все эти формы общественного воздействия на поведение отдельных людей, хотя и связаны с М., не относятся к ней целиком (к примеру, национальные традиции, эстетические нормы в быту, воспитание трудовых навыков). М. того или иного об-ва, прежде всего, предполагает определенное содержание поведения, те, как принято поступать, – нравы. Но поскольку один и тот же поступок может одновременно обладать экономическим, политическим, правовым, моральным и эстетическим значением, отличить специфически нравственную сторону поведения во всем многообразии общественной деятельности человека можно лишь по способу, каким регулируются поступки. Экономическое регулирование осуществляется через материальные интересы людей. Нормы права (Мораль и право) закрепляются в официальном законодательстве и поддерживаются силой государственного принуждения. Административные формы контроля осуществляются через распределение обязанностей и официальных полномочий между должностными лицами. Нравы же повседневно воспроизводятся в жизни об-ва силой массовой привычки, властью общепризнанной и поддерживаемой всеми дисциплины, общественного мнения. Выполнение каждым моральных требований контролируется всеми. Причем авторитет того или иного человека в вопросах нравственности не связан с к.-л. официальными полномочиями, реальной властью или общественным положением, а является духовным авторитетом. Он зависит от того, насколько правильно этот человек понимает смысл моральных требований и выполняет их. В отличие от простых обычаев, нравы поддерживаются не просто силой заведенного и общепринятого порядка, а получают идейное обоснование в представлениях о том, как должно поступать. Простейшие из них -нормы в свою очередь обосновываются как разумные и целесообразные посредством более сложных форм сознания -моральных принципов, идеалов, понятий добра и зла и пр. Все эти представления объединяются в стройную систему воззрений на назначение человека и смысл жизни. Роль сознания в нравственности особенно велика. Каждый поступок, линия поведения или образ жизни в целом могут быть мотивированы и оценены. Моральные требования, предъявляемые к людям, и контроль за их выполнением осуществляются средствами духовного воздействия – через чувство долга, к-рый каждый человек должен осознать и сделать мотивом своего поведения, и через оценку и самооценку его поступков. Ответственность в морали, в отличие от права, имеет не материальный, а идеальный, духовный характер (Поощрение и наказание). Опираясь на выработанные об-вом нравственные представления, усваивая их, отдельный человек может в той или иной мере самостоятельно регулировать свое поведение и судить о моральном значении всего происходящего вокруг него. Т. обр., в М. человек выступает не только как объект общественного контроля, но и как самодеятельная личность (субъект), обладающая своим собственным нравственным самосознанием -убеждениями, чувствами, склонностями, совестью. Следовательно, М. слагается из нравственной деятельности, поведения людей, поступков, особым образом мотивированных; моральных отношений людей, характерного для нравственности способа регулирования поведения. Нравственные деятельность и отношения отражаются и закрепляются в моральном сознании. Единство всех этих сторон определяет природу и специфику М. Между этими сторонами М, могут возникать противоречия, Известное несоответствие всегда существует между требованиями, предъявляемыми к людям, и тем, как они ведут себя. Это несоответствие может проявляться в отдельных отклонениях от моральных норм (Пережитки), но может принять и всеобщий характер, напр. в периоды кризиса определенной общественно-экономической формации. М. – явление историческое, она изменяется и развивается в ходе общего прогресса человеческого об-ва. В истории сменяют друг друга следующие осн. типы М.: общинно-родовая, рабовладельческая, феодальная, буржуазная мораль и коммунистическая нравственность. Та или иная М. в конечном счете служит утверждению и укреплению (или же ниспровержению) существующих общественных отношений. В классовом об-ве и М. имеет классовый характер. Господствующая М. выполняет функцию охраны интересов правящего класса, в то время как эксплуатируемый класс, по мере того как осознает несправедливость существующих отношений и вступает в борьбу с ними, вырабатывает свою собственную, революционную М., противоположную той, к-рую ему навязывают. Вместе с тем в развитии М. наблюдается определенная преемственность, отражающая исторический прогресс общечеловеческой культуры, а также известную общность условий социальной жизни в различные исторические эпохи и разных социальных групп (06-щечеловеческое и классовое в нравственности). «…В морали, как и во всех других отраслях человеческого познания, – пишет Ф. Энгельс, – в общем и целом наблюдается прогресс» (т. 20, с. 96). В этом прогрессе можно установить некоторые определяющие черты (Прогресс нравственный): 1. При смене одних форм М. др. в целом постепенно возрастает мера человечности в отношениях между людьми. Уже в первобытном об-ве возникают простейшие формы взаимопомощи, исчезает обычай людоедства. С возникновением племенных союзов и государства начинает отмирать родовая месть. М. феодального об-ва в принципе осуждает убийство крепостного, тогда как убийство раба считалось частным делом рабовладельца. В буржуазной М. утверждается принцип уважения к личности, хотя и в крайне уродливой форме (Индивидуализм). Высшей гуманностью отличаются принципы коммунистической нравственности. 2. Все более глубокий смысл приобретает понятие справедливости, причем в нем подразумеваются все новые стороны равенства людей. И сам принцип равенства в М. получает все более широкое значение. Всякой классовой М. присуще внутреннее противоречие. С одной стороны, она претендует на то, чтобы быть всеобщей, распространяющейся на всех людей (таково не только формальное условие всякой М., но и воля господствующего класса, стремящегося подчинить своей М. все остальные классы). Но с др. – эта М. остается классовой по содержанию, и повиновение ей фактически имеет различный смысл для угнетенных и правящих классов. Буржуазная М. , устранив принцип сословности (Честь), вместе с тем сохранила на практике различие в подходе к поведению разных классов. Это противоречие полностью преодолевается лишь в коммунистической нравственности. «Мораль, – говорит Ф. Энгельс, – стоящая выше классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно человеческая мораль станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда противоположность классов будет не только преодолена, но и забыта в жизненной практике» (там же). 3. По мере прогресса моральных отношений возрастает роль личности в общественном процессе регулирования поведения. В первобытном об-ве, как указывает В. И. Ленин, социальная дисциплина держалась «сплои привычки, традиций, авторитетом» (т. 39, с. 69) старейшин рода. Здесь не могло быть речи о личной сознательности, т. к. индивид еще не отличал себя от рода и не задумывался над тем, почему он повинуется его требованиям. Лишь в более поздний период родового строй, отмечает К. Маркс, возникает понятие личного достоинства. Отдельный человек уже способен выступить самостоятельно от имени интересов рода. В период разложения родового строя и развития государственно-политических отношений от человека уже начинают требовать, чтобы он совершал определенные действия, повинуясь своему моральному чувству и собственному самосознанию. В эпоху Реформации осознание человеком нравственного значения своих поступков выдвигается в М. на первый план (Моральной доброты теория). Но в силу классового характера М. общественные требования в эксплуататорском об-ве воспринимались личностью как нечто внешнее и часто вступали в противоречие с ее совестью. Лишь с уничтожением классов, в процессе построения коммунистического об-ва, полностью преодолевается противоречие между отдельным человеком и обществом в целом и создаются условия для действительно свободной и сознательной моральной деятельности личности (Самодеятельность и творчество. Свобода нравственная). 4. Чем выше мера гуманности отношений между людьми, тем шире сфера действия нравственности в жизни об-ва. Но эта мера зависит не от развития морального сознания правящих классов, а в осн. от способности трудящихся масс оказывать практическое влияние на государственную политику и экономику, отстаивать свои права в борьбе с эксплуатацией и несправедливостью. Лишь в социалистическом об-ве требования нравственности становятся законом всех сфер социальной жизни. По мере развития общественной активности и сознательности народных масс, утверждения коммунистических отношений происходит постепенное сужение сферы права и возрастает роль нравственного начала в повседневной жизнедеятельности людей.

Мораль (Конт-Спонвиль) | Понятия и категории

МОРАЛЬ (MORALE). Совокупность обязанностей, иначе говоря, обязательств и запретов, которые мы добровольно налагаем на себя вне зависимости от ожидаемой награды или наказания и не надеясь ни на что. Представим себе, что нам объявили: завтра наступает конец света. Информация точная и сомнению не подлежит. Политика при этом известии скончается на месте — она не способна существовать без будущего. Но мораль? Мораль в основных своих чертах останется неизменной. Никакой конец света, даже стоящий на пороге, не дает нам права издеваться над калеками, клеветать, насиловать, пытать, убивать, одним словом, давать волю своему эгоизму и злобе. Мораль не нуждается в будущем. Ей вполне хватает настоящего. Она не нуждается в надежде, довольствуясь волей. «Поступок из чувства долга имеет свою моральную ценность не в той цели, которая может быть посредством него достигнута, — подчеркивает Кант, — а в той максиме, согласно которой решено было его совершить». Его ценность зависит не от ожидаемых последствий, а исключительно от правила, в согласии с которым он совершается. Он свободен от всяких наклонностей и эгоистических расчетов, не принимает во внимание ни один из объектов «способности желания» и абстрагируется от конечных целей, «какие могут быть достигнуты посредством такого поступка» («Основы метафизики нравственности», раздел I). Если ты действуешь ради достижения славы, счастья, своего спасения и при этом не нарушаешь никаких моральных норм, про тебя все равно нельзя сказать, что твои поступки моральны. Тот или иной поступок имеет подлинную нравственную ценность, объясняет Кант, лишь постольку, поскольку он полностью бескорыстен. Это означает, что он должен совершаться не просто в соответствии с долгом (им может двигать корысть; так, купец ведет дела честно, чтобы не растерять покупателей), но именно руководствуясь долгом, иначе говоря, уважением перед нравственным законом или, что то же самое, законом человечности. Приближение конца света ничего не меняет — все мы до самого конца будем руководиться тем, что имеет в наших глазах всеобщую ценность и обязательно для всех, то есть (что опять-таки одно и то же) будем уважать человечность в себе и в других. Вот почему мораль не ведает надежды, а порой и просто приводит в отчаяние. «Мораль не нуждается ни в какой религии», — настаивает Кант, как не нуждается она в каких бы то ни было целях: «мораль самодостаточна» («Религия в пределах только разума», Предисловие). Отсюда — светский характер морали, даже по отношению к людям верующим; отсюда же — абсолютный характер ее диктата, во всяком случае, нами он воспринимается именно как абсолют. Есть Бог или его нет, это ничего не меняет в необходимости защищать слабых. Поэтому нам нет нужды разбираться в том, что собой представляет наше существование, чтобы поступать по-человечески.

Теперь представим себе (этот пример предлагает Кант), что Бог существует и каждому живущему он известен. Что произойдет в этом случае? «У нас перед глазами постоянно стояли бы Бог и вечность во всем их опасном величии». Ослушаться Бога больше никто не посмеет. Ужас перед адом и надежда на рай придадут божественным заповедям беспрецедентную силу. И в мире воцарится испуганное, корыстное послушание в образе абсолютного нравственного порядка: «Нарушений закона, конечно, не было бы, и то, чего требует заповедь, было бы исполнено». Но мораль исчезнет. «Большинство законообразных поступков было бы совершено из страха, лишь немногие в надежде, и ни один — из чувства долга, а моральная ценность поступков, к чему единственно сводится вся ценность личности и даже ценность мира в глазах высшей мудрости, вообще перестала бы существовать» («Критика практического разума», часть I, книга 2, главы 2, 9). Таким образом, для исполнения долга мы не только не нуждаемся в надежде, мы способны действовать повинуясь долгу только в том случае, если ни на что не надеемся.

К чему я веду? К очень простой вещи. Вопреки широко распространенному мнению, мораль не имеет ничего общего с религией, тем более — со страхом перед жандармом или скандалом. И даже если исторически мораль была связана с Церковью, государством и общественным мнением, ее подлинное становление — и в этом одна из лучших заслуг Просвещения — становится возможным лишь по мере ее освобождения от этих институтов. Об этом же говорят, каждый по-своему, Спиноза, Бейль (160) и Кант. Лично я понял это в возрасте 15 лет, слушая песни Брассенса (161). По существу, мораль есть нечто противоположное конформизму, фундаментализму и нравственному порядку, включая и такие вялые его формы, которые сегодня принято называть «политкорректностью». Мораль это не закон общества, власти или Бога, тем более — не закон средств массовой информации или Церкви. Мораль — это закон, принимаемый индивидуумом для себя лично, а значит, закон свободный, как сказал бы Руссо («повиновение закону, предписанному самому себе, есть свобода»), или автономный, как сказал бы Кант (индивидуум подчиняется только «собственному и вместе с тем универсальному закону»). В отличие от Канта и Руссо, я полагаю, что эта свобода или автономия относительны, что нисколько не мешает нам на практике чувствовать их абсолютность (проистекающую не от знания, а от воли) и безусловную необходимость. Я согласен с тем, что всякая мораль исторична. Но историчность морали отнюдь не отменяет самое мораль, а напротив, делает ее существование возможным, как и наше подчинение ей, ведь мы существуем в истории и являемся продуктом истории. Пусть это — относительная автономия, но она стоит больше, чем рабское следование своим наклонностям и страхам. Что же такое мораль? Это совокупность правил, которые я определяю или должен определять для себя сам не в надежде на вознаграждение и не из страха перед наказанием, что было бы эгоизмом, не с оглядкой на других, что было бы лицемерием, но свободно и бескорыстно, по той единственной причине, что мне эти правила представляются всеобщими (годными для всякого разумного существа), ни на что не надеясь и ничего не боясь. «Одиночество в универсуме», — говорил об этом Ален. Это и есть мораль.

Но действительно ли мораль имеет всеобщий характер? Полностью всеобщей она, по-видимому, не бывает никогда. Каждому известно, что мораль меняется в зависимости от эпохи и места. Но мораль способна обрести всеобщий характер, не встречая на этом пути противоречий, и фактически так оно понемногу и происходит. Если оставить в стороне некоторые особенно болезненные архаизмы, больше отягощенные религиозными или историческими условиями, нежели собственно моральными оценками (я прежде всего имею в виду половой вопрос и положение женщины), то придется признать, что содержание, вкладываемое во Франции в понятие «хороший человек», не слишком отличается — а в дальнейшем будет отличаться еще меньше — от того, что под этим выражением понимают в Америке или Индии, Норвегии или Южной Африке, Японии или странах Магриба. Это человек скорее искренний, чем лживый, скорее щедрый, чем эгоист, скорее храбрый, чем трус, скорее честный, чем жуликоватый, скорее мягкий и склонный к состраданию, чем грубый и жестокий. Разумеется, эти понятия сформировались не вчера. Уже Руссо, восставая против релятивизма Монтеня, вернее, против собственного видения его релятивизма, призывал людей к нравственной конвергенции, способной преодолеть культурные различия: «О Монтень! Ты, кичащийся искренностью и правдолюбием, ответь мне откровенно и правдиво, насколько откровенным и правдивым может быть философ, есть ли на земле такая страна, где преступлением считалось бы хранить верность тому, во что веришь, быть милосердным, доброжелательным и щедрым, где добрый человек подвергался бы презрению, а вероломство было в чести?» Монтень не нашел страны, да он ее и не искал. Достаточно перечитать все, что он написал об американских индейцах, с которыми мы обошлись столь чудовищно, — об их отваге и постоянстве, об их «доброте, свободолюбии, честности и чистосердечии» («Опыты», книга III, глава 6). Человечность не принадлежит никому в отдельности, и релятивизм Монтеня есть в то же время и универсализм, в чем нет никакого противоречия (ведь мораль относится ко всему человечеству, и «у каждого человека есть все, что свойственно всему роду людскому», книга III, глава 2). Да и вся история человечества, на каком бы континенте она ни протекала, говорит о том же. Никто не знает, когда именно зародилась мораль — в разных уголках планеты это случилось или две или три тысячи лет назад, когда было сформулировано главное, неважно кем — египетскими или ассирийскими жрецами, иудейскими пророками, индусскими мудрецами или целым соцветием великих мыслителей VI и V в. до н. э.:

Заратустрой (в Иране), Лao-Цзы и Конфуцием (в Китае), Буддой (в Индии), первыми древнегреческими философами, которых мы называем досократиками (в Европе). Как можно не заметить, что, несмотря на многочисленные философские и теологические расхождения, смысл их нравственных заветов сходится в своей фундаментальной основе? И как можно не замечать, что сегодня происходит то же самое? Сравните, о чем говорят аббат Пьер и далай-лама. У этих людей разное происхождение, они принадлежат разным культурам и исповедуют разные религии. Но послушайте их выступления хотя бы несколько минут, и вы убедитесь — вектор их нравственного учения один и тот же. Глобализация несет не только зло, а началась она намного раньше, чем об этом принято думать. Сегодня мы пожинаем плоды медленного исторического процесса, который со взлетами и падениями продолжается вот уже 25 столетий, а мы являемся одновременно его результатом и носителем его дальнейшего распространения. Этот процесс, если рассматривать его с точки зрения нравственности и отвлекаясь от часто принимаемых им жестоких форм, есть процесс конвергенции крупнейших цивилизаций вокруг некоторого числа общих или близких ценностей — тех самых ценностей, благодаря которым мы можем жить вместе, не впадая во взаимное отрицание и во взаимную ненависть. Сегодня мы называем их правами человека, но с точки зрения морали они в первую очередь являются обязанностями человека.

Но откуда берется мораль? От Бога? Это не исключено. Возможно, именно Бог, как полагал Руссо, вложил в нас «бессмертный небесный голос» совести, который заглушает (или хотя бы должен заглушать) все остальные голоса, даже такие, что твердят нам о спасении или славе. Но если Бога нет? Тогда приходится признать, что мораль — чисто человеческое явление, что она есть продукт истории и совокупность норм, выработанных, отобранных и оцененных человечеством на протяжении веков. Почему мы выбрали именно эти нормы? Очевидно, потому, что они оказались благоприятствующими выживанию и развитию вида (я бы назвал это моралью по Дарвину), интересам общества (мораль по Дюркгейму), требованиям разума (мораль по Канту), наконец, всему тому, что диктует нам любовь (мораль по Иисусу Христу или Спинозе).

Представьте себе общество, в котором превозносятся ложь, эгоизм, воровство, убийство, насилие, жестокость, ненависть и тому подобное. У такого общества нет ни малейших шансов выжить, а тем более распространиться по всей планете — его члены только и делали бы, что уничтожали друг друга и рушили все вокруг себя. Поэтому нельзя считать случайным совпадением тот факт, что в мире распространились цивилизации, в которых ценятся совсем другие вещи — искренность, щедрость, уважение к собственности и жизни других людей, наконец, мягкость, сострадание и милосердие. Разве возможно иное человечество? Возможна иная цивилизация? Подобная постановка вопроса позволяет нам сделать важный вывод о сущности морали. Мораль есть то, благодаря чему человечество становится человечным в нормативном смысле термина (в том смысле, в каком человечность противостоит бесчеловечности), отвергая варварство и бесхребетность, по-прежнему угрожающие ей, по-прежнему сопровождающие ее и по- прежнему искушающие ее. Только у людей на этой земле есть обязанности. И это ясно показывает нам, к чему мы должны стремиться. Наш единственный долг как выражение всех наших обязанностей — поступать по-человечески.

Очевидно, что мораль не заменяет ни счастья, ни мудрости, ни любви. Именно поэтому мы и нуждаемся в этике (Этика). Но обойтись без морали мог бы только тот, кто достиг абсолютной мудрости, тем самым полностью лишившись человечности.

Примечания

160. Пьер Бейль (1647—1706) — французский публицист и философ, ранний представитель Просвещения. С позиций скептицизма отвергал возможность рационального обоснования религиозных догматов, утверждал независимость морали от религии.

161. Жорж Брассенс (1921-1981) — французский автор и исполнитель песен лирико-философского содержания.

Конт-Спонвиль Андре. Философский словарь / Пер. с фр. Е.В. Головиной. – М., 2012, с. 324-329.

Мораль — это зло – Психология без соплей

Любая мораль, как свод социальных законов, — это зло. С психологической точки зрения, мораль — это собака гоняющаяся за собственным хвостом.

Очень легко впасть в заблуждение и начать думать, будто мораль ограничивает звериные человеческие инстинкты и, потому, необходима. Если выдернуть человека из его личного исторического контекста, когда его психика уже сформирована, то — да — мораль не позволяет распускать ему руки и идти на поводу у тенденций разрушительных для окружающего общества.

Но есть одно жирное и мохнатое «НО» — думая так, мы не учитываем того, что именно мораль и создает те самые разрушительные тенденции.

Как действует мораль? Ребенка в детстве учат: «Ты так не делай, это — плохо; будешь так делать, мама с папой перестанут тебя любить». Ребенок это принимает и начинает стараться вести себя «хорошо», то есть, он начинает в зародыше душить те свойства своей личности, которые не нравятся его родителям.

Обратите внимание — сами по себе, эти свойства личности не плохие и не хорошие, они просто не устраивают родителей. Не устраивают потому, что их тоже воспитали в каких-то рамках, не устраивают потому, что ребенок со своими проделками и так уже поперек горла сидит, не устривают потому, что воспитательница из детского сада их пристыдила за плохое поведение их чада. И так далее.

А в результет получается, что маленькое живое существо, рожденное, фактически, святым, родители своим воспитанием и навязыванием своей искусственной морали, перекраивают на свой болезненный вкус и лад.

Следите за мыслью? Именно мораль, которой пичкают ребенка в детстве, и превращает его впоследствии в «морального урода», которому, теперь, та же мораль необходима для сдерживания грубого антисоциального поведения. Собака гоняется за хвостом…

Если убрать мораль из этого уравнения — представить ситуацию, что родители позволяют ребенку развиваться естественным образом без того, чтобы делить его поступки на хорошие и плохие — то мы в результате получим не зверя, как многие боятся, а человека с естественной моралью. Такого, который будет жить в гармонии с окружающими людьми не потому, что боится утратить их любовь или нарушить закон, а потому что для него это естественно. В естественной природе человека гораздо меньше «зла», чем в человеке, воспитанном по всем канонам христианской морали.

Здесь можно привести простую аналогию — паровой котел и клапан, контролирующий давление. В естественной ситуации, когда человек не замордован нравственными установками, его «клапан» всегда открыт. Какие бы эмоции и позывы не возникали, они тут же находят выход в самой естественой форме.

Например, агрессия. Это вполне естественная эмоция. Если ее не блокировать, она будет находить выход в таких вещах, как юмор, ирония, изредка, открытый гнев. Но очень маловероятно, что дело дойдет до рукоприкладства. Если же ребенку запретить проявлять свою агрессивность, то его «клапан» закрывается и внутреннее эмоциональное давление начинает расти. И растет до тех пор, пока котел не взрывается — ребенок, как бы ни с того, ни с сего, избивает сверстника за то, что тот косо на него посмотрел. Знакомо? А потом, все начинается по-новой — в новом котле клапан так и останется закрыт.

То же самое происходит и со всеми прочими эмоциями, которые принято считать «плохими». Вместо того, чтобы давать им выход в естественной и контролируемой форме, ребенка вынуждают копить давление в котле. Потом котел взрывается и все начинается сначала. И даже, если до взрыва дело не доходит, представьте себе эту жизнь в постоянном внутреннем напряжении — не сболтнуть лишнего, не сорваться, держать себя в руках. Это как острая хроническая душевная диарея.

И за всем этим стоит мораль, которую мы чтим и считаем необходимой для сдерживания своих звериных позывов…

((А как нравственное воспитание повлияло на вас?))

Безбожная мораль by Peter Singer

Является ли религиозность необходимым условием наличия моральных принципов? Многие люди считают возмутительным богохульством отрицать божественное происхождение морали: наше чувство морали либо было сотворено неким божественным существом, либо мы научились ему посредством религии. И в том и в другом случае, для того чтобы обуздывать грешные желания, которыми нас наделила природа, нам необходима религия. Перефразируя слова Катерины Хепберн, произнесённые ею в картине «Королева Африки», религия, исполняя роль морального компаса, позволяет нам подняться выше старой порочной матери-природы.

  1. Nixon Was Right to Gamble on China Bettman Getty Images