Содержание

Эмоциональность

Преимущества эмоциональности

  • Эмоции придают остроту ощущениям.
  • Эмоции делают личность более яркой и интересной для окружающих.
  • Жизнь эмоционального человека более разнообразна и насыщенна: он бесконечно ищет источник эмоций и пути их выхода.
  • Эмоции делают возможности творческого человека безграничными.

Проявления эмоциональности в повседневной жизни

Эмоции по-разному проявляются у людей различных типов темперамента.

  • Холерики. Эмоциональность холериков характеризуется быстрой сменой настроения: от веселья до грусти, от обиды до примирения могут пройти всего лишь секунды. Эмоции возникают молниеносно и проявляются очень ярко. Представитель искусства: Виктор Гюго
  • Сангвиники. Эмоции людей этого типа проявляются не менее ярко, чем у холериков. Однако рождение эмоции внутри человека – процесс более медленный и уравновешенный.
    Представители искусства: А.С. Пушкин, Джордано Бруно.
  • Меланхолики. Соотношение проявления и зарождения эмоций полностью противоположное сангвиникам. Быстрое движение эмоций внутри и чуть заметный их выплеск наружу. Именно поэтому меланхолики кажутся очень спокойными, однако внутри них кипят страсти. Представители искусства: А. Дюма, С. Есенин, О. Бальзак, Ф. Шопен.
  • Флегматики. Кажутся непреступными и загадочными для окружающих. Их эмоциональный фон находится в полном равновесии. Проявление, как и рождение эмоций, не яркое, и со стороны кажется несколько угловатым. Представители искусства: Т. Драйзер, Ф. М. Достоевский

Как развить эмоциональность

Различные тренинги, советы и исследования, посвященные управлению эмоциональным состоянием, стали сегодня невероятно популярны. Однако они хороши в бизнес-среде и сфере социальных коммуникаций. Мы же в контексте творчества говорим не об обуздании эмоций, а о направленности их выражения.

Говорим о способности сберечь и не расплескать эмоциональный заряд до момента встречи с холстом, камерой, музыкальным инструментом, бумагой или зрителем.

Если же мы говорим о выражении негативных эмоций, которые ни в коем случае не должны разрушать окружающий мир и личность изнутри, в первую очередь речь идет о сублимации. Сублима́ция – процесс, представляющий собой способ снятия внутреннего напряжения с помощью перенаправления энергии на достижение социально приемлемых целей, творчество.

Википедия

Научиться сублимации – перерождению внутренней энергии в процесс созидания – одно из важнейших направлений развития творческой личности.

Золотая середина

Безразличие, безчувственность, сухость

Эмоциональность

Несдержанность, импульсивность, чрезмерная экспрессивность

Крылатые выражения об эмоциональности

Всякая эмоция только обогащает жизнь.
— Дж. Голсуорси —
…Эмоции направляют вас в процессе жизни к добру или злу…
— Дж. Мэрфи —
Страсти! Это ветры, надувающие паруса корабля, они его иногда топят, но без них он не может плавать.
— Вольтер —
Если ты разгневан, сосчитай до четырех; если сильно разгневан, выругайся.
— Марк Твен —

Что почитать?

Нина Рубштейн / Тренинг управления эмоциями
В книге представлен уникальный тренинг, помогающий управлять эмоциями, направлять их в нужное русло и позволяющий стать хозяином своих чувств и своего настроения.
Дэниел Гоулман / Деструктивные эмоции
Автор обьясняет, как осознать пустоту деструктивных эмоций, являющиеся источником многих человеческих страданий, научиться их контролировать, трансформировать и использовать для освобождения от негативного влияния.

Эмоциональный интеллект в психологии простыми словами, как развить у взрослого самостоятельно — 2 декабря 2021

Эмоциональный интеллект — одно из наиболее популярных понятий последних лет. Что это такое, почему важно распознавать эмоции и управлять ими, рассказывают эксперты в области психологии.

Эмоциональный интеллект: что это

Екатерина Дмитриева, тренер по развитию эмоционального интеллекта взрослых

Эмоциональный интеллект — это способность распознавать свои эмоции, понимать намерения, мотивацию и желания не только свои, но и других людей. Развитие эмоционального интеллекта помогает управлять эмоциями своими и окружающих с целью решения задач в жизни, отношениях, на работе. Он основан на четырех базовых факторах: самосознании, самоконтроле, эмпатии и умении управлять отношениями.

shutterstock.com


Эмоции сильно влияют на психологическое и физическое здоровье человека, поэтому важно не только их распознавать, но и проживать экологичным способом. Как развивать эмоциональный интеллект, придумали еще в девяностых. В 1995 году идею подхватил журналист Дэниэл Гоулман и выпустил всемирно известную книгу об этом термине. Популяризация этого понятия немного исказила суть научной концепции, но это не сделало работу автора менее важной.

EQ и IQ: разница

Эмоциональный интеллект не делает человека хорошим или счастливым. Это способность распознавать эмоции, использовать их для различных целей, понимать, как они возникают и возможность ими управлять. Также неправильно сравнивать IQ (уровень интеллектуального коэффициента) и EQ (уровень эмоционального интеллекта). Первый, по мнению научных исследований, дан нам с рождения, второй — можно развивать и повышать в любом возрасте.

shutterstock.com

Что дает эмоциональный интеллект

Эмоциональный интеллект присутствует у каждого человека с рождения. Мы что-то чувствуем, но не всегда понимаем, распознаем точные эмоции. Плюс в наследие от прошлого поколения людям среднего возраста достались запреты на проживание и проявление эмоций, что приводит к эмоциональным блокам и психологическим трудностям. При этом возможность замечать и распознавать свои эмоции, дружить с ними, может спасти от эмоционального выгорания, необдуманных поступков под действиями сильных переживаний, защитить себя и свое здоровье от большого количества стресса. Например, эмоциональный интеллект нужен при конфликтах. Когда вы понимаете собственные эмоции и эмоции партнера, можно предотвратить конфликты в семье, коллективе и в любых коммуникациях.

shutterstock.com

Умение распознать, что вы чувствуете, почему так происходит, что с этим делать, чтобы быть счастливым — это то, что важно и нужно развивать каждому из нас. Особое внимание важно уделять гневу. Динамичный ритм жизни, большое количество информации, людей и диалогов заставляет «закипать» от переизбытка всего, что давит на нас. И гнев, как реакция сопротивления, лидирует среди самых ярко выраженных эмоций. Умение управлять гневом — главная способность человека, которая помогает сберечь здоровье и сохранить отношения с окружающими. Эмоциональный интеллект также пересекается с темой страха, который незаметно руководит нашими решениями, заставляет сомневаться в себе, отказываться от жизни мечты, бояться рисковать.

Екатерина Рюмцева, психолог онлайн-школы «Коалиция»

Мало кто задумывается, почему люди с низкими интеллектуальными способностями бывают успешнее и счастливее тех, кто имеет высокие показатели IQ. Это можно увидеть по результатам исследований, которые показывают, что люди становятся успешными не только благодаря уму, но и умению понимать намерения, мотивацию и желания других людей, чтобы решать важные жизненные задачи, распознавать свои эмоции и управлять ими. Эти способности и называются эмоциональным интеллектом.

Человек с развитым эмоциональным интеллектом реагирует на причины, а не на эмоции. Это помогает рационально воспринимать критику, мнение других людей, понимать их и отвечать адекватной реакцией, даже если он с чем-то не согласен.

shutterstock.com

Эмоции как психический процесс

Эмоции играют большую роль в жизни человека, возможно, даже более масштабную, чем вы представляете. Допустим, вы спорите с другом или руководителем. Будет сложно донести свою точку зрения, если вы раздражены, кричите, чересчур эмоционально реагируете или оскорбляете человека. Когда сознание занято эмоциями, которые вы не можете уловить и отфильтровать, поступающая информация воспринимается с искажениями. Не получится вести конструктивный спор, что еще хуже, вы можете разругаться или потерять работу.

Подавление эмоций, неправильная их интерпретация или неумение их выражать сильно снижает качество жизни человека. И наоборот: развитие эмоционального интеллекта помогает улучшить взаимоотношения с людьми, повысить результаты в учебе и работе, сделать жизнь ярче и лучше. Психологи сходятся во мнении, что развитие эмоционального интеллекта лучше начинать с раннего возраста, но не страшно, если в детстве вам об этом не рассказывали. Эмоциональный интеллект — это навык, который можно тренировать в течение всей жизни.

shutterstock.com

Как прокачать эмоциональный интеллект

В работе над эмоциональным интеллектом помогает психотерапия. При достаточном уровне мотивации поможет регулярное самостоятельное выполнение упражнений

Эмоциональный интеллект: упражнения для тренинга

  • Заведите «Календарь эмоций» — регулярно записывайте, какую эмоцию вы испытывали на протяжении дня, почему и какая ситуация вызвала эту эмоцию, вам было приятно ее проживать или нет. Проследите, как на ваше эмоциональное состояние реагировало ваше тело, постарайтесь вспомнить все ощущения. Такой анализ поможет лучше чувствовать свое состояние и принимать эмоции не только на психологическом, но и физиологическом уровне.
  • Для осознания собственных эмоций важно научиться распознавать эмоциональные реакции других людей. В этом поможет простое упражнение: понаблюдайте за пассажирами в транспорте, коллегами на работе, людьми в общественном месте. Подумайте, какие эмоции они испытывают. Пофантазируйте, с чем это может быть связано.
  • Придумайте любой телесный метод, чтобы управлять своим эмоциональным состоянием. Например, вдох-выдох, сжать и разжать кулаки, досчитать до двадцати. Выполняйте эти действия в момент, когда чувствуете, что сейчас сорветесь, или чувствуете, что хотите повысить голос или обидеть человека.
  • Когда общаетесь с людьми, ставьте себя на их место. Подумайте, почему человек так говорит, какие эмоции чувствует, почему реагирует конкретным образом. Займите позицию наблюдателя и представьте, что видите ваш диалог со стороны. Какие эмоции вы при этом испытываете? Меняется ли восприятие? Вы довольны, как общаетесь с человеком?

Книги по развитию эмоционального интеллекта

  • Дэниел Гоулман. «Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ».
  • Дэниел Гоулман, Ричард Бояцис, Энни Макки. «Эмоциональное лидерство. Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта».
  • Сью Джонсон. «Обними меня крепче».
  • Джастин Барисо. «EQ. Эмоциональный интеллект на практике».
  • Сьюзан Дэвид. «Эмоциональная гибкость».
  • Лиза Фельдман Барретт. «Как рождаются эмоции».
  • Ларри Сенн. «Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями».
  • Пол Экман. «Я знаю, что ты чувствуешь».

Что такое эмоциональный интеллект и умеете ли вы им пользоваться

Сегодня мы поговорим про очень модную сейчас тему — это эмоциональный интеллект. Поскольку тема модная, есть огромное количество интерпретаций. Я бы хотела вам рассказать то, что действительно соответствует истине, то, что действительно может помочь: что такое эмоциональный интеллект, зачем он нужен, как он работает, и что мы можем сделать для себя или для ребенка (если у вас есть ребенок) для того, чтобы эмоциональный интеллект развивался оптимально.

У нас есть на самом деле не один тип интеллекта, а два. Говоря слово интеллект, мы думаем о том, как мы соображаем, какая у нас логика, какой у нас уровень интеллекта, уровень осведомленности, мы думаем про формально-логический интеллект. Это тот тип интеллекта, который развивается сейчас — все системы образования. И до школы, и в школе, и в институте мы развиваем именно формальный интеллект. А что есть какой-то другой, мы даже и не знаем. А он есть, и еще как есть, и еще как нужен.

Эмоциональный интеллект — это система оценки ситуаций, система принятия решений, система формирования решений, о которой обычно человек может быть не оповещен. Это более древняя форма интеллекта, более базовая, там не всегда есть корковый контроль и оповещение даже коры головного мозга о том, что происходит в зоне работы эмоционального интеллекта, но это наша первая, приблизительная, но при этом очень точная система оценки текущей ситуации и ее изменений.

Как понять, что у тебя эмоциональный интеллект работает? Вот вы заходите в комнату, вы не принимаете решение, вы не думаете, вы не пользуетесь логическими операциями, но посмотрев внимательно по сторонам, вы можете определить, какая ситуация в помещении, куда вы зашли, если вы, конечно, этого хотите. Потому что если вы заходите в вагон метро, вы не воспринимаете ничего, там может быть сотни человек, вам совершенно нет никакого дело до того, что же у них происходит, только если мы не чувствуем опасности.

Эмоциональный интеллект, эмоциональная система оценки ситуации, прежде всего, про опасность, и это нужно запомнить. Эмоциональный интеллект срабатывает ярче и быстрее всего в те моменты, когда мы чувствуем опасность. В принципе это приблизительная, внеинтеллектуальная оценка ситуации по принципу опасно/безопасно, интересно/не интересно, можно сказать, тепло/холодно эмоционально, нужно/не нужно. И на самом деле это очень совершенная форма оценки, потому что именно на уровне эмоционального интеллекта мы выбираем себе партнеров. Очень редко мы делаем интеллектуальный выбор, как правило, он ошибочный. Мы смотрим на человека и думаем: «Так, значит, на тебе такой пиджак…», как Шерлок Холмс. Помните, как он оценивал? Сканер. Мы не делаем так, мы смотрим другим совершенно образом на человека, и мы чувствуем его эмоционально, и принимаем решение, мое/не мое, нужно/не нужно, наше/не наше.

Если давать такое базовое определение, то эмоциональный интеллект — это способность воспринимать эмоции, состояния других людей и на них релевантно откликаться, адекватно откликаться.

И сейчас иногда как часть эмоционального интеллекта у человека позиционируют возможность перевести свои ощущения в слова — не просто почувствовать, но и перевести в слова, и что-то с этим сделать уже на уровне других систем восприятия.

Как развивается эмоциональный интеллект и как он может не развиваться? Тоже это базовая древняя штука. Развивается он очень-очень рано в онтогенезе, в процессе развития ребенка. Еще формальный интеллект не развит вообще, а эмоциональный интеллект уже развит вовсю, и это база. Первый год развития (вспоминайте своих малышей, у кого они есть) ребенок не говорит, он не воспринимает слова, он не воспринимает логику, но он уже строит отношения: он улыбается или он боится, он плачет, он тянется или он отталкивается — во всем этом принимает участие эмоциональный интеллект. Ребенок строит свои отношения без слов, без фраз, без логики, он строит их на основе совершенно других механизмов, принимая во внимание работу других механизмов.

Различать знак эмоций, различать модальность эмоций — часть работы эмоционального интеллекта.

У кого-то это развито сразу и очень-очень хорошо. Считается, массовых исследований достоверных на больших выборках по-прежнему нет, считается, что

у девочек с этим несколько проще, что у девочек в нашей культуре эмоциональный интеллект развивается лучше. Нет четкой статистики, потому что, скорее всего, есть версия, что это связано с тем, что девочек воспитывают по-другому, и реакции на девочек такие, что у них легче развивается эмоциональный интеллект. Девочкам в нашей культуре меньше оттормаживают эмоциональные реакции, больше поощряют их эмоциональность, в результате их эмоциональный интеллект лучше развит. Но по факту действительно у девчонок немножко полегче с восприятием эмоций, культура не запрещает и не блокирует их эмоции.

Мы знаем, что эмоции есть положительные и есть отрицательные, есть входящие, есть исходящие. То есть, есть те эмоции, которые мы испытываем, есть те эмоции, которые мы воспринимаем.

Часть эмоционального интеллекта — это декодеровщик эмоций других людей, правильный декодеровщик, еще одна часть — адекватное выражение своих состояний через язык эмоций. Конечно же, эмоциональный интеллект связан с невербаликой — невербальное проявление состояний. Считается, что при первом знакомстве между людьми, любыми, 80% идет по невербальным каналам и воспринимается не интеллектом обычным, а совершенно другими частями, то есть эмоциональным интеллектом, мы смотрим на человека, и только часть — это наши интеллектуальные впечатления. Мы смотрим на выражение лица, на позу, на то, как человек двигается, на то, как он разговаривает, как меняется его лицо во время разговора, и мы получаем очень много впечатлений, которые нам позволяют сделать оценку человека и ситуации, опять же не пропуская через мозг. Это некоторая оценочная система, которая работает сама по себе, не выводится в верхние отделы, без нашего запроса, как алгоритм. Мы можем научиться, и людям, которые работают на управленческих должностях, на тех, которые работают с людьми, им как раз очень полезно развивать навыки вывода работы эмоционального интеллекта в слова.

Вернемся к тому, как развивается эмоциональный интеллект. Мы должны уметь, если мы живем с людьми, считывать их эмоции, потому что именно с эмоциями связано принятие, не принятие, опасность, безопасность. Обычно ребенок в три-четыре года смотрит на выражение лица мамы и связывает ее выражение лица, ее слова, ее улыбки, ее тон голоса, ее позу с тем, что она делает и как она делает. И ребенок очень-очень рано, даже не умея еще хорошо разговаривать, знает: ага, вот мама сегодня пришла злая, уставшая, лучше к ней не подходить или вот, мама сейчас в таком классном настроении, сейчас можно ее попросить, она мультик включит. Если его попросить объяснить, а как ты это понял, он не объяснит, но он уже этим владеет, он уже это использует, это работа эмоционального интеллекта.

Точно так же мы на самом деле все эти механизмы используем во взрослой жизни. Мы прекрасно знаем, начальник пришел, или там коллега, он ничего еще не сказал, но по тому, как он повесил пальто, положил сумку, открыл компьютер, мы уже понимаем, в каком он расположении духа и что лучше. В паре супружеской, конечно же, тоже все это вовсю развивается, если только мы это не блокируем сознательно. В очень близких отношениях у человека возникает возможность блокировать входящие эмоции. «Да, я знаю, как тебе, но мне не интересно», — например, говорит подросток маме. Он говорит это не вслух, он говорит себе: «Я не буду воспринимать входящие от тебя сигналы, потому что ты меня все время дергаешь и расстраиваешь». Это тоже работа эмоционального интеллекта, блокировка входящих.

Что можно, и мне кажется, очень полезно делать, особенно сейчас, понимая, что школа не развивает, институт не развивает, культура, в нашей культуре не принято развивать эти способности, у нас есть определенный блок способностей, на который мы настроены на то, что их надо развивать, все остальные, человек если захочет, сам для себя разовьет. У нас в школе не учат изобразительному искусству, только базовым навыкам, если мы хотим рисовать, мы идем и рисуем где-то в другом месте. Наши школы не учат координации движений, если мы хотим, мы идем и занимаемся спортом. Значит, если мы хотим, мы можем у себя эти навыки развить. Есть специальные системы занятий, а есть возможность обратить немножко внимания на собственные реакции. Обычно мощнейший толчок для развития эмоционального интеллекта дают, как ни странно, подростковые, юношеские и вообще всех уровней жизни человека дружбы. Когда мы дружим, когда мы с кем-то общаемся очень близко, когда с кем-то разговариваем о том, что у нас на душе, когда мы делимся эмоциями и переживаниями, когда мы подпускаем человека очень близко именно к эмоциям и чувствам, мы тем самым даем толчок к развитию и раскрытию своего эмоционального интеллекта. Человек устроен так, что если его какие-то состояния переводятся в слова, они фиксируются формальным интеллектом и уже становятся достоянием самого человека.

Давайте вернемся на несколько шагов назад. Итак, как определить, что у вас там с эмоциональным интеллектом, а то все говорят, все так вроде важно, модно, а про что это.

  • Умение считывать эмоции и состояния другого человека без слов. Поставьте себе внутреннюю оценку по шкале от нуля до десяти баллов, где ноль — это вообще не умею, ничего не понимаю, а десять — это легко, максимально легко считываю состояние людей, если я этого хочу.
  • Умение блокировать входящие сигналы по своему желанию. То есть и умение видеть и умение не видеть, не воспринимать, только которым вы владеете, а не которое включается само по себе. Знаете, бывает, что у человека как переборки в подводной лодке, выбрасываются автоматически, раз — и он дистанцировался, он отдалился, его нет в коммуникации, но он сам этого не хотел, с ним это произошло. Тут мой вопрос про то, когда вы можете сознательно, скажем, находясь в усталости, или находясь в потенциально токсичной агрессивной среде, не расположенной к себе, отключить способность воспринимать эмоции других. Это все входящие эмоции. А теперь исходящие.
  • Насколько релевантно, насколько адекватно вы можете показывать свое состояние, если хотите. Вот скажем, вам грустно, вы переживаете горе, у вас годовщина какого-то печального события, и вы хотите, на самом деле, чтобы вам сочувствовали, но вы не хотите об этом говорить, вам не хочется говорить словами. Можете ли вы показать так, чтобы люди близкие, понятно, что не люди в метро или где-то там в ресторане, почувствовали, как вам?
  • Вы понимаете, способность не показывать эмоции. Ну, это мы все умеем. Вот в России прекрасно учат оттормаживанию исходящих эмоций. Это делают на уровне ясель, это делают на уровне школы, это делают везде. Ты хороший, если ты умеешь заблокировать и не показать, как тебе. Я это поняла, хоть со своим образованием, я это поняла, только столкнувшись с совершенно другими традициями восприятия, восприятия сложных ситуаций в социальном пространстве. Скажем, в европейской культуре ждут, что если у тебя горе, ты будешь его показывать, ждут, что если у тебя трудности, ты обратишься, что ты не будешь это скрывать. И когда не видят проявлений, типичных для нашей культуры, они говорят — это что, что с тобой, ты не плачешь? Или, ты же счастлив, почему ты не проявляешь экспрессию? Мы обучены блокировать. В общем-то все равно, несмотря на такое социальное обучение, есть люди, которые по-прежнему, у них такие особенности личные, что им это трудно. Вот, это основные показатели.

Все дальнейшие цепочки развития эмоционального интеллекта более сложные, потому что в принципе можно, и некоторым и нужно, учиться разбираться в более сложных социальных взаимодействиях эмоциональных вне себя. Очень важный и значимый блок возможностей эмоционального интеллекта — это настроиться на состояние людей ближнего круга. Тут на самом деле, если говорить об эмоциях, у нас есть разные круги приближения. У нас есть люди, которые находятся в дальнем кругу, на средней дистанции, и самые близкие. И по отношению ко всем этим трем категориям граждан наш эмоциональный интеллект, наши эмоции работают по-разному. Мы совершенно одним образом общаемся с отдаленным социальным окружением и совершенно иначе с самым близким. Иногда человек, придя с работы, переносит эмоциональные модели взаимодействия со среднего круга окружения на близкий круг. Это всегда очень трудно. Потому что в ближнем кругу мы должны быть другими — мы хотим быть другими, мы хотим быть теплыми, мы хотим быть откликающимися, мы хотим быть поддерживающими, если у нас есть эти ближние отношения. А мы можем из внешнего мира приносить очень жесткие модели блокировки, дистанцирования, обесценивания.

В общем-то разобраться с тем, как работает ваш социальный интеллект, какие у вас самые привычные эмоции, какие эмоции вы легче всего воспринимаете, это любимые топ-3 ваших эмоций, которые вы легче всего воспринимаете, которые вы легче всего выдаете. Это очень интересная область.

Есть и девочки и мальчики, и юноши и девушки, и женщины и мужчины, обоих полов люди, которые испытывают определенные затруднения при развитии эмоционального интеллекта. То есть, обращая свое внимание на эту область, вы видите, что что-то не так, как хотелось бы. Почему? Есть много вариантов, я вам расскажу про самые простые. Первое, как ни странно, испытывают трудности в области эмоционального интеллекта те, кто очень чувствителен. Казалось бы, у них же все способности есть, почему? Дело в том, что адаптативные механизмы у человека работают очень совершенно, и тот, кто чувствителен до предела, выстраивает свои защиты так (тоже без оповещения интеллекта) что перестает чувствовать. Одна из версий развития аутизма — это дети с очень высокой чувствительностью, с настолько высокой чувствительностью, что для них любая эмоция болезненна, они полностью отключают чувствительность. Это упрощенная модель аутизма. Бывают люди, которые на самом деле очень эмпатичны, сверхэмпатичны, невероятно чувствительны. И они по ходу своего развития принимают решение и становятся такими «дубовыми» — они залезают в танк, в броню. Это один вид. Второй вид — бывают варианты, когда есть математические способности, когда нет, когда есть способности к эмоциональному взаимодействию, и когда их меньше, есть дети, у которых в принципе чувствительность снижена. Они не чувствую автоматически, как на них реагируют, какие эмоции у собеседника, что происходит в коллективе. Они могут включать эмоциональную систему восприятия через интеллект, их нужно специально учить. Так называемые люди, у которых «парктроник» не работает. Они не чувствуют, как близко можно подойти к человеку, иногда они подходят слишком близко, когда он берет тебя за лицо, и не чувствует, что тебе не хочется. Или подходит к тебе человек и начинает тебе душу наизнанку выворачивать, рассказывать какие-то обстоятельства, которые ты совершенно не запрашивал, как там «синдром попутчика», ты услышишь все жизненные истории, хотя совершенно тебе не интересно. А бывает совсем иначе, бывает, что человек не подходит, и это в рамках данной культуры совершенная дикость — ты должен быть ближе, а ты очень далеко. Если «парктроник» не работает, имеет смысл довольно рано это определить, так рано, как возможно, и помочь. Для детей и подростков есть специальная система занятий, которая помогает развивать эмоциональный интеллект. Для взрослых можно и нужно, наверное, устраивать определенные ситуации взаимодействия, где эмоциональный интеллект начнет как бы катализированно развиваться.

Но всегда и везде для взрослого человека нужно понимание и принятие решения. У нас невероятные способности к адаптации, если мы понимаем, что у нас есть что-то, но оно у нас почему-то не работает, нам полезно понять, почему оно не включилось. Очень часто сниженный эмоциональный интеллект у детей, которые росли в очень токсичной среде: семьи алкоголиков, очень конфликтные семьи, детдома. Там нужно было снизить чувствительность, чтобы выжить эмоционально. Значит, мы понимаем историю и мы говорим, да, я хочу, чтобы этого было больше. Как только человек это понимает, принимает решение, да, мне это интересно развивать у себя, во-первых, он снимает блок с развития возможностей, и постепенно начинает подбирать себе активности, дела, людей, в отношениях с которыми это может развиться. Так что тема очень интересная, богатая, для начала проанализируйте ваше текущее состояние дел.

Фото в коллаже: Кадр из сериала «Шерлок» / BBC Wales

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Социально-эмоциональное развитие: как научиться понимать людей

Елена Сергиенко, доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института психологии РАН

Интервью с психологом Еленой Сергиенко о модели психического, копинг-поведении и управлении эмоциями: как дети учатся понимать эмоции и обман, почему эмоциональное развитие важнее интеллектуального, как измерить эмоциональный интеллект и т. д.

Еще больше материалов на тему «Психология развития ребенка» вы найдете в нашей библиотеке. Подборка из статей, видеолекций, мультфильмов, интервью, тестов, списков полезной литературы подготовлена для вас нашим фондом в сотрудничестве с сайтом «ПостНаука».


Мы воспитываем детей, заботясь об их образовании, оценках и грамотах. Но то, насколько успешно человек взаимодействует с окружающими, в большей степени определяет его жизнь. Мы решили разобраться в проблеме вместе с Благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее» и открыли проект «Психология развития: как дети учатся понимать эмоции и управлять ими». В первом материале психолог Елена Сергиенко рассказала, из чего состоит социально-эмоциональное развитие ребенка.

Как мы понимаем внутренний мир друг друга?

Есть две ключевые способности, которые нужны для понимания себя и для взаимодействия с другими людьми в социуме. Первая способность — это эмоциональный интеллект, то есть понимание своих эмоций, распознавание эмоций других, способность осознавать эмоции, управлять ими и использовать в решении более сложных проблем. Вторая, более широкая способность, куда включен эмоциональный интеллект, ― это модель психического, способность понимать психические состояния свои и другого человека. Эта способность развивается в течение всей жизни и имеет свои особенности в разных возрастах. Поскольку внутренний мир человека — это скрытая от нас реальность, то о ней мы можем строить только гипотезы. И по некоторым внешним проявлениям — движениям глаз, рук, тела — мы уточняем эту гипотезу.

Все люди и даже животные обмениваются друг с другом внутренними состояниями. Они позволяют нам взаимодействовать, предсказывать поведение другого человека и корректировать свое поведение в зависимости от его внутреннего состояния. Понимать внутреннее состояние другого человека — фундаментальная способность, которая позволяет войти в социальный мир и построить собственные стратегии, сценарии поведения в нем.

Как ребенок учится понимать эмоции?

Младенцы еще в утробе матери на последних месяцах беременности делают гримасы с различными эмоциями. Работы конца 1970-х годов описывали, что дети спустя час после рождения умеют повторять лицевые движения и эмоции, которые им показывают (например, высовывать язык, имитировать удивление). Но способность к имитации, то есть освоению некоторых признаков эмоций, еще не значит понимание эмоций. На пути к модели психического нужно пройти много очень разных этапов. Важным в развитии ребенка является возраст три-четыре года ― тогда дети начинают понимать, что их убеждения, представления, их психическое может отличаться от психического другого человека. Сначала они отождествляют то, что знают сами, с тем, что понимает и думает другой человек.

Простой пример: если ребенку показать коробку из-под печенья и спросить, что там находится, он скажет: «Печенье». Откроем коробку и покажем, что в ней предметы для шитья: нитки, иглы и пуговицы. Если после этого спросить: «А если сейчас придет твой друг Петька, то что он подумает о том, что лежит в коробке?» Дети до четырех лет отвечают, что нитки и пуговицы, то есть идентифицируют свое знание и знание другого ребенка. Дети пяти лет скажут, что Петька подумает, будто в коробке печенье, захочет его съесть, а печенья на самом деле нет.

Какими бывают эмоции?

Существует деление на простые и сложные эмоции. Базовые эмоции хорошо различаются с самого рождения, как правило, это приятные эмоции — счастье, радость. Поскольку ребенок рождается беспомощным существом и полностью зависит от взрослого, то ему нужно распознавать человеческое лицо, самый активный стимул во всем окружении. Если лицо улыбается, это сулит поддержку и выживание, в отличие от лица сердитого, печального, депрессивного. К четырем годам ребенок начинает различать неприятные эмоции: печаль, злость, страх.

Сложные эмоции — это эмоции гордости, вины, совести, они требуют соединения многих компонентов в одном. Эмоция гордости — это и понимание уровня твоих заслуг, значимости того, чего ты достиг, и радости в одном событии. Если маленький ребенок обманул кого-то и прибежал первый, потому что срезал круг на эстафете, он испытывает чувство гордости: ребенок добился результата, и неважно, какими методами. Младшие школьники, подростки понимают, что гордость — это результат сложных усилий, преодоления, в простой задаче твоя победа ничего не значит. Более того, если ты обманул и достиг прекрасного результата, ты все равно будешь знать, что цена такой победы низка. Иногда дети говорят: «Мне стыдно, но я не знаю почему». То есть детям сложно выделить разные составляющие сложных эмоций.

Отдельно выделяют амбивалентные эмоции, когда человек испытывает две противоположные эмоции одновременно. Радость и грусть, злость и счастье — все вместе в одной ситуации, по поводу одного и того же объекта. Только в младшем подростковом возрасте дети способны совместить две противоположные эмоции на одной ситуации, а не испытывать их последовательно. Например, я почувствовал радость, оттого что младший брат обогнал меня: мне показалось, что папа очень этого хотел. Но одновременно я почувствовал обиду, потому что это победа, несправедливо доставшаяся брату. Амбивалентные чувства не всегда имеют место в житейской психологии, которой присуща бинарность понятий: хорошее — плохое, черное — белое. Надо прилагать некоторые усилия, чтобы эту бинарность разбить и мир бы казался изменяющимся, где представлено все: хорошее и плохое, серое, черное и белое — вообще все цвета и оттенки. Вот эти усилия должны провоцироваться социумом и культурой.

Когда дети начинают понимать обман?

К пяти годам дети начинают понимать обман и пользоваться им. Чтобы манипулировать, нужно понимать и уметь сравнивать свое и чужое представления. В более раннем возрасте дети используют обман интуитивно. Обман в человеческом поведении появляется сначала как чисто когнитивный феномен, и только потом он обрастает морально-личностными характеристиками: в каких случаях можно обманывать, кого надо обманывать, как надо обманывать.

Например, вы не сообщаете информацию, хотя у вас о ней спрашивают, — это утаивание информации. Дети не думают, что это обман, а люди после тридцати лет считают это естественным поведением, которое позволяет пощадить другого человека. Подростки же называют утаивание информации самым настоящим обманом.

В моральных оценках обмана важно оценивать две составляющие: обман как таковой и обман как намерение. Если это намерение, оно может быть альтруистическим или эгоистическим. Обманывать, чтобы пощадить другого человека, или обманывать ради того, чтобы выгородить себя. Здесь обман приобретает такие размытые формы, которые его отличают от намеренного обмана, или лжи. Если их различить терминологически, то в одном случае это будет ложь, а в другом случае невинный альтруистический обман. Сначала дети учатся распознавать простые эмоции, а потом более сложные.

Что такое копинг-поведение?

В житейской психологии из-за увеличения интеллектуальной, информационной сложности, эмоциональной насыщенности, стрессогенности есть тенденция все упрощать, радоваться простым радостям. Копинг-поведение есть поведение совладания со сложностями, стрессами, трудными ситуациями. Впервые термин появился в психологической литературе в 1962 году. Лоис Мэрфи применила его, изучая, каким образом дети преодолевают кризисы развития. В 1966 году Ричард Лазарус в книге «Psychological Stress and Coping Process» («Психологический стресс и процесс совладания с ним») обратился к копингу для описания осознанных стратегий совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями.

Выделяют различные копинг-стратегии: продуктивные и непродуктивные, когнитивные и эмоционально-ориентированные. Совладание с трудной жизненной ситуацией помогает преодолеть негативные переживания и начать поиск решения проблемы. И дети постигают это постепенно, так же, как и взрослые. Это требует постоянной психической работы, которая подчас для нас совершенно незаметна, но некоторые переживания сильные, они делают ее весомой и очевидной. Тогда мы это называем уже не эмоциями, а переживаниями, сложным, многоэтапным процессом рефлексии с фокусом сознания на проблеме, с различными как бы заходами для решения этой проблемы. Это целый этап, который ведет к существенной перестройке человеческой организации.

Почему эмоциональное развитие важнее интеллектуального?

Недостаточно все время обращать внимание только на развитие интеллекта у детей. Он необходим во всех сферах жизни как способность адаптироваться к внешним воздействиям. Но эмоции предшествуют интеллекту, они помогают проанализировать ситуацию, в которой находится человек. Под влиянием разных эмоций одну и ту же ситуацию можно увидеть по-разному: Москва может казаться перегруженным городом не для жизни, а может казаться городом великих возможностей.

Текущие эмоции, которые всегда ситуативны, образуют настроение ― более устойчивое образование. Чтобы изменить настроение, нужно приложить усилия (несколькими разными эмоциями или интеллектуально). Поэтому некогнитивные факторы способствуют хорошему отношению к образовательной среде. Очень важно, чтобы дети ходили в школу с удовольствием, не имели трудностей со своими товарищами, научились разбираться в себе, научились понимать не только эмоции, но и намерения, заботы, убеждения других людей. То есть овладели теми навыками, которые делают для них мир понятнее — более управляемым, более прогнозируемым, более податливым, в котором реализация твоих интеллектуальных способностей удастся гораздо лучше.

В Америке, во всех странах Европы, даже в Египте и Иордании реализуются программы социально-эмоционального обучения. У этих программ разные теоретические основания, но во всех отмечается: есть очевидные способности, которые надо развивать, чтобы усилить потенциал современных школьников. Учиться стало эмоционально труднее, стало много социальных и культурных вызовов. Данные указывают, что эта способность улучшает академическую успеваемость и атмосферу в классе, улучшает отношения «ребенок ― родитель». Чтобы обеспечить жизнь семьи, родители много работают, поэтому редко видятся с детьми. Наладить взаимопонимание между родителями и детьми бывает непросто, поэтому программы социально-эмоционального развития направлены и на вовлечение семьи, учителя и руководство школы.

Когда говорят: «Мы ищем таланты» или «талантливый ребенок», забывают об обратной стороне — нереализованности. Очень талантливые люди часто оказываются абсолютно нереализованными. И менее талантливые люди имеют гораздо больше выигрыша, отдачи в своей работе, потому что другие качества позволяют им свой потенциал реализовать полностью.

Как устроены программы социально-эмоционального развития в школах?

Наша программа социально-эмоционального развития включает и эмоциональный интеллект, и развитие способности к «чтению» психических состояний ― и своих, и других людей. Эти взаимосвязанные способности позволяют развивать социальную компетентность и существенно усилить эффективность обучения за счет некогнитивных факторов. Программа охватывает обучение детей от четырех до шестнадцати-семнадцати лет и состоит из четырех ступеней: дошкольников, младших школьников, младших подростков и старших подростков.

Все задания, предлагаемые для обучения, соответствуют возрастным возможностям детей и подростков. Несмотря на своеобразие четырех программ, все они состоят из пяти частей: «Восприятие и понимание эмоций», «Понимание ментальных состояний», «Понимание неверных мнений» (включая обман, недоразумения, бестактность, юмор, сарказм, иронию, черный юмор), «Понимание морально-нравственных аспектов поведения», «Социальные взаимодействия». Каждая программа состоит из двадцати занятий с повторами по 30 минут.

Для каждой возрастной ступени созданы «Руководство для учителя», «Материалы для родителей», «Теоретико-методическое описание программы и возрастных особенностей детей», «Рабочая тетрадь для учащихся». Эти программы созданы коллективом ученых Института психологии РАН (Е. А. Сергиенко, Е. И. Лебедева, А. Ю. Уланова) и Психологического института РАО (Т. Д. Марцинсковская, Е. И. Изотова) под руководством д. п. н., профессора Е. А. Сергиенко. Программы имеют строгие научные основания, базирующиеся на исследованиях авторов.

Цель программы ― подготовить детей и подростков к нарастанию сложности в мире, улучшить социально-эмоциональный климат в школе, семье и при взаимодействии со сверстниками, научить детей понимать себя и окружающий мир, строить собственные способы социальной коммуникации, справляться с трудностями и стрессами и повысить эффективность обучения и дальнейшей жизни за счет некогнитивных факторов саморазвития. Мы сейчас находимся на стадии пилотажного внедрения программы, пока мы обучаем учителей, которые будут в ней участвовать.

Дальше с ними будут работать на уровне супервизии психологи — мы, авторы этой программы, надеемся подготовить тренеров, которые будут помогать учителю. Сейчас много желающих участвовать в этой программе, но мы ограничились небольшим количеством школ в Москве и Тюмени. Это две площадки, на которых будет вестись апробация программы. У нас есть блок материалов с заданиями, который призван вовлечь родителей в программу и обратить внимание на своего ребенка, обсуждать свои и его эмоции, показывать выходы из ситуаций, обсуждать фильмы, книги.

Родителям нужно говорить с детьми об их переживаниях, эмоциях, чувствах и проблемах. Научить ребенка управлять собою — это залог в том числе и его социального продвижения, реализации человеческого капитала. Ключевое звено программы — учитель. Поскольку он имеет дело с эмоциональными, интересными задачами, то для него это тоже профилактика эмоционального выгорания, которой учителя страдают через несколько лет работы в школе. Перспективы развития — это дальнейшая интеграция различных понятий, какую мы предприняли в программе. Это включение эмоционального интеллекта в более широкий круг психических состояний, обязательное изучение контроля поведения, который включает и волевой аспект. Это более широкая концептуальная канва, которая позволит индивидуализировать подход к пониманию человека.

Как измерить эмоциональный интеллект?

Существует несколько моделей эмоционального интеллекта. Теоретически хорошо обоснована модель Мэйера ― Сэловея ― Карузо. Она указывает на то, что эмоциональный интеллект — это способность человека, которую можно оценить и развить. Как любая психическая способность, она латентна: она не проявится, пока не нужно будет решить какую-либо задачу. Тест эмоционального интеллекта Мэйера ― Сэловея ― Карузо построен не на опросниках, к которым очень много замечаний с точки зрения искренности, социальной желательности — человек всегда себя хочет представить в лучшем свете.

Опросниковыми тестами эмоционального интеллекта являются тест Дэниела Гоулмана, модель социального интеллекта Рувена Бар-Она, опросник Дмитрия Люсина «ЭмИн» и другие. В отличие от указанных тестов, которые построены на смешанных моделях (эмоций и личностных качеств), только модель Джона Мэйера и Питера Сэловея построена на представлениях о том, что эмоциональный интеллект — это психологическая способность, объединяющая как эмоции, так и когниции. Второе принципиальное различие в том, что это инструментальный тест, состоящий из вербальных и невербальных задач. Он продемонстрировал свою высокую надежность и кросс-культурную согласованность, тест Мэйера ― Сэловея ― Карузо показывает способности идентифицировать эмоции, использовать их в каком-то виде деятельности, способность понимать эмоции, управлять ими.

Как научиться управлять своими эмоциями?

Взрослые тоже могут научиться управлять своими эмоциями. В тренинге по эмоциональному интеллекту есть задача, которая учит регулировать собственные эмоции. Прежде всего нужно их осознать, этому мы учим и детей. Нужно резко заставить себя остановиться, очень глубоко вздохнуть, подумать о том, что ты бываешь лучше. Важно справиться с неприятными эмоциями, представить, что ты можешь быть другим. Подумать о ситуации, то есть перевести область неосознанного реагирования в осознанную. Нужно попытаться изменить взгляд на ситуацию и решить эту проблему или просто выйти за ее пределы. У нас есть специальные задания на регуляцию эмоций, когда учатся глубоко вздохнуть, остановиться, подумать о себе и рассказать, что случилось.

На рассказе построена вся психотерапия, строго говоря, психотерапевтами являются и подруги, и друзья, и родители, и священники. Когда вы рассказываете о ситуации, вы облекаете эмоции в совершенно другую форму. Вы пересказываете суть проблемы, которая вам помогает посмотреть на ее причину. Эмоциональный интеллект — это только одна из опор, на которой строится эффективность. Показано, что у руководителей высшего звена эмоциональный интеллект незначительно выше, чем у среднего звена. То есть эмоциональный интеллект сочетается с другими факторами. Во-первых, высокая мотивация в работе, во-вторых, хорошие когнитивные данные, то есть интеллект.

В-третьих, способность «читать» психическое состояние других людей, потому что мало ориентироваться только на эмоции ― нужно прогнозировать поведение человека с учетом его организации. Часто успешность в бизнесе зависит от манипулятивных способностей. А неоднократно подтверждено, что так называемый высокий макиавеллианский интеллект сопряжен с худшим распознаванием эмоций. Человек не может манипулировать другими людьми, если ему важна их реакция.



Читать статью на сайте «ПостНауки».

Еще больше материалов на тему «Психология развития ребенка» вы найдете в нашей библиотеке. Подборка из статей, видеолекций, мультфильмов, интервью, тестов, списков полезной литературы подготовлена для вас нашим фондом в сотрудничестве с сайтом «ПостНаука».

автор материала

Елена Сергиенко

Понравился материал?

Оцените его:

Назад

Психология управления. Эмоциональность | TMS RUS

Из интервью Владимира Познера:

«….Русские все-таки очень эмоциональные, у русских бывают взлеты и падения настроения… то восторг, то полное разочарование, то глубокое страдание. Прямо скажем, любят выпить…. Кроме того, литературный дар. У русских он необыкновенный. Потом – любят подраться. И очень быстро помириться. Очень обаятельные, очень талантливые. И как маятник, то влево, то вправо качнут…..»

«Не в бровь, а в глаз», лучше и не скажешь. И это совсем не философская тема, а скорее фактор, мешающий продуктивной деятельности многих российских компаний и коллективов. Фактор, который нужно учитывать всегда при внедрении систем управления и взаимодействии с персоналом. И что же нам делать с этим наследием предков?

Во-первых, РАЗОБРАТЬСЯ, в чем состоит  национальная особенность:

  • В иностранных компаниях люди ориентированы на деятельность,  на наших предприятиях – ментально отстранены  от рабочего процесса. 
  • Наши зарубежные друзья сдержаны в личном общении, держат дистанцию. Мы же привыкли жить чувствами.
  • Иностранцы уважают свободу и границы другого человека. Русский — границы своего внутреннего мира, личный комфорт.
  • У нас не принято улыбаться незнакомым людям, российским людям присущ некий негативизм.

Есть и положительный аспект. «Страшен гнев человека, который гневается раз в году». Это не про нас. Мы выплескиваем эмоции сразу, «кто не спрятался, я не виноват». Но в то же время, как показывает статистика, у россиян доля самоубийств гораздо ниже, чем, например, среди японцев (все эти комнаты разгрузки, чучело  начальника и прочие атрибуты)  или индусов.   

Во-вторых, ОСОЗНАТЬ, что мы действительно бываем излишне эмоциональны в работе. Это наш менталитет, особенность национального характера. И это факт. Так почему же не попытаться использовать его во благо? У монеты всегда две стороны, см. таблицу:

ПОЛЬЗА В ЧЕМ СЛОЖНОСТЬ?
+ В творческих профессиях или заданиях  эмоции необходимы. Согласитесь, нас никогда не вдохновит игра актера с лицом «poker face». — Импульсивность сотрудника (если он, конечно, не работает в театре) мешает в делах. В системе управления рассудительность и рационализм играет большую роль.
+ С помощью эмоций можно легко манипулировать людьми. Это хорошо знают политики, юристы, продавцы, руководители.  — Зависимость от собственных эмоций предполагает отсутствие ответственности за  поступки и действия.
+ Эмоциональные люди предсказуемы, с ними легко выстроить коммуникацию. С хладнокровными сложнее, их реакцию тяжело предугадать.  — Отсутствие эмоциональной составляющей создает сложности самому человеку. Например, барьеры в общении с коллегами.
+  Эмоциональные люди легко выплескивают как позитив, так и негатив  наружу. Они всегда выигрывают в плане психического здоровья. —  Если игнорировать эмоции, энергия, которая дана для действия (беги или сражайся), копится внутри и становится  разрушительной для человека.
+ Эмоциональные люди открыто делятся радостью, хорошими новостями, достижениями, заряжая позитивом других.  — Мы, не задумываясь о последствиях, выплескиваем негатив на тех, кто оказался под рукой, что приводит к производственным конфликтам, стрессам, выгоранию. 

И в третьих,  НАУЧИТЬСЯ УПРАВЛЯТЬ ЭМОЦИЯМИ. Любая эмоция – это ключ к пониманию себя и лучшему пути к целям.

Чаще всего проблемой излишней эмоциональности сотрудника становится обычная неуверенность в себе. Мы никак не сможем повлиять на эмоции другого человека, не заставим его измениться в одночасье. Единственное, что мы можем сделать – научить себя правильно реагировать на происходящее. Тему эмоционального интеллекта мы подробно разбираем на нашем тренинге «Психология изменений и производственная коммуникация».  

И самое главное – АНАЛИЗ. Наша большая ошибка состоит в том, что мы стараемся как можно быстрее забыть негативный инцидент, удалить его из своих мыслей. В результате, вместо бесценного опыта, мы получаем разочарование, чувство стыда, вины. Поэтому и наступаем  на «те же грабли» в следующий раз.

А если взять за правило регулярно производить анализ эмоций, задавая себе вопросы: «Что сейчас меня так вывело из себя?», «Есть реальные причины для гнева?», «Я всегда так реагирую в подобных ситуациях?».

В таком случае, наши автоматические реакции будут вытеснены, а на смену придет осознанная модель поведения. Когда мы спокойны и контролируем ситуацию, мы не станем биться головой о стену. Мы посмотрим по сторонам и увидим ВЫХОД. И, возможно,  даже не один, а целых два или три.

Наталья Анохина

Психолог
Департамент обучения и комплексных проектов
[email protected]

Эмоциональный интеллект

ГлавнаяО проектеНовостиЭмоциональный интеллект

21.04.2020

Эмоциональный интеллект помогает руководителю и его команде быть успешными. О том, как его развивать, рассказал на вебинаре проректор по повышению квалификации Университета Правительства Москвы, эксперт по обучению и развитию персонала Сергей Журихин.

Эмоциональный интеллект — это оборотная сторона рационального интеллекта, способность человека управлять своими эмоциями, понимать эмоции и намерения других и благодаря этому эффективно решать любые задачи. Именно эта часть нашего сознания позволяет нам быть не только умными, но и успешными и, что не менее важно, счастливыми.

Любопытна разница между обладателями высокого и низкого эмоционального интеллекта. Так, для обладателей низкого эмоционально интеллекта характерны неуверенность в себе и своих действиях, склонность к чрезмерной самокритике, неспособность находить общий язык с окружающими, чрезмерная скромность и непредвзятость к окружающим.

А вот обладатели высокого, натренированного эмоционального интеллекта обладают действительно полезными навыками:

  • Умеют сдерживать эмоциональные порывы, несмотря на провалы и неудачи.
  • Сами создают для себя мотивацию.
  • Умеют откладывать получение мгновенного удовлетворения.
  • Настойчиво стремятся к достижению цели.
  • Не дают стрессу или психологическому страданию лишить себя возможности думать.
  • Контролируют свое настроение.
  • Отвлекаются от неприятных мыслей, чтобы сосредоточиться на главном, и сопереживают другим.
  • Надеются и верят в себя.

Очевидно, что быть обладателем высокого эмоционального интеллекта и интереснее, и полезнее для ментального и физического здоровья.

5 основных правил быстрого развития эмоционального интеллекта:

    1. Поставьте себя на место другого человека. Проанализируйте, с кем и в каком состоянии вы взаимодействуете, в каких они обстоятельствах находятся — это поможет лучше их понять.
    2. Называйте эмоции: свои и чужие. Например, гнев отличается от обиды, а усталость от раздражения и т.д. Попробуйте ежедневно записывать свои эмоции после событий или встреч — так вы поймете, каких эмоций у вас обычно больше и какие события влияют на настроение.
    3. Расширяйте кругозор. Понимать наш мир в разных его проявлениях — путь к гармоничным отношениям с людьми и к познанию себя.
    4. Думайте на два шага вперед. Планируйте, выстраивайте краткосрочные и долгосрочные цели. Тратьте энергию и время на людей, у которых можете чему-то научиться и которые помогут в достижении вашей цели.
    5. Улучшайте знания по психологии. Можно пройти курс по психологии, психологический тренинг или сходить на прием к психологу, чтобы начать лучше понимать себя.

Предлагаем погрузиться в тему чуть глубже, а а затем представим вам продвинутые механизмы повышения своего эмоционального интеллекта.

Особенность эмоций в том, что они индивидуальны, каждый человек будет по-своему реагировать на внешние факторы, и это нужно учитывать. Только высокий показатель эмоционального интеллекта позволяет нам эффективно коммуницировать и достигать совместных результатов. Эмоциональный ум — это мощная и импульсивная, хотя и порой нелогичная часть сознания.

В отличие от рациональных мыслей эмоции имеют позитивный или негативный окрас Факт не может быть позитивным или негативным. Он просто факт. А вот эмоция — может. Более того, эмоция четко связана с физиологией человека — мы четко можем ощутить эмоции внутри себя.

Это наглядно видно на рисунке ниже.

Самое важное, что может дать нам эмоциональный интеллект, — это возможность работать со своими эмоциональными состояниями и в итоге прийти к большей продуктивности и к желаемым результатам.  Для этого нужно каждый день работать с эмоциями.

Доказано, что позитивные эмоции вызывают прилив тепла к различным частям тела, в то время как негативные, наоборот, приближают нас к физической инертности. Когда нам грустно или мы пребываем в депрессии, нам не хочется двигаться. То есть чем больше позитивных эмоций мы испытываем, тем больше энергии имеем.

Как работать с эмоциональными состояниями

  1. Осознайте эмоцию. Определите ее влияние на вас. В этом поможет вербализация — нужно назвать эмоцию.
  2. Поймите свои цели и определите, в каком эмоциональном состоянии вы лучше их добьетесь.
  3. Эмоция — реакция нашего организма на внешний фактор. Если она причиняет дискомфорт, снизьте интенсивность ее воздействия. Например, переключитесь на другую эмоцию или усильте позитивную эмоцию. Управляйте эмоциями с помощью дыхания: сделайте глубокий вдох и медленный выдох — и так несколько раз. Можно использовать физическую активность: сделайте зарядку или поприседайте. Найдите положительное в событии, которое породило негатив: какой опыт вы приобрели, чему научились, как будете смотреть на это через несколько лет.

Работать с эмоциями других людей в разы сложнее. Для этого следует внимательно наблюдать за ними и пытаться понять, что у них на душе. В этом нам поможет оценка факторов коммуникации: вербальных (слова, тема разговора), невербальных (мимика, жесты, позы) и паравербальных (темп речи, интонация, громкость, длина предложений).

Также мы можем воздействовать на эмоциональный мир человека, добавляя к уже имеющимся «простым» эмоциям еще какие-то, получая «сложные эмоции».

Способы повышения эмоционального интеллекта

  1. Сознательное управление эмоциями. Люди, которым недостает этой способности, постоянно сражаются с мучительным беспокойством, тогда как люди, ею обладающие, умеют гораздо быстрее приходить в норму после жизненных неудач и огорчений.
  2. Понимание и анализ своих эмоций. Люди, более уверенные в своих чувствах, оказываются лучшими лоцманами своей жизни, меньше сомневаясь в правильности личных решений.
  3. Понимание и анализ эмоций других людей. Эмпатия, способность сопереживать, быть настроенным на социальные сигналы делают любое общение эффективнее.
  4. Использование эмоций для повышения эффективности. Например, полезно умение привести себя в состояние вдохновения: люди, которые умеют это, оказываются более продуктивными и успешными во всем, за что бы ни взялись
  5. Поддержание взаимоотношений. Такие способности укрепляют популярность, лидерство и эффективность межличностного общения.

Для руководителей эмоциональный интеллект особенно важен. Если они могут влиять на эмоции своего коллектива, то могут сделать его более продуктивным и счастливым.

6 законов эмоционального интеллекта руководителя

  1. Эмоции — это информация, используйте ее! Это форма мышления, содержащая информацию, не являющаяся случайной или хаотичной.
  2. Не игнорируйте ваши эмоции. Успешные люди всегда находятся в приподнятом настроении. Поэтому они добиваются больших результатов.
  3. Не скрывайте ваши эмоции! Искренние эмоции легко распознать.
  4. Эффективные решения не подавляют эмоции. Принимая решения, необходимо брать во внимание эмоциональную сферу. Эмоции делают нас людьми и на самом деле являются частью нашей рациональности.
  5. Используйте эмоции. Позитивные эмоции добавляют нам креативности, но мешают усидчивости. Негативные помогают фокусироваться, особенно когда важны детали.
  6. Принимайте во внимание возраст, пол, культурные, национальные и иные особенности каждого члена своей команды. Проявление эмоций бывает одинаковым для всех, а бывает специфическим.

Помните:

  • Отсутствие эмоций ограничивает ваше мышление.
  • Из эмоциональных трудностей часто появляются прорывные идеи.
  • Чтобы эмоциональный интеллект рос, нужно каждый день работать с эмоциями — своими и окружающих.

Что почитать по теме:

  1. Дэниэл Гоулман «Эмоциональный интеллект»
  2. Даниэл Гоулман «Эмоциональный интеллект в бизнесе»
  3. Адель Линн «Сила эмоционального интеллекта»
  4. Джин Гривз и Трэвис Бредберри «Эмоциональный интеллект 2.0»
  5. Дэвид Карузо и Питер Саловей «Эмоциональный интеллект руководителя»
  6. Лиза Фельдман Баррет «Как рождаются эмоции»
  7. Роджер Фишер, Даниэль Шапиро «Эмоциональный интеллект в переговорах»
  8. Сьюзан Дэвид «Эмоциональная гибкость»
  9. Кэрол Дуэк «Гибкое сознание»
  10. «Эмоциональный интеллект: Как подружиться с эмоциями и стать счастливее». — Манн, Иванов и Фербер

Возврат к списку

факторы ее развития и связанные с ней виды поведения

1. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии. 1979. № 4. С. 23−34.

2. Виленская Г.А. Регуляция поведения в раннем возрасте // Психология сегодня: теория, образование и практика / Под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко, А.В. Карпова. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2009. С. 70−86.

3. Виленская Г.А., Сергиенко Е.А. Роль темперамента в развитии регуляции поведения в раннем возрасте // Психологичекий журнад. Т. 22. № 3. 2001. С. 68−85.

4. Дикая Л.Г. Психическая саморегуляция функционального состояния человека (системно-деятельностный подход). М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2003.

5. Запорожец А.В. Эмоциональное развитие дошкольника. М., 1986.

6. Изард К.Е. Психология эмоций. СПб: Питер, 2002.

7. Изотова Е.И. Динамика эмоционального развития современных дошкольников // Мир психологии. 2015. № 1 (81). С. 65−76.

8. Ильин Е.П., Липина А.Н. Динамика характеристик эмоциональной сферы и агрессивности на протяжении периода от юности до старости // Вестник практической психологии образования. 2007. № 4 (13). С. 42–46.

9. Карабущенко Н.Б., Зорина Н.Н. Возрастные особенности эмоционального интеллекта у женщин разного возраста // Вестник Оренбургского Государственного университета. 2018. № 4 (216). С. 108−114.

10. Карелина И.О. Развитие понимания эмоций в период дошкольного детства: психологический ракурс: монография. Прага: Vědeckovydavatelské centrum “Sociosféra-CZ”, 2017.

11. Леонова А.Б. Структурно-интегративный подход к анализу функциональных состояний человека // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2007. № 1. С. 87−103.

12. Люсин Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования / Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2004. С. 29−36.

13. Моросанова В.И. Саморегуляция и индивидуальность человека. М.: Наука, 2010

14. Мухамедрахимов Р.Ф. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. СПб: СПбГУ, 2003.

15. Падун М.А. Регуляция эмоций и эмоциональная безопасность ребенка в семье // Современная зарубежная психология. 2017. Т. 6. № 2. С. 17−35.

16. Прохоров А.О. Образ психического состояния. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2016.

17. Сергиенко Е.А. Раннее когнитивное развитие: новый взгляд. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2006.

18. Сергиенко Е.А. Эмоциональный интеллект – разработка понятия // Разработка понятий в современной психологии. Т.2. Под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко, Г.А. Виленской. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2019. С. 201−254.

19. Сергиенко Е.А., Виленская Г.А. Контроль поведения // Разработка понятий в современной психологии. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2018. C. 343−378.

20. Сергиенко Е.А., Виленская Г.А., Ковалева Ю.В. Контроль поведения как субъектная регуляция. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2010.

21. Сергиенко Е.А., Лебедева Е.И., Прусакова О.В. Модель психического и ее развитие в детском возрасте. М.: Изд-во “Институт психологии РАН”, 2009.

22. Abulizi X., Pryor L., Michel G., Melchior M., van der Waerden J. Temperament in infancy and behavioral and emotional problems at age 5.5: The EDEN mother-child cohort. 2017. https://doi. org/10.1371/journal.pone.0171971

23. Ahmed S., Bittencourt-Hewitt A., Sebastian C. Neurocognitive Bases of Emotion Regulation Development in Adolescence // Developmental Cognitive Neuroscience. 2015. V. 15. P. 11−25. 10.1016/j.dcn.2015.07.006

24. Bariola E, Hughes E.K., Gullone E. Relationships between parent and child emotion regulation strategy use: A brief report // Journal of Child and Family Studies. 2012. Р. 1–6.

25. Bar-On R. Bar-On Emotional Quotient Inventory (EQ-i): A Measure of Emotional Intelligence. TechnicalManual. Toronto. Canada: Multi-health Systems, 2004.

26. Benita M., Levkovitz T., Roth G. Integrative emotion regulation predicts prosocial behavior through the mediation of empathy // Learning and Instruction. 2017. V. 50. P. 14–20.

27. Blair B.L., Gangle M.R., Perry N.B., O’Brien M., Calkins S.D., Keane S.P., Shanahan L. Indirect Effects of Emotion Regulation on Peer Acceptance and Rejection: The Roles of Positive and Negative Social Behaviors // Merrill Palmer Q. 2016. V. 62(4). P. 415–439.

28. Brethel-Haurwitz K.M., Stoianova M., Marsh A.A. 2019. Empathic emotion regulation in prosocial behavior and altruism //https://psyarxiv.com/ds3gc/ (препринт). 2019.

29. Bridges L.J., Grolnick W.S. The development of emotional self-regulation in infancy and early childhood // Review of personality and social psychology / Ed. N. Eisenberg. Sage Publications, Inc., 1995. P. 185–211.

30. Bucich M., MacCann C. Emotional Intelligence and Day-To-Day Emotion Regulation Processes: Examining Motives for Social Sharing // Personality and Individual Differences V. 137/ 2019. P. 22−26.

31. Calkins S.D., Hill A. Caregiver influences on emerging emotion regulation: Biological and environmental transactions in early development. // Handbook of emotion regulation / Ed. J.J. Gross. New York, NY: Guilford; 2007. P. 229–248

32. Cameron C.D., Payne B.K. Escaping Affect: How Motivated Emotion Regulation Creates Insensitivity to Mass Suffering // Journal of Personality and Social Psychology. 2011. V.100(1). P. 1−15.

33. Campos J.J., Frankel C.B., Camras L. On the Nature of Emotion Regulation // Child Development. 2004. V. 75. № 2. P. 377−394.

34. Casey B.J., Heller A.S., Gee D.G., Cohen A.O. Development of the emotional brain // Neuroscience Letters, 2019. V. 693. P. 29−34.

35. Cassano M., Perry-Parrish C., Zeman J. Influence of gender on parental socialization of children’s sadness regulation // Social Development. 2007. V. 16. P. 210−231.

36. Cassidy J. Emotion regulation: Influences of attachment relationships // Monographs of Social Research Child Development. 1994. V.59. N 2−3. P. 228−249.

37. Cicchetti D., Cohen D.J. Developmental psychopathology: Theory and method (2nd ed.). John Wiley & Sons Inc, 2006.

38. Côté S., DeCelles K.A., McCarthy J.M., van Kleef G.A., Hideg I. The Jekyll and Hyde of emotional intelligence: emotion-regulation knowledge facilitates both prosocial and interpersonally deviant behavior // Psychological Science. 2011. V.22. Iss. 8. P. 1073−1080.

39. Diamond L., Aspinwall L.G. Emotion Regulation Across the Life Span: An Integrative Perspective Emphasizing Self-Regulation, Positive Affect, and Dyadic Processes // Motivation and Emotion. 2003. V. 27. N 2. P. 125−156.

40. Diener M., Mangelsdorf S., McHale J., Frosch C. (2002). Infants’ behavioral strategies for emotion regulation with fathers and mothers: Associations with emotional expressions and attachment quality // Infancy. 2003. N 3 (2). P. 153–174.

41. Eisenberg N. Temperamental Effortful Control (Self-Regulation). In: Tremblay RE, Boivin M, Peters RDeV, eds. Rothbart MK, topic ed. Encyclopedia on Early Childhood Development [online]. http://www.child-encyclopedia.com/temperament/according-experts/temperamental-effortful-control-self-regulation. Updated April 2012. Accessed April 30, 2020.

42. Eisenberg N., Eggum N., Vaughan J., Edwards A. Relations of self-regulatory/control capacities to maladjustment, social competence, and emotionality // Hoyle R, ed. Handbook of personality and self-regulation. New York: Wiley; 2010. P. 21−46.

43. Eisenberg N., Smith C., SpinradT.L. Effortful control: Relations with emotion regulation, adjustment, and socialization in childhood // Vohs K.D. Handbook of self-regulation: Research, theory, and applications / Ed. Baumeister R.F. New York: Guilford, 2011. Р. 263−283.

44. Eisenberg N., Spinrad T.L., Eggum N.D. Emotion-Related Self-Regulation and Its Relation to Children’s Maladjustment // Annual Review of Clinical Psychology. 2010 27; 6: 495–525.

45. Ferrier D.E., Bassett H.H., Denham S.A. Relations between executive function and emotionality in preschoolers: Exploring a transitive cognition–emotion linkage // Frontiers in Psychology. 2014.5:487. 2014.

46. Fonagy P, Gergely G, Jurist E.L., Target M. Affect regulation, mentalization, and the development of the self. London: H. Karnac (Books) Ltd, 2004.

47. Garnefski N.,Kraaij V. Relationships between cognitive emotion regulation strategies and depressive symptoms: A comparative study of five specific samples // Personality and Individual Differences. 2006. V. 40. N 8.P. 1659–1669.

48. Goldsmith H.H., Pollak S.D., Davidson R.J. Developmental neuroscience perspectives on emotion regulation // Child Developmental Perspectives. 2008. 2(3). P. 132–140.

49. Gross J.J., Thompson R.A. Emotion Regulation: Conceptual Foundations // Handbook of emotion regulation / Ed. J.J. Gross. The Guilford Press, 2007. P. 3–24

50. Graziano P.A., Garcia A. Attention-deficit hyperactivity disorder and children’s emotion dysregulation: A meta-analysis // Clinical Psychology Review. 2016. V. 46. P. 106−123.

51. Hein S., Röder M., Fingerle M. The role of emotion regulation in situational empathy-related responding and prosocial behaviour in the presence of negative affect // International Journal of Psychology. 2018. V. 53 N 6. P. 477−485.

52. Hoeksma J. B., Oosterlaan J., Schipper E. M. Emotion Regulation and the Dynamics of Feelings: A Conceptual and Methodological Framework // Child Development. 2004. V. 75. № 2. P. 354−360.

53. Isaacowitz D.M., Livingstone K.M., Castro V.L. Aging and emotions: experience, regulation, and perception // Current Opinions in Psychology. 2017. V. 17. P. 79−83.

54. Kiel E.J., Kalomiris A.E. Current themes in understanding children’s emotion regulation as developing from within the parent–child relationship // Current Opinion in Psychology. 2015. V. 3. P. 11–16.

55. KochanskaG. Emotional development in children with different attachment histories: The first three years // Child Development. 2001. V. 72. N 2. P. 474–490.

56. Kochanska G., Philibert R.A., Barry R.A. Interplay of genes and early mother-child relationship in the development of self-regulation from toddler to preschool age // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 2009. V. 50. P. 1331−1338.

57. Kochanska G., Coy K.C., Murray K.Y. The development of self-regulation in the first four years of life // Child Development. 2001. V. 72. N 4. P. 1091–1111

58. Kopp C. Antecedents of Self-Regulation: A developmental perspective // Developmental Psychology. 1982. V. 18. P. 199–208.

59. Kopp C. Regulation of distress and negative emotions: A developmental view // Developmental Psychology. 1989. V. 25. P. 343–354.

60. Kopp C.B., Neufeld S.J. Emotional development during infancy // Goldsmith.Series in affective science. Handbook of affective sciences / Eds. R.J. Davidson, K.R. Scherer, H.H. Oxford University Press, 2003. P. 347−374.

61. Lantrip C., Huang J.H. Cognitive Control of Emotion in Older Adults: A Review // Clinical Psychiatry (Wilmington). 2017. 3(1):9.

62. Lazarus R.S., Folkman S. Stress, Appraisal, and Coping.N.Y.: Springer, 1984.

63. Leve L.D., Harold G.T., Ge X., Neiderhiser J.M., Shaw D., Scaramella L.V., Reiss D. Structured parenting of toddlers at high versus low genetic risk: Two pathways to child problems // Journal of the American Academy of Child & AdolescentPsychiatry. 2009. 48(11). P. 1102–1109.

64. Lockwood P.L., Seara-Cardoso A., Viding E. Emotion Regulation Moderates the Association between Empathy and Prosocial Behavior // PLoS ONE 9(5): e96555. 2014.

65. Luna B., Padmanabhan A., O’Hearn K. What has fMRI told us about the development of cognitive control through adolescence? // Brain and Cognition. 2010. V. 72. N 1. P. 101–113.

66. Morris A., Criss M.M., Silk J.S., Houltberg B.J. The Impact of Parenting on Emotion Regulation During Childhood and Adolescence // Child Development Perspectives. 2017. V.11(4). P. 233−238.

67. Mayer J.D., Caruso D.R., Salovey P. Emotional intelligence meets traditional standards for an intelligence // Intelligence. 1999. 27(4). P. 267–298.

68. Ochsner K.N., Gross J.J. The neural architecture of emotion regulation // Handbook of emotion regulation. New York: Guilford, 2007. P. 87−109.

69. Peña-Sarrionandia A., Mikolajczak M., Gross J.J. Integrating emotion regulation and emotional intelligence traditions: a meta-analysis // Frontiers in Psychology. 2015; 6. 160.

70. Phillips K.F.V., Power M.J. A new self-report measure of emotion regulation in adolescents: The regulation of emotions questionnaire // Clinical Psychology and Psychotherapy. 2007. V. 14. P. 145–156.

71. Phillips K., Power M. Emotional regulation // Encyclopedia of Adolescence / Ed. Roger J.R. Levesque. Springer, 2011.

72. Power T.G. Stress and coping in childhood: the parents’ role // Parenting: Science and Practice. 2004. V. 4. N 4. P. 271–317.

73. Pulkkinen L., Kokko K. Human Development from Middle Childhood to Middle Adulthood: Growing Up to be Middle-aged. Routledge, 2017.

74. Roth G., Assor A., Niemiec C.P., Deci E.L., Ryan R.M. The emotional and academic consequences of parental conditional regard: comparing conditional positive regard, conditional negative regard, and autonomy support as parenting practices // Developmental Psychology. 2009. V. 45 N 4. P. 1119−1142.

75. Rothbart M.K., Sheese B.E., Posner M.I. Temperament and emotion regulation // Handbook of emotion regulation / Ed. J.J. Gross. Guilford Press, 2014. P. 305−320.

76. Rothbart M.K., Sheese B.E., Rueda M.R., Posner M.I. Developing Mechanisms of Self-Regulation in Early Life // Emotional Review. 2011. V. 3(2). P. 207–213.

77. Rutherford H.J.V., Wallace N.S., Laurent H.K., Mayes L.C. Emotion Regulation in Parenthood // Developmental Review. 2015. V. 36. P. 1–14.

78. Séguin D.G., MacDonald B. The role of emotion regulation and temperament in the prediction of the quality of social relationships in early childhood // Early Child Development and Care. 2018. V. 188. Iss. 8. P. 1147−1163.

79. Shaver P.R., Mikulincer M. Adult attachment strategies and the regulation of emotion. Handbook of Emotion Regulation. 2007. P. 446–465.

80. Stegge H. Terwog M.M. Awareness and regulation of emotion in typical and atypical development // Handbook of Emotion Regulation / Ed. J.J. Gross. New York: Guilford Press, 2007. P. 269−286.

81. Sudikoff E.L., Bertolin M., Lordo D.N., Kaufman D.A.S. Relationships between Executive Function and Emotional Regulation in Healthy Children // Journal of Neurology and Psychology. 2015; S(2):8.

82. Suri G., Gross J.J. Emotion regulation and successful aging // Trends in Cognitive Sciences. 2012. V. 16(8). P. 409–410.

83. Thomas J.C., Letourneau N., Campbell T.S., Tomfohr-Madsen L., Giesbrecht G.F., APrON Study Team Developmental origins of infant emotion regulation: Mediation by temperamental negativity and moderation by maternal sensitivity // Developmental Psychology. 2017. V. 53(4). P. 611−628.

84. Trentacosta J.C., Shaw D.S. Emotional Self-Regulation, Peer Rejection, and Antisocial Behavior: Developmental Associations from Early Childhood to Early Adolescence // Journal of Applied Developmental Psychology. 2009. V. 30(3). P. 356–365.

85. Van Beveren M.-L., McIntosh K., Vandevivere E., Wante L., Vandeweghe L., Van Durme K., Vandewalle J., Verbeken S., Braet C. Associations Between Temperament, Emotion Regulation, and Depression in Youth: The Role of Positive Temperament // Journal of Child and Family Studies. 2016. V. 25. P. 1954–1968.

86. Xiao S.X., Spinrad T., Carter D.B. Parental emotion regulation and preschoolers’ prosocial behavior: The mediating roles of parental warmth and inductive discipline // Journal of Genetic Psychology. 2018. V. 179 N 5. P. 246−255.

87. Zarra-Nezhad M., Aunola K., Kiuru N., Mullola S., Moazami-Goodarzi A. Parenting Styles and Children’s Emotional Development during the First Grade: The Moderating Role of Child Temperament // Journal of Psychology and Psychotherapy. 2015. V. 5Iss. 5:206.

88. Zysberg L., Raz S. Emotional intelligence and emotion regulation in self-induced emotional states: Physiological evidence // Personality and Individual Differences. V. 139. 2019. P. 202−207.

Что такое эмоциональность и как она влияет на вашу личность?

Это была вторая неделя марта, когда у меня закончилась туалетная бумага, как раз в самый разгар, когда туалетной бумаги почти нигде не было. А так как я из тех, кто в последнюю минуту с сомнительным чувством предвидения, я ждал, пока полностью не вырублюсь. Типа — не осталось даже однослойного квадрата и только бумажные полотенца, чтобы помочь мне в возможный момент слабости. Вероятно, ни для кого не было удивления, когда я все-таки добралась до магазина, чтобы, наконец, пополнить свою ванную комнату, я не нашла ничего, кроме пустых полок, запаниковала и пошла в другое место.

Наконец, я добрался до магазина, в котором осталось несколько восьми упаковок TP, и я решил купить их все. Но я этого не делал — я живу один и не нуждаюсь в десятках рулонов ТП в любой момент времени, большое спасибо. Однако, согласно недавнему исследованию, если бы вы были одним из тех, кто хранит туалетную бумагу, есть шанс, что у вас есть очень сильная черта эмоциональности. Но что такое эмоциональность, и что она может рассказать вам о вас самих (помимо большей вероятности того, что у вас есть комната паники, полная туалетной бумаги)?

«Эмоциональность — это часть эмоции, которую можно наблюдать и, в некоторых случаях, измерить», — говорит клинический психолог Эйми Дарамус, PsyD.По сути, это мера вашей эмоциональной реакции на что-то и того, как вы ведете себя в результате — например, боитесь последствий пандемии и вытекающих из нее приказов о блокировке, а также реагируете запасением туалетной бумаги. Это высокая эмоциональность в игре, потому что она подчеркивает, что вы очень сильно реагируете на чувство.

Похожие истории

Если у вас низкая эмоциональная черта, вы, вероятно, менее реактивны, чем другие, к данной эмоции (гм, пейджинг моего бывшего парня).Эта реакция может происходить как внутри, так и снаружи. Доктор Дарамус говорит, что если у вас средняя эмоциональность, ваша реакция, скорее всего, кажется пропорциональной вашим эмоциям.

«Люди с более высокой эмоциональностью могут быть более страстными и захватывающими, но также их легче вывести из игры, а драма может повредить отношениям». — клинический психолог Эйми Дарамус, PsyD

Когда дело доходит до того, какой уровень эмоциональности является идеальным, доктор Дарамус обращается к эффекту Голидлоков, отмечая, что «достаточно» лучше, «потому что это не так социально или умственно разрушительно», она сказала.«Люди с более высокой эмоциональностью могут быть более страстными и захватывающими, но их также легче вывести из игры, а драма может повредить отношениям. эмоции — это то, чем мы связаны».

Однако наличие высокой или низкой эмоциональности не является негативным по своей сути. Если это не причиняет вреда вам или другим, вам будет полезно получить доступ к состраданию к себе и принять себя таким, какой вы есть.Но если ваша эмоциональность на вызывает боль, есть способы изменить ее: «Навыки управления эмоциями для высокой эмоциональности могут включать в себя называние эмоции и ее здоровое выражение, временное отстранение от ситуации, пока вы не успокоитесь, и самоуспокоение», — говорит доктор Дарамус. Она добавляет, что могут помочь различные формы терапии, рабочие тетради, ведение дневника, онлайн-уроки и любые другие ресурсы, направленные на то, чтобы успокоиться и стать лучшим коммуникатором.

Чтобы выяснить, какой у вас может быть уровень эмоциональности, Dr.Дарамус советует попробовать задать себе следующие вопросы:

  1. В каких ситуациях я хорошо действую?
  2. Насколько страстны, драматичны и хаотичны мои отношения?
  3. Какой я в кризис?
  4. Я чувствую меньше эмоций, чем другие? Более?

Итак, вернемся к примеру с TP: если вы хорошо работаете в периоды затишья, но меняете планы или вынуждены переходить к полномасштабным кризисам, вы запутываетесь и получаете сильную реакцию с вашей стороны, это указывает на то, что к высокой эмоциональности. Вас тянет к драме и хаосу, и, возможно, вы даже проявляете эти факторы, чувствуя необходимость, скажем, запастись туалетной бумагой для начала. И если вы заметили, что чувствуете потребность запасаться туалетной бумагой больше, чем большинство других людей, которых вы знаете, это также указывает на — да — высокую эмоциональность.

Также стоит отметить, что высокая эмоциональность может проявляться по-разному у разных людей. Например, мои ответы на предыдущие вопросы доктора Дарамуса указывают на то, что у меня высокий уровень эмоциональности, но в марте я не копила туалетную бумагу.«Вы можете копить что-то еще, заводить нового питомца, паниковать из-за вещей, которые вы не можете контролировать, или вам еще труднее, чем большинству, либо изолироваться, либо застрять внутри с людьми, от которых вы не можете уйти», — говорит она. И, э-э, да — каждый из этих пунктов звучит правдоподобно для меня.

«С другой стороны, высокоэмоциональные люди, вероятно, были первыми, кто протянул руку и нашел способы поддерживать связь с людьми», — добавляет доктор Дарамус. «Высокоэмоциональные люди, которые научились управлять эмоциями, могут быть лучшими людьми, когда люди напуганы, потому что они могут решать проблемы с помощью сочувствия и связи.Итак, еще раз, если у вас прямо сейчас дома есть тонна — например, метрических тонн — ТП, вы вполне можете быть высокоэмоциональным человеком, но это вовсе не врожденная плохая черта.

Что такое эмоции? | Психология сегодня

Что такое эмоция?

Эмоции имеют решающее значение для нашей жизни, поэтому вы можете быть удивлены, узнав, что у психологов нет единого определения того, что они собой представляют и как они работают.

Несмотря на хор разных голосов, есть некоторые вещи, в которых ученые согласны с эмоциями. Большинство исследователей сходятся во мнении, например, что у всех эмоций есть физиологический компонент, феноменологический компонент (каково это — испытывать эту эмоцию) и поведенческий компонент (например, некоторые эмоции побуждают вас к драке, в то время как другие заставляют вас с большей вероятностью сражаться). играть).

Существует известный эволюционный взгляд, который расширяет эту идею. Согласно этой точке зрения, эмоция — это координирующий механизм или «режим работы» всего тела и мозга.Другими словами, когда овладевает такая эмоция, как страх, она влияет на все в вашем теле и разуме: она влияет на то, что вы можете видеть, на чем вы можете сосредоточиться, что легко доступно для вашей памяти, где метаболические ресурсы распределяются в ваше тело, то, как вы классифицируете объекты как безопасные или опасные, как вы расставляете приоритеты для своих целей и почти все остальное, связанное с тем, как вы анализируете мир.

Ключевая идея состоит в том, что эмоция не , а имеет компоненты физиологии, феноменологии и поведения.Напротив, эмоциональные муки влияют на очень многое: на вашу память, на то, что вы видите, на выводы, которые вы делаете о мире, на то, как вы изучаете новые вещи, на то, как вы интерпретируете неоднозначные стимулы и на многое другое. Этот взгляд называется взглядом на эмоции как «высший механизм» или «координирующий механизм», потому что он постулирует, что эмоции — это зонтичные режимы работы, которые управляют активностью большого количества когнитивных, перцептивных и физиологических механизмов в вашем теле и разуме. .Подробнее об этом взгляде на эмоции можно прочитать здесь, здесь и здесь. Мы также обсудили здесь, чем этот подход отличается от других эволюционных взглядов на эмоции.

Недавно я был соредактором книги, в которой рассказывается о том, что этот и другие эволюционные подходы открыли в отношении эмоций: что такое эмоции, как они влияют на нашу жизнь и почему они работают именно так. Книга называется The Oxford Handbook of Evolution and the Emotions и, как ожидается, будет опубликована в 2022 году.Он будет включать более 60 глав ученых со всего мира, в том числе исследователей в области психологии, антропологии, биологии, приматологии, психиатрии и многих других.

В этой работе мы исследуем четыре основных момента:

  1. Различные способы понимания эмоций с точки зрения эволюции.
  2. Эволюционные подходы к конкретным эмоциям , таким как романтическая любовь, гордость, стыд, ненависть, вина, благодарность, отвращение, скука, юмор, удовлетворение и многое другое.
  3. Эмоции, поскольку они относятся к другим областям жизни , с главами об эмоциях и политике, правовой системе, морали, межгрупповых конфликтах, прощении, рациональности, эмоциях у собак, эмоциях у человекообразных обезьян и многом другом.
  4. Эмоции в психопатологии и клинической психологии, с главами о связи между эмоциями и нарциссизмом, психопатией, зависимостями, фобиями, расстройствами пищевого поведения, посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), пограничным расстройством личности и многим другим.

Я бы сказал, что эмоции являются ключом к принятию решений, к полноценной жизни и к тому, что значит быть человеком. Надеюсь, вам понравится погрузиться в них и увидеть, как много света проливает эволюционная перспектива на этот важный аспект человеческой природы.

Нам повезло, что мы живем в то время, когда мы так много узнаем о человеческом разуме. Всем удачных открытий и хороших праздников!

Felix qui potuit rerum cognoscere causas.

— Вергилий

Путеводитель по эмоциям | Инструменты психологии

сондер
сондер сущ. .

Осознание того, что каждый случайный прохожий проживает такую ​​же яркую и сложную жизнь, как и ваша, — населенную своими амбициями, друзьями, рутиной, заботами и унаследованным сумасшествием — эпическую историю, которая незримо продолжается вокруг вас, как муравейник, раскинувшийся глубоко под землей, с замысловатыми проходами в тысячи других жизней, о существовании которых вы никогда не узнаете, в которых вы можете появиться только один раз, как лишний потягивающий кофе на заднем плане, как размытие проезжающего по шоссе транспорта, как освещенное окно в сумерках.

Выдержка из: Словарь неясных печалей [1].

Вы когда-нибудь находили время просто понаблюдать за людьми вокруг вас? Если да, то вы уже размышляли над тем, что у каждого есть богатый внутренний эмоциональный мир. Каждый находится в центре своей собственной истории, со своими героями и злодеями, поворотами сюжета, борьбой и успехами. Мы все хотим жить счастливой жизнью, так почему же иногда нам это так трудно?

Одна из популярных теорий в психологии состоит в том, что люди не созданы для того, чтобы быть счастливыми, а вместо этого «предназначены» для выживания.Если это правда, то это немного меняет правила игры. Наша работа заключается в том, чтобы понять, как мы можем обитать в этих разумах и телах, предназначенных для выживания, а не для счастья, и жить лучшей жизнью, на которую мы способны. В этой главе мы узнаем, почему эмоции важны, и подумаем о том, как они могут влиять на нашу жизнь.

Цель эмоций

В: Почему у нас есть эмоции?

A: Эмоции мотивируют нас, они заставляют нас хотеть что-то делать

Давайте проведем небольшой мысленный эксперимент.Представьте, что однажды вы проснулись и не испытываете никаких эмоций. Как бы вы решили, что делать в этот день? Как узнать, что важно, а что нет? Если бы у вас не было никаких эмоций, было бы вам «приятно» оказаться в теплой, удобной постели? Вы были бы рады идти на работу? Или беспокоился о том, что произойдет, если вы не пойдете? Что, если бы вы успели встать и перейти дорогу – стали бы вы торопиться, если бы к вам приближалась машина? Зачем вообще что-то делать?

Наши эмоции помогают нам принимать решения каждую минуту нашей жизни. Окружающий мир (и мысли в наших головах) постоянно вызывают эмоциональные реакции. Многое из того, что мы делаем, мотивировано желанием изменить или сохранить эмоциональное состояние — сохранить хорошие чувства или избежать плохих.

Разные эмоции побуждают нас действовать по-разному

У вас когда-нибудь возникало желание накричать на кого-то, кто был в бешенстве? Или желание обнять кого-то, когда ему было очень грустно? Вы когда-нибудь действительно хотели взять последний кусок пирога? Все эти побуждения движимы нашими эмоциями.Эмоции заставляют нас хотеть действовать, а разные эмоции направляют нас к разным действиям. Нам не обязательно действовать так, как подсказывают наши эмоции, но у каждого был опыт желания что-то сделать. На изображении ниже показано разнообразие действий, к которым нас могут подтолкнуть наши эмоции.

Рисунок 2.1: Наши эмоции мотивируют наши действия.

Как и все живое на Земле, люди произошли от других организмов. Большая часть нашего биологического «железа» очень похожа на то, что есть у других видов, даже если многое из нашего психологического «программного обеспечения» отличается.Если мы хотим понять наши эмоции, мы должны подумать о том, откуда они пришли из и во что они превратились в .

Рисунок 2.2: Наше биологическое «оборудование» — продукт эволюции.

Откуда берутся наши эмоции?

С точки зрения эволюции, человеческий способ решения проблем путем обдумывания их и сознательного взвешивания за и против — это совсем недавнее дополнение к миру. Животные думают и рассуждают не так, как мы, но на протяжении миллионов лет им приходилось решать сложные проблемы, такие как «Должен ли я есть эту новую пищу, которую я нашел?» и «Это безопасное место для сна?» .Как они это делают? Ответ заключается в том, что эмоции и «состояния чувств» помогают им принимать решения о том, как действовать в мире.

Как проявляются эмоции у других животных?

Проще говоря, эмоции и «состояния чувств» помогают животным принимать решения о том, какие вещи приближать к , а избегать .

Избегание вещей может принести огромные плоды. Если животное испытывает страх при встрече с чем-то новым, оно будет проявлять осторожность или, возможно, полностью избегать этого.Если животное испытывает отвращение, когда ест новую пищу, оно будет избегать употребления этой пищи в будущем. Эти решения влияют на выживание животных: те, кто осторожен в отношении опасности, как правило, живут дольше, чем те, кто этого не делает, а горькие на вкус вещи часто содержат токсины, поэтому животным полезно иметь эмоцию отвращения, которая говорит : «Эй, не ешь это!» . Животные, которые живут дольше, имеют больше возможностей воспроизводить и передавать свои гены, поэтому вы (и ваши гены) являетесь потомками животных, которые хоть немного избегали.

Эмоции «приближения» также влияют на выживание. За миллионы лет животные были запрограммированы получать удовольствие и приближаться к тем вещам, которые помогали их предкам выживать и размножаться. Многие виды предпочитают тепло холоду, сухость мокрости и предпочитают есть вкусную пищу. Мы тоже животные — мы — продукт миллионов лет эволюции — и у нас во многом такая же программа, которая заставляет нас хотеть приближаться к вещам, которые доставляют нам удовольствие.

Приближаться и избегать

Давайте рассмотрим идею приближения и уклонения более подробно.

Эмоции, которые заставляют нас ПРИБЛИЖАТЬСЯ Эмоции, которые заставляют нас ИЗБЕГАТЬ
Зачем они?

В далеком прошлом ситуации, которые вызывали эмоции «приближения», как правило, помогали нам жить лучше. Например, если еда была вкусной, то, скорее всего, она была питательной и полной энергии.

Представьте себе голодного пещерного человека, который находит немного мяса или меда

Зачем они?

В прошлом ситуации, которые вызывали реакцию «избегания», как правило, угрожали нашей жизни или благополучию.

Представьте пещерного человека, наткнувшегося на саблезубого тигра в темноте

На что мы запрограммированы?
  • Еда – помогает нам выжить
  • Секс и близость – чтобы мы могли размножаться
  • Комфорт (быть в тепле и сухости) помогает нам оставаться здоровыми
  • Другие люди — наши предки обычно лучше выживали в группах, чем в одиночку
Какие вещи могут вызвать реакцию угрозы>избегания?
  • Страшные животные
  • Страшные люди
  • Страшные ситуации

Короткий ответ: ЧТО-НИБУДЬ. Наши системы защиты от угроз чрезвычайно чувствительны и рассчитаны на быстрое обучение. Если вы когда-либо встречали кого-то со страхом или фобией, то вы видели результат сверхактивной системы угроз.

Какие проблемы могут возникнуть, если эта система подхода выйдет из-под контроля?

Мы можем в конечном итоге делать слишком много того, что нам нравится:

  • Зависимости (переедание, проблемы с наркотиками и алкоголем, навязчивые покупки, сексуальная зависимость)
  • Биполярное расстройство — это проблема, при которой многие вещи могут казаться «хорошей идеей», но которая может привести к принятию бесполезных решений.
Какие проблемы связаны с чрезмерной активностью системы предотвращения?
  • Беспокойство – поглаживание системы угрозы>избегания
  • Депрессия — может быть результатом того, что мы избегаем вещей, которые необходимы для нашего благополучия
  • Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — мы можем попытаться избежать определенных мыслей или последствий
  • Паника – когда мы избегаем собственных телесных ощущений

В некотором смысле странно думать об эмоциях как о проблеме. В конце концов, чувствовать их — это нормальный человеческий опыт, и они часто являются хорошим руководством к тому, что нам нужно делать. Нервозность может заставить нас проявлять осторожность, чувство вины может помочь нам исправить любой ущерб, который мы, возможно, причинили, а чувство, что мы разлюбили, может привести нас к прекращению несчастливых отношений. Эмоции могут заставить нас страдать , поэтому давайте подумаем, почему это должно быть так.

Проблема эмоций «пещерного человека» в XXI веке

Наши развитые эмоции и биологическое «железо», возможно, были запрограммированы, чтобы помочь нам выжить в прошлом, но они должны справляться с нашей современной жизнью в 21 веке.Это делает нас уязвимыми для самых разных проблем.

Например, наше программирование означает, что мы наслаждаемся высококалорийной пищей. Жиры, сахар и соль обычно улучшают наше самочувствие, и мы ищем больше этих продуктов. Это имело смысл в нашей развитой среде, где продуктов, богатых энергией, было мало (когда угощения трудно достать, это хорошая стратегия, чтобы максимально использовать их, пока вы можете). Но это стремление к соленой и богатой сахаром пище вызывает проблемы теперь, когда они легко доступны. Мы должны научиться регулировать свои желания, и это не всегда легко.

Другой пример нашего «программирования» касается других людей. Исторически сложилось так, что люди жили относительно небольшими группами — обычно вы знаете большинство людей в своем племени. «Посторонние» часто были опасны, и имело смысл иметь режим подозрительного отношения к незнакомцам по умолчанию. Это правило не так хорошо работает в современном мире. Мы живем в городах с тысячами или миллионами других людей, и у нас нет надежды узнать их всех. Стоит ли удивляться, что некоторые из нас склонны к паранойе, подозрительности, осуждению или беспокойству?

Если бы вы хотели забрать домой одно сообщение об эволюции эмоций, оно должно было бы быть таким: эмоции развились, чтобы помочь животным выжить, а не сделать их счастливыми.Учитывая, что это так, наша задача состоит в том, чтобы понять, как мы можем обитать в этих разумах и телах, предназначенных для выживания, а не для счастья, и жить лучшей жизнью, на которую мы способны.

Когда эмоции становятся проблемой?

Некоторые люди предпочитают смотреть на эмоции как на руководство, а не как на проблему. Когда они чувствуют что-то сильное, они могут спросить : «Что это чувство говорит мне делать?» или «Что подсказывает мне мое сердце (или нутро)?» . С той оговоркой, что мы не говорим, что в наличии эмоций есть что-то «неправильное», у психологов есть несколько «эмпирических правил» о том, когда эмоции могут стать проблемой:

Сильные чувства длятся слишком долго

Например, когда (нормальная) «детская хандра» после родов превращается в послеродовую депрессию.Или когда (нормальное) сильное чувство горя сохраняется в течение многих лет после потери любимого человека.

Они мешают нам жить своей жизнью

Например, чувство такой тревоги, что мы боимся выходить из дома или встречаться с людьми. Или чувствуя себя настолько грустными и демотивированными, что мы вообще не можем ничего делать. У всех нас есть цели (планы) и ценности (вещи, которые важны лично для нас), и эмоции заслуживают изучения, когда они блокируют наше продвижение к ним.

Они несоразмерны тому, что большинство других людей чувствовало бы в такой ситуации

Например, определенная степень застенчивости является нормальным явлением, но некоторые люди испытывают такую ​​парализующую тревогу, когда находятся рядом с другими людьми, что это называется «социальным тревожным расстройством» (и может быть успешно вылечено). После травматического события обычно чувствуется «настороженность» и «настороженность», но некоторые люди, у которых развивается состояние, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), испытывают сильный страх, который может сохраняться в течение многих лет.

Мы начинаем бояться собственных телесных ощущений

Многие люди начинают бояться ощущений в собственном теле и, в частности, того, что значит иметь эти телесные ощущения. Например, когда Анна находилась в месте, где она чувствовала себя замкнутой, у нее начиналась одышка, и она ужасно пугалась. Она думала, что, должно быть, теряет контроль над своим телом, и беспокоилась, что потеряет сознание. На самом деле она просто замечала нормальные ощущения беспокойства, и ей не грозила потеря сознания.

Правильное количество эмоций

Другой способ осмысления воздействия эмоций состоит в том, чтобы разделить их на проблемы «слишком много», «слишком мало» и «слишком сложно контролировать»:

Когда мы чувствуем слишком много

  • Мы можем чувствовать себя слишком напуганными в определенных ситуациях или при столкновении с определенными вещами.Иногда это называют тревогой или фобией.
  • Мы можем бояться того, что происходит у нас в голове, или того, что мы думаем, что можем сделать. Иногда это называют обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР).
  • Мы можем беспокоиться о том, что другие люди подумают о нас или как они отреагируют. Это можно назвать стыдом или социальной тревогой.

Когда мы чувствуем себя слишком маленькими

  • Нам может быть трудно испытывать удовольствие, или мы можем чувствовать безнадежность и отсутствие мотивации что-либо делать. Депрессия может быть связана с чувством «оцепенения» или с отсутствием нужного количества эмоций.
  • Некоторые люди, пережившие серьезную травму, чувствуют себя «оцепеневшими» или «отстраненными» от своих эмоций. Это распространенный симптом у переживших травму, которые борются с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).
  • Некоторые люди, которые чувствуют себя эмоционально оцепеневшими, могут действовать довольно импульсивно, пытаясь что-то почувствовать. Отсутствие эмоций может привести к проблемному (а иногда и опасному) поведению.
  • Некоторые люди, у которых развивается психоз, могут испытывать симптомы «плоского аффекта» или чувствовать себя «эмоционально притупленным».

Когда мы не можем эффективно контролировать свои эмоции

  • У некоторых людей бывают периоды настроения, которые чередуются между «взлетами», когда они чувствуют себя на вершине мира (что часто приводит к принятию иррациональных решений), и периодами «падений», когда они испытывают тяжелую депрессию. Этот паттерн часто наблюдается у людей, страдающих биполярным аффективным расстройством.
  • Некоторые люди очень быстро переключаются с чувства оцепенения и отстраненности на сильные всплески эмоций.Иногда это называют проблемой регуляции эмоций.
  • Некоторые люди вырабатывают нездоровые способы управления своим эмоциональным состоянием. Примеры включают людей, у которых развились расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия, или люди, которые причиняют себе вред или используют психоактивные вещества для управления своими эмоциями.

Как люди борются со своими эмоциями?

Сиан

У Сиан были проблемы с паникой. Она чувствовала бы, как бьется ее сердце в груди.Она беспокоилась, что если это будет продолжаться слишком долго, у нее случится сердечный приступ и она умрет. Она изо всех сил старалась избегать мест, где раньше испытывала панику, и чувствовала тревогу, если ей приходилось идти куда-то в новое место. Сиан чувствовала слишком много страха, и это влияло на ее жизнь.

Ее психолог говорил с ней о том, как тело естественным образом реагирует на угрозу и о том, как наши привычки мышления могут вызывать сильные чувства. Постепенно она помогла Сиан проверить некоторые из своих представлений об опасности учащенного сердцебиения.Сиан стала меньше бояться своего тела и его реакций и смогла приблизиться к вещам, которые раньше вызывали у нее страх.

Дэвид

Дэвид никогда не чувствовал себя хорошо. Над ним издевались в школе, и его родители никогда не проявляли к нему особого интереса. У него сложилось очень низкое мнение о себе. Теперь он редко выходил на улицу и не находил в жизни особого удовлетворения. Дэвид часто чувствовал оцепенение — он не чувствовал здоровой смеси эмоций, и это мешало ему жить полноценной жизнью.

Терапевт Дэвида проводил с ним время, выясняя, как он стал относиться к себе таким образом. Они обнаружили, что у него были очень суровые способы судить себя, и у него были некоторые правила, которые он не посмел бы применить к другим людям. Со временем и с практикой Дэвид научился быть добрее к себе и начал осваивать здоровые способы выражения своих чувств.

Тара

Тара была зла. Ей причиняли боль люди, которые должны были заботиться о ней, она стыдилась того, кем она была, и так и не научилась успокаивать себя.Когда возникали трудности, Тара винила себя, злилась и часто набрасывалась. Вспыльчивость Тары означала, что люди часто держались от нее на расстоянии, в результате чего у нее не было никого, кто мог бы помочь ей справиться со своими чувствами. Непреодолимые эмоции Тары мешали ей функционировать в жизни.

Психолог Тары помог ей понять, почему она так злится. Они исследовали альтернативные способы реагирования Тары на ситуации, которые ее расстраивали, и Тара научилась новым способам управления эмоциями, которые ее подавляли.Самое главное, Тара стала относиться к себе более благосклонно.

Клинические и консультативные психологи, терапевты и консультанты во всем мире практикуют множество различных форм психотерапии. Каждая школа терапии имеет разные теории, техники и учения, но все они направлены на то, чтобы помочь людям управлять своей эмоциональной жизнью. Здесь описаны отношения к эмоциям двух популярных моделей терапии: когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) и терапии принятия и приверженности (ACT).

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — хорошо зарекомендовавшая себя психологическая терапия. Ее практикуют тысячи терапевтов по всему миру, и многочисленные исследования показывают, что это эффективная форма лечения огромного количества проблем. «Способ когнитивно-поведенческой терапии» для понимания эмоций гласит, что то, что мы чувствуем, является результатом того, что мы думаем и как действуем. Он предполагает, что если наша цель состоит в том, чтобы управлять своими чувствами, то нам необходимо внести изменения в свое мышление и поведение.КПТ имеет набор техник для изучения и изменения того, как мы думаем и действуем.

Терапия принятия и приверженности (ACT)

ACT — более поздняя ветвь в «семействе» терапий когнитивно-поведенческой терапии, и она занимает другую позицию по отношению к эмоциям. Позиция ACT заключается в том, что проблемы возникают, когда наши эмоции или наши попытки контролировать их мешают нам жить в соответствии с нашими ценностями. «Ценная жизнь» — это та жизнь, которую мы находим лично значимой, но наша борьба с эмоциями часто означает, что мы «сбиваемся с курса».ACT делает другой акцент на том, что важно ( жить осмысленной жизнью , а не регулировать свои чувства ). В центре внимания работы в рамках ACT находится , «содействующая людям в продвижении к более ценной и личностно полноценной жизни в контексте, в котором ранее препятствующие неприятные эмоции больше не служат препятствиями» [2]. АСТ-терапевты часто используют метафоры, которые предлагают людям взять под контроль направление своей жизни, например, «управлять собственным автобусом» или «управлять собственным кораблем».

Если мы хотим управлять своими эмоциями (или жить с ними более комфортно), сначала мы должны понять, как они влияют на нашу жизнь. Найдите время, чтобы подумать о том, какую роль эмоции играют в вашей жизни в данный момент, задав себе приведенные ниже вопросы. Вы можете заполнить свои ответы на листе Как эмоции влияют на вашу жизнь .

  • Чего я слишком много чувствую?
  • Чего мне мало?
  • Что мои эмоции мешают мне делать?
  • Что мои эмоции заставляют меня делать слишком много?
  • Где в моем теле я сильнее всего замечаю эмоции?
  • Что для меня важно? (Каковы мои цели? Каковы мои ценности?)
  • Если бы я жил так, как действительно хотел, чем бы я занимался больше?

Если вы чувствуете себя подавленным, вы можете попробовать один (или несколько) из следующих способов помочь себе

Переключить внимание

  • Измените свое окружение.Погуляй, пойди куда-нибудь новое
  • Посмотреть фильм, телешоу или забавное видео в Интернете
  • Займись чем-нибудь практичным. Можете ли вы найти что-нибудь, что нуждается в чистке, покраске или ремонте? Сделай это сейчас
  • Читать книгу

Проработайте свои чувства

  • Расскажите кому-нибудь о своих чувствах
  • Напишите о своих чувствах (можно написать кому-нибудь в письме, не обязательно публиковать)
  • Нарисуйте картинку, чтобы представить, как вы себя чувствуете в данный момент
  • Кричи в подушку

Работа со своим телом

  • Попробуйте расслабляющее дыхательное упражнение
  • Попробуйте прогрессивную мышечную релаксацию
  • Займитесь физическими упражнениями. Отправьтесь на пробежку, поплавайте, прогуляйтесь, займитесь йогой или растяжкой

Следующая глава посвящена мыслям в КПТ.

[1] Кениг, Дж. Словарь неясных печалей. Получено с http://www.dictionaryofobscuresorrows.com/.

[2] Блэкледж, Дж. Т., и Хейс, С. К. (2001). Регуляция эмоций в терапии принятия и приверженности. Журнал клинической психологии , 57 (2), 243–255.

Эмоционально интеллектуальные люди используют этот простой психологический трюк, чтобы изменить свою точку зрения и контролировать свои эмоции

Бен и Эми не знают друг друга, но они оба только что потеряли работу.Поначалу они оба опустошены.

«Что мне теперь делать?» — спрашивают они оба.

Каждый из них засыпает, купаясь в море негативных эмоций.

Утром Бен просыпается растерянным. «Такое всегда случается со мной», — думает он. «Мне не повезло». Негативные мысли Бена подпитывают сами себя. Они создают в его голове бушующую бурю, не позволяя ему начать поиск новой работы или заняться чем-то еще продуктивным.

Как и Бен, Эми просыпается с узлом в животе.Но ее реакция другая: она берет под контроль свои мысли и меняет свою точку зрения.

«Эта работа никуда меня не приведет», — думает она. «Я уверен, что смогу найти что-то получше. Что еще лучше, я давно хотел выйти в одиночку. Может быть, это тот толчок, который мне нужен».

«Потеря этой работы будет лучшим, что когда-либо случалось со мной.»

Несмотря на похожие ситуации, Эми реагирует гораздо лучше. Развивая эмоциональный интеллект, она может изменить свое отношение к обстоятельствам.Это простое изменение точки зрения позволяет ей взять под контроль свои эмоции, а также взять ситуацию под контроль.

Мне нравится называть эту технику: Смена очков.

Как взять под контроль свои эмоции, изменить точку зрения и мыслить позитивно.

Люди, которые носят очки, знают, что иногда требуется изменение рецепта, чтобы они могли видеть более четко.

Иногда нам нужно сделать то же самое мысленно: ваши мысли и эмоции могут затуманить ваше зрение и суждение. В этом случае вам нужно сменить очки; то есть измените свою точку зрения.

Техника смены очков основана на принципах когнитивной психологии.
В 1950-х годах психолог Альберт Эллис учил, что иррациональное мышление является основной причиной многих эмоциональных проблем. Например, иррациональные убеждения, подобные убеждениям Бена, приводят к нездоровым эмоциональным последствиям, таким как самосаботаж. Поскольку Бен считает, что ему не повезло, он разочаровывается и теряет мотивацию.

Напротив, рациональное мышление Эми позволяет ей чувствовать разочарование и расстройство, но в ограниченной степени.Она также признает, что многие люди теряют работу и добиваются успеха, и что изменение обстоятельств может даже привести к положительным результатам.

Меняя очки, Эми остается уравновешенной и оптимистичной, создавая здоровые эмоциональные последствия.

Если вы часто оказываетесь в ловушке негативного мышления, попробуйте следующую тактику.

Запишите.

Изложение своих мыслей в письменной форме — с помощью настоящей ручки и бумаги, а не просто набора текста — может быть действенным способом заставить себя считаться со своими чувствами.

Например, давайте представим, что Бену нужно время, чтобы описать свои чувства на бумаге. Он может считать, что ему действительно не повезло и шансов найти другую работу у него нет. Но простой процесс записи этих мыслей может помочь ему замедлить темп, подумать и переоценить обоснованность этих мыслей.

Поговорите с кем-нибудь.

Когда вы высказываете свои мысли и чувства кому-то, кому вы доверяете, вы можете переосмыслить свое мнение во время разговора.

И даже если нет, вы даете этому человеку возможность дать ценный отзыв, надеть на минуту очки.Другими словами, они помогают вам увидеть ситуацию их глазами, что может помочь вам переоценить свои собственные мысли и чувства.

Наполните свой разум позитивными мыслями

Негативные чувства, такие как неуверенность в себе и жалость к себе, могут быстро выйти из-под контроля. Сосредоточение внимания на позитивных мыслях может помочь вам обрести баланс.

Например, Бен может составить список потенциальных положительных последствий потери работы:

  • Поиск новой работы, которая ему нравится больше, чем предыдущая.
  • У вас есть время, чтобы воссоединиться с семьей или друзьями.
  • Возможность пересмотреть приоритеты.
  • Мотивация попробовать что-то новое.

Сосредоточившись на этих положительных результатах, Бен может сформировать более оптимистичный, но все же реалистичный подход. Это не устранит полностью негативные чувства, но поможет удержать их на месте.

Так что в следующий раз, когда вы обнаружите, что ваши эмоции работают против вас, спросите себя: нужно ли мне менять очки?

Потому что изменение точки зрения может помочь вам увидеть мир в другом свете.

(Если вам понравилась эта статья, обязательно запишитесь на мой бесплатный курс эмоционального интеллекта, где каждый день в течение 10 дней вы будете получать правило, призванное помочь вам заставить эмоции работать на вас, а не против вас.)

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Эмоции в психологии: определение, биологические компоненты и выживание — видео и стенограмма урока

Эмоции

Но у Гейджа определенно были повреждены лобные доли или область мозга, которая помогает регулировать переживание эмоций.Эмоция может быть определена как аффективное состояние, часто сопровождаемое определенными физиологическими характеристиками, способными влиять на мысли и поведение.

Действительно, Гейдж все еще мог ходить и говорить, думать и помнить. Но он, возможно, потерял часть своего эмоционального интеллекта. Эмоциональный интеллект — это термин, обозначающий способность распознавать эмоции и управлять ими.

Как показывает история Гейджа, определенные части мозга связаны с эмоциями.Авария Гейджа повредила, по крайней мере, часть его лобных долей, которые входят в число регулирующих частей.

Миндалевидное тело

Кроме того, есть миндалевидное тело . Исследования показывают, что у людей с черепно-мозговыми травмами снижена реакция страха. Например, когда они играют в игры, они не обязательно стремятся к победе, как это обычно делают люди со здоровой миндалевидным телом. На самом деле, они могут даже попытаться проиграть.

Эмоции и выживание

Эти тематические исследования показывают, что, хотя эмоции и не полностью рациональны, они, тем не менее, важны для нашего благополучия.Например, эмоция страха может уберечь нас от опасных вещей, которые в противном случае могли бы нам навредить, таких как змеи и пауки.

Примерно так же любовь к собственным детям заставляет нас заботиться о них, даже когда они плачут глубокой ночью.

Итак, человеческие эмоции помогают обеспечить выживание человека. Кроме того, эмоции могут помочь нам почувствовать, что у нас есть достойная и значимая жизнь. Они позволяют нам чувствовать себя довольными тем, что мы делаем на работе, удивляться, когда получаем неожиданные подарки, и развлекаться, читая комиксы.

Невербальное общение

Кроме того, выражение эмоций может помочь в невербальном общении , что означает, что эмоции также могут помочь нам создавать и поддерживать отношения с другими людьми. Но даже несмотря на то, что переживание эмоций может быть как значительным, так и универсальным для всего человечества, эмоции, тем не менее, остаются загадочными.

Например, как объективные физиологические симптомы, такие как потные ладони и учащенное сердцебиение, связаны с субъективными эмоциональными переживаниями, такими как нервозность или страх? Симптомы вызывают эмоцию или наоборот? Или ни один из них не является правильным?

Почему у разных людей разные эмоциональные реакции на один и тот же раздражитель? Обладаем ли мы контролем, не говоря уже о полном контроле, над своими эмоциями?

Краткий обзор урока

Подводя итог, можно сказать, что эмоции важны не только для нашего выживания, но и для качества нашей жизни.Определенные части мозга, особенно лобные доли и миндалевидное тело , помогают регулировать эмоции. Наконец, хотя эмоции определенно включают в себя несколько компонентов, таких как физиологические симптомы, а также выражение эмоций, существует несколько теорий о том, как эти компоненты соотносятся друг с другом и как они формируют наши коллективные эмоциональные переживания.

Социальное измерение эмоций

ЭМОЦИИ окрашивают всю нашу жизнь, но до относительно недавнего времени они не был предметом психологической теории и исследований.Вещи начали изменения в 1980-х годах, с созданием специализированных журналов, формирование общества (Международное общество исследований эмоция) и постепенный отход от доминирующего когнитивизма 1960-е и 1970-е годы. Социальные и личностные психологи были на в авангарде теории и исследований эмоций: Стэнли Шахтер, Ричард Лазарус, Пол Экман и Клаус Шерер — вот некоторые из имен, которые приходят на ум. Так почему же многие современные исследования эмоций настолько индивидуалистичны в своем подходе? подход?

Почему эмоции социальны

Возьмем теорию оценки, доминирующее теоретическое положение в изучение эмоций.По сути, теоретики оценки утверждают, что эмоции возникает из значения, которое индивид придает событию. Что-то происходит (вы слышите странный шум, доносящийся из вашей кухни в посреди ночи). Смысл, который вы придаете этому событию, определяет будете ли и как вы реагировать эмоционально. Интерпретация шума как вызванный злоумышленником-человеком, приведет к совершенно другому набору эмоции, чем будет интерпретировать шум как вызванный вашей кошкой или ветер сдувает что-то с подоконника.Еще один важный фактором, по мнению теоретиков оценки, является ваше чувство, что вы быть в состоянии справиться с любой угрозой своему благополучию. Молодой, физически способный человек будет испытывать меньшую угрозу в этих обстоятельствах, чем будет пожилой человек или инвалид.
Можно не согласиться с некоторыми аспектами теоретического аргумента (см. Zajonc, 1980) или эмпирические данные (см. Parkinson & Manstead, 1992, 1993), предлагаемые теоретиками оценки, но это не моя цель. здесь. Скорее, моя жалоба в том, что он не уделяет достаточного внимания к социальному контексту.Возвращаясь к шуму, доносящимся из вашей кухни посреди ночи: если у вас есть компания, вы, вероятно, спросите вашего спутника, слышал ли он или она также шум и что он или она она сделала из него. И ваша оценка события, и ваша реакция к нему, вероятно, будут сформированы ответами компаньона. Параллель можно найти в литературе по взаимосвязи установки и поведения, где в течение нескольких десятилетий внимание было сосредоточено на том, отношение может предсказать, как кто-то будет себя вести.Неспособность найти тесная взаимосвязь между отношением и поведением привела ко многим переоценка ценностей со стороны исследователей установок: если установки не предсказывают поведение, зачем их изучать? Часть решения для этой загадкой было осознание того, что существуют также нормативные влияние на поведение людей, и что они могут каким-то образом объяснение загадочной неспособности установок предсказать поведение (Фишбейн и Айзен, 1975). Оглядываясь назад, кажется удивительным, что субдисциплина, в которой некоторые из «классических» экспериментов — Аш, Милгрэм, Шериф — были демонстрацией того, как ситуационная силы влияют на индивидуальное восприятие, суждения и действия, могут игнорировали силу социальных норм, когда дело касалось отношения отношение-поведение.
Анри Тайфель (1972) написал известную статью под названием «Эксперименты в вакууме», имея в виду тенденцию со стороны психологи вообще и социальные психологи в частности изучать человека так, как если бы он или она находились в социальном вакууме. То же Аргумент можно направить на теоретиков и исследователей эмоций. Там составляют несколько почетных исключений (см. de Rivera, 1977; Parkinson, 1996), но общая тенденция заключалась в том, чтобы изучать эмоциональные явления в уровень социально изолированной личности.Это кажется странным, учитывая сильно социальное качество эмоций. Это социальное качество проявляется в три простых наблюдения.
Во-первых, эмоции «преднамеренны» в том смысле, что они всегда «о» чем-то: у них есть объект, и этот объект очень часто соц. Это человек (соперник любимого человека) привязанность), социальная группа (организация, занимающаяся вдохновляющей работой в развивающихся странах), светское событие (Уэльс выиграл турнир Большого шлема в турнир по регби шести наций), или социальный или культурный артефакт ( музыкальная пьеса).Конечно, мы иногда испытываем эмоции в реакция на несоциальные стимулы (страх высоты или пауков, пример), но социальные объекты гораздо более вероятны, чем несоциальные. объекты являются источником наших повседневных эмоций (Scherer et al., 1986).
Во-вторых, многие эмоции по своей сути или функционально являются социальными, т. что либо они не переживались бы в отсутствие других, либо у них, кажется, нет никакой другой функции, кроме как привязать нас к другим. Эмоции таких как сострадание, сочувствие, материнская любовь, привязанность и восхищение те, которые зависят от других людей, которые физически или психологически присутствует.Страх быть отвергнутым, одиночество, смущение, чувство вины, стыда, ревности и полового влечения имеют своей основной функцией поиск или цементирование социальных отношения.
В-третьих, когда мы испытываем эмоции, мы склонны делиться ими. их с другими. В обширной программе исследований Бернар Риме и его коллеги изучали то, что они называют «социальным обменом» эмоция. Использование смеси анкеты, дневника и эксперимента методы, они показали, что подавляющее большинство эмоциональных опыт делится с другими, делится с несколькими другими, и передаются вскоре после инициирующего события (Rimé et al., 1991). Более того, такой обмен эмоциями с другими вызывает эмоциональную реакции слушателей, что само по себе интересное явление, в зависимости от склонности слушателя сопереживать разделитель. И эмоции, которые испытывают слушатели, как правило, разделяются. с третьими сторонами, явление, которое Кристоф и Риме (1997) называют «вторичный социальный обмен». Здесь есть интересный парадокс. Мы склонны делиться своими эмоциональными переживаниями, некоторые из которых могут быть болезненными или стыдить близких, потому что мы верим, что они не разделят наши секреты с другими.И все же эти близкие — те самые, кто вероятно, сопереживает нам и, следовательно, испытывает эмоции себя в результате прослушивания того, что мы разглашаем. Это делает это вероятно, что они будут участвовать во вторичном социальном обмене.

Социальная оценка

Учитывая эти социальные атрибуты эмоций, относительное пренебрежение тем более удивительным кажется социальное измерение эмоций. В моем собственного исследования эмоций я попытался восстановить баланс, начав с моим докторским диссертационным исследованием смущения, которое позже послужил платформой для совместных исследований с Гюном Семином (Манстед и Семин, 1981; Семин и Манстед, 1982).В последующем совместная работа с Хью Вагнером (Manstead et al., 1984; Wagner et al. al., 1986) Я сосредоточился на том, как передаются эмоции. между людьми через невербальные каналы и сигналы.
Вместе с одной из моих аспиранток, Розелин Эдвардс, я исследовал способы способность детей распознавать эмоции по выражению лица (что в наши дни расценили бы как аспект «эмоционального интеллект») повлияло на их общественное признание или неприятие их сверстники в школе (Manstead & Edwards, 1992).В более поздних работах, проведенных вместе с Агнетой Фишер я исследовал, как культурные ценности влияют на переживание и выражение эмоций (Fischer et al., 1999) и то, как формируются выражения лица во время эмоций. как социальным контекстом, в котором они происходят, так и эмоциями опыт (Manstead et al., 1999).
Мое самое последнее исследование эмоций касалось различных аспектов социальное измерение эмоций. Первый касается того, что я называю «социальным оценка» (Manstead & Fischer, 2001).Здесь аргумент в том, что как а также оценка значимости события для нашего личного самочувствие («Что это значит для меня и моих?»), мы также оцениваем реакции других, в том числе эмоциональные реакции других на одно и то же событие или (ожидаемые) последствия собственных эмоциональных ответ для других.
Наше беспокойство по поводу эмоциональной реакции других людей на событие имеет глубокий смысл. корни. То, что психологи развития называют «социальной референцией», является явление, при котором младенцы, столкнувшиеся с неопределенностью или двусмысленной ситуации обратитесь к своему опекуну за подсказками о том, как продолжить.Оригинальная работа по социальным ссылкам (Klinnert et al., 1983) использовал «визуальную скалу», устройство с «мелкая» сторона и
«глубокая» сторона, последняя покрыта плексигласом. Чистый эффект заключается в создать вид капли. Детей разместили на мелководье. конец, а их матери стояли в глубоком конце. 12-месячный ребенок находится обычно не решается пересечь «обрыв». Те, чьи матери улыбались гораздо чаще, чем те, чьи матери выглядел встревоженным или сердитым.Поэтому с самого раннего возраста мы используем эмоциональные реакции других при интерпретации эмоционального смысла ситуации и события. Комедия, просмотренная в компании друга, который кажется, не находит это забавным, гораздо менее забавным, чем если бы друг нашел это забавным. Короче говоря, наши эмоции подвержены социальным влияние, как и наши мысли и поведение.
Второй аспект социальной оценки — это то, как, по нашему мнению, отреагируют другие. к нашему эмоциональному поведению, если бы мы вели себя эмоционально.Воля они находят нашу реакцию чрезмерной или неуместной? И как может такой негативная оценка нашего эмоционального поведения влияет на наши отношения с ними? Эти виды соображений особенно актуальны для эмоция гнева, потому что выражение гнева человеку, вызвавшему гнев может рассматриваться как конфронтация и как потенциальная угроза отношения с этим человеком.
Мужчины и женщины, как правило, имеют разные заботы, когда они рассердился на другого. Мужчины, как правило, стремятся заявить о себе и осуществлять контроль над ситуацией.Женщины обычно думают о том, как что их гнев будет виден другим и по возможному ущербу что было бы сделано для отношений с другим. Нет Удивительно тогда, что, когда женщины злятся и имеют возможность выражать свой гнев кому-либо, кроме того, кто их разозлил, они более склонны выражать свой гнев, чем когда у них есть шанс выразить свой гнев человеку, который их разозлил. Для мужчин, верно и обратное: они более склонны выражать гнев на человека, который их разозлил, чем на третью сторону (Тиммерс и др., 1998).
В недавнем исследовании мы (Evers et al., в печати) выбрали эту линию работать на один шаг дальше. Мужчины и женщины, которых разозлил негатив отзывы, которые они получили на эссе от другого участника в эксперименту дали возможность (под видом отдельного эксперимент по восприятию вкуса) выбрать, сколько неудобно острый соус выделить этому же товарищу-участнику, зная, что последнему придется есть все, что есть выделено. Это так называемая «парадигма острого соуса», первоначально использовавшаяся Либерман и др.(1999).
Еще один вариант нашего исследования заключался в том, что участники либо ожидал или не ожидал встретить другого участника в конце сессия. Мужчины, как правило, выделяли парню больше острого соуса. участников, чем женщины, но эта тенденция была особенно заметна при одном конкретном стечении обстоятельств: когда участники получили отрицательный отзыв от другого и ожидается, что он встретится с другим позже. Здесь женщины были особенно склонны выделять меньше острого соуса, чем их коллеги-мужчины сделали.Более того, нам удалось показать, что у мужчин была тенденция выделять больше острого соуса, чем у женщин. частично опосредовано различиями в том, насколько участники думали, что негативные последствия могут возникнуть, если дать острый соус другому участник. В этом и заключается влияние социальной оценки на выражение гнева. Женщины реже выражали свой гнев именно потому, что они чаще, чем мужчины, думали, что социальные последствия последуют за выражением своего гнева.

Улыбки со всех сторон

То, как другие люди влияют на экспрессивное поведение во время Эмоции также находятся в центре внимания второго направления моего исследования. Это строит на более ранней работе, в которой мы обнаружили, что социальный контекст, в котором эмоциональное событие оказывает заметное влияние на поведение лица. Предыдущие исследователи показали, что когда люди взаимодействуют с других и происходит что-то приятное или забавное, они с большей вероятностью улыбаться, чем они есть, когда происходит то же самое и они одни (напр.г. Фернандес Долс и Руис Бельда, 1995 год; Фридлунд, 1991). Алан Фридлунд (1994) утверждали, что эта социальная потенциация улыбки отражает более общее явление, а именно то, что функция лицевых дисплеев состоит в том, чтобы сообщать мотивы или намерения другим. Улыбающееся лицо сигнализирует о мотив умиротворения или присоединения; «грустное» лицо сигнализирует о мотиве быть утешил; «сердитое» лицо сигнализирует о мотиве агрессии; и так далее. Но никто, включая Фридлунда, не пытался измерить эти социальные мотивы или непосредственно изучить роль, которую они сыграли в формировании человеческого выражение лица во время эмоций.
Это было целью другого нашего исследования (Zaalberg et al., 2004). Участники прибыли в зал ожидания, где их рассадили. с кем-то еще, кто явно ждал, чтобы принять участие в том же исследования (но который на самом деле был сообщником экспериментатора). То экспериментатор под предлогом того, что он забыл некоторые анкеты, предлог для того, чтобы оставить двух участников вместе. Пока его
не было, сообщник рассказал настоящему участнику анекдот. Эта шутка был предварительно выбран, чтобы быть хорошим или плохим.Мы оценили оба субъективных и поведенческие реакции на шутку. Хорошая шутка не только вызвала больше положительных эмоций; это также вызвало больше «удовольствия» улыбки (что влечет за собой сокращение мышц вокруг глаза, вызывая «гусиный взгляд». ноги, а также обращенный вверх рот), чем «вежливая» улыбка (которая только влечет за собой повернутый вверх рот). Бедная шутка вызвала именно обратная картина: некоторая неловкость и смущение на субъективный уровень, и улыбка более вежливая, чем улыбка удовольствия.
Наиболее важные для нас результаты касались роли социальных мотивов. Мы спросили участников, почему они будут улыбаться или смеяться в той или иной ситуации. они только что были и обнаружили, что их ответы согласуются друг с другом. отношения с их поведением лица. Те, кто сказал, что они улыбнулись бы, чтобы поделиться своими положительными эмоциями с рассказчиком анекдотов, были более вероятно, чтобы показать улыбки удовольствия. Те, кто сказал, что будут улыбаться, чтобы защитить чувства рассказчика анекдота, скорее всего, вежливые улыбки.Важно отметить, что связь между субъективными эмоциями и поведение лица было полностью опосредовано этими мерами социального мотивы. Это исследование выходит за рамки предыдущих исследований, показывая, что социальные мотивы людей в эмоциональной обстановке имеют важное в зависимости от их экспрессивного поведения. Мы улыбаемся шуткам независимо от того, мы находим их забавными; но то, как мы улыбаемся, отражает то, насколько забавными мы их находим, а это, в свою очередь, систематически связано с тем, чего мы хотим достичь в ситуация.

Эмоции и успех

Как мы видели, социальный контекст — и, в частности, отношения с другими людьми, которые физически или психологически присутствуют – оказывает значительное влияние на то, как люди выражают и сообщают свои эмоции.Но отношения между эмоциями и социальным контекстом взаимный. Эмоции также оказывают значительное влияние на человека. отношения с др. Современная теория и исследования эмоциональных разум указал на то, что успех как в работе, так и в нерабочие установки зависят не только от сырого интеллектуального способности (см. Salovey et al., 2004). В своей оригинальной статье о эмоциональный интеллект, Саловей и Майер (1990) определили его как умение контролировать свои и чужие чувства и эмоции, различать их,
, и использовать эту информацию для руководства своим мышлением и действиями» (с.189).
Существует множество способов наблюдения за своим и чужим чувства и эмоции могут руководить мышлением и действиями. Тот, который я и мои коллеги (van Kleef et al., 2004a, 2004b) изучали как эмоции могут повлиять на ход переговоров. Представить что вы ведете переговоры о сделке с кем-то, кто, кажется, чувствует себя злой. Теперь сравните это с аналогичными переговорами, в которых другой кажется, чувствует себя счастливым. Мы рассудили, что переговорщики сделают использовать это знание эмоционального состояния оппонента, делая вывод, что разгневанный оппонент недоволен ходом переговоров и вряд ли согласится на то, что на столе, и что счастливый противник в основном доволен текущим предложением
и поэтому, вероятно, примет его.
Чтобы проверить эти предсказания, мы организовали компьютерные переговоры в участники которых считали себя продавцом партии мобильных телефонов, ведение переговоров с потенциальным покупателем на предмет цена, гарантийный срок и сервисный договор. Покупатель (фактически компьютерная программа) начал с предложения; продавец ответил с встречное предложение; и так далее, до шести раундов. Наш основной иждивенец критерием было то, насколько требовательны были участники (т. е. насколько они настаивал на более высокой цене,
более коротком гарантийном сроке и менее щедром контракте на обслуживание).Участники были убеждены, что целью исследования было исследовать, как знание намерений оппонента влияет на переговорные процессы и результаты. В соответствии с этим участники получили информацию о намерениях противника во время Переговоры. Эта информация также содержала манипуляции с эмоции соперника. Пример: «Это предложение меня очень злит. Я собираюсь предложить 8-7-7’, где цифры представляют разные значения переменных цены, гарантии и контракта на обслуживание.
Как повлияло знание эмоционального состояния соперника поведение участников? Разгневанный противник привел к большим уступкам чем счастливый противник, с условием контроля (в котором участники знали о намерениях своего оппонента, но не знали о эмоции оппонента) примерно посередине между ними. это открытие мы повторили несколько раз. В других исследованиях мы показали, среди прочего, что этот эффект не связан с валентностью эмоции оппонента (например, у разочарованного оппонента гораздо больше тот же эффект, что и у разгневанного, и виновный противник имеет почти такой же эффект как счастливый).Таким образом,
важно то, что эмоции оппонента говорят вам о его или ее намерениях, а не их валентность.

Интимные отношения

Я утверждал, что эмоции и социальные отношения тесно связаны между собой. взаимосвязаны, гораздо сильнее, чем это обычно признается в теоретизировании и исследование эмоций. С одной стороны, способы, которыми люди выражают эмоции формируются их социальными оценками и их социальными мотивами. С другой стороны, эмоции, которые люди выражают, несут информацию. что позволяет другим вносить стратегические коррективы в свои социальные поведение.Таким образом, в то время как эмоции регулируются социальными отношениями, они в свою очередь помочь урегулировать эти отношения.

— Тони Мэнстед — профессор психологии Кардиффского университета. Электронная почта: [email защищен].

 

Веб-ссылки

Международное общество исследований эмоций:
facpub.stjohns.edu/~booner/ISRE/ISRE.html
Ресурсы по выражениям лица: www.irc.atr.jp/
~mlyons/facial_expression.html
EMONET: www.business. uq.edu.au/research/emonet
База данных социальной психологии: www.социальнаяпсихология.org

Обсуждать и спорить

В какой степени наши эмоциональные переживания формируются реальными или ожидаемыми реакциями других людей?
В какой степени гнев является «мужской» эмоцией?
Гендерные различия в эмоциях формируются гендерными стереотипами или биологическими факторами?
Является ли поведение лица во время эмоциональных эпизодов «окном» в чей-то субъективный опыт?
Каковы вероятные краткосрочные и долгосрочные последствия выражения гнева во время переговоров?
Выскажите свое мнение, отправив электронное письмо на нашу страницу писем на [email protected] или внести свой вклад в наш онлайн через www.thepsychologist.org.uk.

Каталожные номера

Кристоф, В. и Риме, Б. (1997). Воздействие на социальные сети эмоций. Европейский журнал социальной психологии, 27, 37–54.
де Ривера, Дж. (1977). Структурная теория эмоций. Нью-Йорк: Издательство международных университетов.
Эверс, C.J.M., Фишер, А.Х., Родригес Москера, П. и Манстед, А.С.Р. (в прессе). Гнев и социальная оценка: «пряный» секс разница? Эмоция.
Фернандес Долс, Х.М. и Руис Бельда, М.А. (1995). Являются ли улыбки знаком счастья? Журнал личности и социальной психологии, 69, 1113–1119.
Фишер, А.Х., Манстед, А.С.Р. и Родригес Москера, П. (1999). Роль ценностей, связанных с честью, по сравнению с индивидуалистическими ценностями в осмысление гордости, стыда и гнева: испанские и голландские культурные прототипы. Познание и эмоции, 13, 149–179.
Фишбейн, М. и Айзен, И. (1975). Вера, отношение, намерение и поведение. Чтение, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.
Фридлунд, А.Дж. (1991). Социальность одинокой улыбки.Журнал личности и социальной психологии, 60, 229–240.
Фридлунд, А.Дж. (1994). Выражение лица человека. Нью-Йорк: Академическая пресса.
Клиннерт, М.Д., Кампос, Дж.Дж., Сорс, Дж.Ф., Эмде, Р.Н. и Свейда, М. (1983). Эмоции как регуляторы поведения. В Р. Плутчик и Х. Келлерман (ред.) Эмоции: теория, исследования и опыт, Vol. 2 (стр. 57–86). Нью-Йорк: Академическая пресса.
Либерман, Дж.Д., Соломон, С., Гринберг, Дж. и МакГрегор, Х.А. (1999). «Горячий» новый способ измерения агрессии.Агрессивное поведение, 25 лет, 331–348.
Мэнстед, А.С.Р. и Эдвардс, Р. (1992). Коммуникативные аспекты эмоциональная компетентность детей. В К.Т. Стронгмен (ред.) International обзор исследований эмоций, Vol. 2 (стр. 167–195). Чичестер: Уайли.
Мэнстед, А.С.Р. и Фишер, AH (2001). Социальная оценка: социальный мир как объект и влияние на процессы оценки. В К.Р. Шерер и А. Шорр (ред.) Процессы оценки эмоций: теория, методы, исследования (стр. 221–232). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
Manstead, ASR, Jakobs, E. & Fischer, AH (1999). Выразительный и коммуникативные функции лицевых дисплеев. В P. Philippot et al. (Ред.) Социальный контекст невербального поведения (стр. 287–313). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
Мэнстед, А.С.Р. и Семин Г.Р. (1981). Социальные проступки, социальные перспективы и социальная эмоциональность. Мотивация и эмоции, 5, 249–261.
Manstead, ASR, Wagner, HL & MacDonald, CJ (1984). Лицо, тело и речь как каналы связи при обнаружении лжи.Фундаментальная и прикладная социальная психология, 5, 317–332.
Паркинсон, Б. (1996). Эмоции социальны. Британский журнал психологии, 87, 663–683.
Паркинсон, Б. и Манстед, А.С.Р. (1992). Оценка как причина эмоция. В М.С. Кларк (ред.) Обзор личности и социальных психология: Вып. 13. Эмоции (стр. 122–149). Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.
Паркинсон, Б. и Манстед, А.С.Р. (1993). Осмысление эмоций в рассказы и светская жизнь. Познание и эмоции, 7, 295–323.
Риме, Б., Мескита, Б., Филиппот, П. и Бока, С. (1991). За пределами эмоциональное событие: шесть исследований социального обмена эмоциями. Познание и эмоции, 5, 435–465.
Саловей, П., Кокконен, М., Лопес, П. и Майер, Дж. Д. (2004). Эмоциональный интеллект: что мы знаем? В А.С.Р. Манстед и др. (ред.) Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум (стр. 319–338). Новый Йорк: Издательство Кембриджского университета.
Саловей, П. и Майер, Дж. Д. (1990). Эмоциональный интеллект. Воображение, познание и личность, 9, 185–211.
Шерер, К.Р., Уоллботт, Х. и Саммерфилд, А.Б. (1986). Испытывать эмоции. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
Семин Г.Р. и Манстед, A.S.R. (1982). Социальные последствия проявления смущения и восстановительное поведение. Европейский журнал Социальная психология, 12, 367–377.
Тайфель, Х. (1972). Эксперименты в вакууме. В Дж. Исраэль и Х. Тайфель (ред.) Контекст социальной психологии: критическая оценка (стр. 69–119). Лондон: Академическая пресса.
Тиммерс, М., Фишер, А.Х. и Манстед, А.С.Р. (1998). Эмоция самовыражение в зависимости от пола и социального контекста. Личность и Бюллетень социальной психологии, 24, 974–985.
ван Клиф, Г. А., Де Дреу, К. В. и Манстед, А. С. Р. (2004а). То межличностные эффекты гнева и счастья в переговорах. Журнал личности и социальной психологии, 86, 57–76.
ван Клиф, Г. А., Де Дреу, К. В. и Манстед, А. С. Р. (2004б). То Межличностные эффекты эмоций в переговорах. Журнал Личность и социальная психология, 87, 510–528.
Вагнер, Х.Л., Макдональд, С.Дж. и Манстед, А.С.Р. (1986). Передача отдельных эмоций спонтанной мимикой. Журнал личности и социальной психологии, 50, 737–743.
Zaalberg, R., Manstead, A.S.R. и Фишер, AH (2004). связи между эмоциями, правилами отображения, социальными мотивами и поведением лица. Познание и эмоции, 18, 182–207.
Зайонц, Р. Б. (1980). Чувство и мышление: предпочтения не нуждаются в выводах. Американский психолог, 35, 151–175.

Эмоции – Психология

OpenStaxCollege

[латексная страница]

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объясните основные теории эмоций
  • Опишите роль лимбических структур в обработке эмоций
  • Понять вездесущую природу создания и распознавания эмоционального выражения

В повседневной жизни мы испытываем множество эмоций.Эмоция — это субъективное состояние бытия, которое мы часто описываем как наши чувства. Слова «эмоция» и «настроение» иногда используются взаимозаменяемо, но психологи используют эти слова для обозначения двух разных вещей. Как правило, слово «эмоция» указывает на субъективное аффективное состояние, которое является относительно интенсивным и возникает в ответ на то, что мы испытываем ([ссылка]). Часто считается, что эмоции переживаются сознательно и преднамеренно. Настроение, с другой стороны, относится к продолжительному, менее интенсивному аффективному состоянию, которое не возникает в ответ на то, что мы испытываем.Состояния настроения могут не осознаваться сознательно и не нести интенциональности, связанной с эмоциями (Beedie, Terry, Lane, & Devonport, 2011). Здесь мы сосредоточимся на эмоциях, а о настроении вы узнаете больше в главе, посвященной психологическим расстройствам.

Малыши могут быстро переключаться между эмоциями, будучи (а) очень счастливыми в один момент и (б) очень грустными в следующий. (кредит а: модификация работы Керри Чешик; кредит б: модификация работы Керри Чешик)


Мы можем быть на вершинах радости или в глубинах отчаяния или.Мы можем злиться, когда нас предают, бояться, когда нам угрожают, и удивляться, когда происходит что-то неожиданное. В этом разделе будут изложены некоторые из наиболее известных теорий, объясняющих наши эмоциональные переживания, и дано представление о биологических основах эмоций. Этот раздел завершается обсуждением вездесущей природы выражений эмоций на лице и нашей способности распознавать эти выражения у других.

Наши эмоциональные состояния представляют собой комбинацию физиологического возбуждения, психологической оценки и субъективных переживаний.Вместе они известны как компоненты эмоций. Эти оценки основаны на нашем опыте, происхождении и культуре. Поэтому у разных людей могут быть разные эмоциональные переживания даже при сходных обстоятельствах. Со временем было предложено несколько различных теорий эмоций, показанных в [ссылка], для объяснения того, как различные компоненты эмоций взаимодействуют друг с другом.

Теория эмоций Джеймса-Ланге утверждает, что эмоции возникают в результате физиологического возбуждения.Вспомните, что вы узнали о симпатической нервной системе и нашей реакции «бей или беги», когда нам угрожают. Если бы вы столкнулись с какой-то угрозой в вашем окружении, например с ядовитой змеей на заднем дворе, ваша симпатическая нервная система инициировала бы значительное физиологическое возбуждение, которое заставило бы ваше сердце биться быстрее и увеличить частоту дыхания. Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, вы испытаете чувство страха только после того, как произойдет это физиологическое возбуждение.Кроме того, разные модели возбуждения будут связаны с разными чувствами.

Другие теоретики, однако, сомневались в том, что физиологическое возбуждение, возникающее при различных типах эмоций, достаточно отчетливо, чтобы привести к большому разнообразию переживаемых нами эмоций. Так была разработана теория эмоций Кэннона-Барда. Согласно этой точке зрения, физиологическое возбуждение и эмоциональное переживание возникают одновременно, но независимо друг от друга (Lang, 1994). Итак, когда вы видите ядовитую змею, вы чувствуете страх в тот самый момент, когда ваше тело начинает реагировать на борьбу или бегство.Эта эмоциональная реакция была бы отдельной и независимой от физиологического возбуждения, даже если бы они происходили одновременно.

Теории Джеймса-Ланге и Кэннона-Барда получили некоторую эмпирическую поддержку в различных исследовательских парадигмах. Например, Chwalisz, Diener и Gallagher (1988) провели исследование эмоциональных переживаний людей с травмами спинного мозга. Они сообщили, что люди, неспособные получать вегетативную обратную связь из-за травм, все же испытывали эмоции; однако у людей с меньшим осознанием вегетативного возбуждения была тенденция испытывать менее интенсивные эмоции.Совсем недавно исследование, посвященное гипотезе лицевой обратной связи, показало, что подавление выражения эмоций на лице снижает интенсивность некоторых эмоций, испытываемых участниками (Davis, Senghas, & Ochsner, 2009). В обоих этих примерах ни одна из теорий не подтверждается полностью, потому что физиологическое возбуждение, по-видимому, не является необходимым для эмоционального переживания, но это возбуждение, по-видимому, участвует в усилении интенсивности эмоционального переживания.

Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера представляет собой еще один вариант теории эмоций, учитывающий как физиологическое возбуждение, так и эмоциональный опыт.Согласно этой теории, эмоции состоят из двух факторов: физиологического и когнитивного. Другими словами, физиологическое возбуждение интерпретируется в контексте возникновения эмоционального переживания. Возвращаясь к нашему примеру с ядовитой змеей на вашем заднем дворе, двухфакторная теория утверждает, что змея вызывает активацию симпатической нервной системы, которая в данном контексте определяется как страх, а наш опыт — это страх.

На этом рисунке показаны основные положения двухфакторных теорий эмоций Джеймса-Ланге, Кэннона-Барда и Шахтера-Зингера.(кредит «змея»: модификация работы «табличный»/Flickr; кредит «лицо»: модификация работы Кори Занкера)


Важно отметить, что Шахтер и Сингер считали, что физиологическое возбуждение очень похоже на различные типы эмоций, которые мы испытываем, и поэтому когнитивная оценка ситуации имеет решающее значение для реальных переживаемых эмоций. На самом деле можно было бы ошибочно приписать возбуждение эмоциональному переживанию, если бы обстоятельства были правильными (Schachter & Singer, 1962).

Чтобы проверить свою идею, Шахтер и Сингер провели хитрый эксперимент. Участники мужского пола были случайным образом распределены в одну из нескольких групп. Некоторым участникам вводили инъекции адреналина, которые вызывали телесные изменения, имитирующие реакцию симпатической нервной системы на борьбу или бегство; однако только некоторым из этих мужчин было сказано ожидать этих реакций как побочных эффектов инъекции. Другим мужчинам, получившим инъекции адреналина, сказали, что либо инъекция не будет иметь побочных эффектов, либо приведет к побочному эффекту, не связанному с симпатической реакцией, например, к зуду в ногах или головной боли.После получения этих инъекций участники ждали в комнате с кем-то еще, кого они считали еще одним субъектом исследовательского проекта. На самом деле другой человек был сообщником исследователя. Сообщник демонстрировал эйфорическое или гневное поведение по сценарию (Schachter & Singer, 1962).

Когда испытуемых, которым сказали, что они должны ожидать появления симптомов физиологического возбуждения, спросили о каких-либо эмоциональных изменениях, которые они испытали, связанных либо с эйфорией, либо с гневом (в зависимости от того, как вел себя их сообщник), они не сообщили ни об одном.Однако мужчины, которые не ожидали физиологического возбуждения в результате инъекции, с большей вероятностью сообщали, что испытывали эйфорию или гнев в зависимости от поведения назначенного им сообщника. В то время как все, кто получил инъекцию адреналина, испытали одинаковое физиологическое возбуждение, только те, кто не ожидал возбуждения, использовали контекст, чтобы интерпретировать возбуждение как изменение эмоционального состояния (Schachter & Singer, 1962).

Сильные эмоциональные реакции связаны с сильным физиологическим возбуждением.Это заставило некоторых предположить, что признаки физиологического возбуждения, включающие учащение пульса, дыхания и потоотделение, могут служить инструментом для определения того, говорит ли кто-то правду или нет. Предполагается, что большинство из нас проявили бы признаки физиологического возбуждения, если бы вели себя с кем-то нечестно. Полиграф, или тест на детекторе лжи, измеряет физиологическое возбуждение человека, отвечающего на ряд вопросов. Кто-то, обученный читать эти тесты, будет искать ответы на вопросы, которые связаны с повышенным уровнем возбуждения, как потенциальные признаки того, что респондент мог быть нечестным в этих ответах.Хотя детекторы лжи по-прежнему широко используются, их достоверность и точность весьма сомнительны, поскольку нет никаких доказательств того, что ложь связана с каким-либо конкретным паттерном физиологического возбуждения (Saxe & Ben-Shakhar, 1999).

Связь между нашим переживанием эмоций и нашей когнитивной обработкой их, а также порядок, в котором они возникают, остаются предметом исследований и дискуссий. Лазарус (1991) разработал когнитивно-опосредованную теорию, которая утверждает, что наши эмоции определяются нашей оценкой стимула.Эта оценка является посредником между стимулом и эмоциональной реакцией, она является немедленной и часто бессознательной. В отличие от модели Шахтера-Зингера, оценка предшествует когнитивному ярлыку. Вы узнаете больше о концепции оценки Лазаря, когда будете изучать стресс, здоровье и образ жизни.

Два других выдающихся взгляда возникают из работ Роберта Зайонца и Джозефа Леду. Zajonc утверждал, что некоторые эмоции возникают отдельно от нашей когнитивной интерпретации или до них, например чувство страха в ответ на неожиданный громкий звук (Zajonc, 1998).Он также верил в то, что мы могли бы небрежно назвать интуитивным чувством, — что мы можем испытывать мгновенную и необъяснимую симпатию или неприязнь к кому-то или чему-то (Zajonc, 1980). Леду также считает, что некоторые эмоции не требуют познания: некоторые эмоции полностью обходят контекстуальную интерпретацию. Его исследования в области нейронауки эмоций продемонстрировали основную роль миндалевидного тела в возникновении страха (Cunha, Monfils, & LeDoux, 2010; LeDoux, 1996, 2002). Стимул страха обрабатывается мозгом по одному из двух путей: из таламуса (там, где он воспринимается) непосредственно в миндалевидное тело или из таламуса через кору и затем в миндалевидное тело.Первый путь быстрый, а второй позволяет больше обрабатывать детали стимула. В следующем разделе мы более подробно рассмотрим нейронауку эмоционального отклика.

Ранее вы узнали о лимбической системе — области мозга, отвечающей за эмоции и память ([ссылка]). Лимбическая система включает гипоталамус, таламус, миндалевидное тело и гиппокамп. Гипоталамус играет роль в активации симпатической нервной системы, которая является частью любой данной эмоциональной реакции.Таламус служит сенсорным релейным центром, нейроны которого проецируются как в миндалевидное тело, так и в высшие области коры для дальнейшей обработки. Миндалевидное тело играет роль в обработке эмоциональной информации и отправке этой информации в корковые структуры (Fossati, 2012). Гиппокамп объединяет эмоциональный опыт с познанием (Femenía, Gómez-Galán, Lindskog, & Magara, 2012).

Лимбическая система, включающая гипоталамус, таламус, миндалевидное тело и гиппокамп, участвует в опосредовании эмоциональной реакции и памяти.



Поработайте с этим интерактивным 3D-симулятором мозга Open Colleges, чтобы освежить в памяти части мозга и их функции. Для начала нажмите кнопку «Начать исследование». Чтобы получить доступ к лимбической системе, щелкните значок «плюс» в правом меню (набор из трех вкладок).

Амигдала

Миндалевидное тело привлекло большое внимание исследователей, заинтересованных в понимании биологической основы эмоций, особенно страха и тревоги (Blackford & Pine, 2012; Goosens & Maren, 2002; Maren, Phan, & Liberzon, 2013).Миндалевидное тело состоит из различных субъядер, включая базолатеральный комплекс и центральное ядро ​​([ссылка]). Базолатеральный комплекс имеет плотные связи с различными сенсорными областями мозга. Это имеет решающее значение для классической обусловленности и для придания эмоциональной ценности процессам обучения и памяти. Центральное ядро ​​играет роль во внимании и имеет связи с гипоталамусом и различными областями ствола мозга для регуляции активности вегетативной нервной и эндокринной систем (Pessoa, 2010).

Анатомия базолатерального комплекса и центрального ядра миндалины показана на этой диаграмме.


Исследования на животных показали повышенную активацию миндалевидного тела у детенышей крысы, у которых есть запаховые сигналы в сочетании с электрическим током, когда их мать отсутствует. Это приводит к отвращению к сигналу запаха, что предполагает, что крысы научились бояться сигнала запаха. Интересно, что в присутствии матери крысы на самом деле отдавали предпочтение запаховому сигналу, несмотря на его связь с электрическим током.Это предпочтение не ассоциировалось с усилением активации миндалевидного тела. Это предполагает дифференциальное воздействие на миндалевидное тело контекста (присутствие или отсутствие матери), определяющего, научились ли детеныши бояться запаха или их привлекало к нему (Moriceau & Sullivan, 2006).

Raineki, Cortés, Belnoue и Sullivan (2012) продемонстрировали, что у крыс негативный опыт в раннем возрасте может изменить функцию миндалевидного тела и привести к подростковым моделям поведения, имитирующим расстройства настроения у человека.В этом исследовании детеныши крыс подвергались жестокому или обычному обращению в течение 8–12 дней после рождения. Было две формы жестокого обращения. Первая форма жестокого обращения заключалась в неудовлетворительном состоянии постели. У матери-крысы было недостаточно подстилки в клетке, чтобы построить правильное гнездо, в результате чего она проводила больше времени вдали от своих детенышей, пытаясь построить гнездо, и меньше времени кормила своих детенышей. Вторая форма жестокого обращения заключалась в ассоциативной обучающей задаче, которая включала сочетание запахов и электрического стимула в отсутствие матери, как описано выше.Контрольная группа находилась в клетке с достаточным количеством подстилки и не беспокоилась со своими матерями в течение того же периода времени. Крысята, подвергшиеся жестокому обращению, с гораздо большей вероятностью проявляли депрессивные симптомы в подростковом возрасте по сравнению с контрольной группой. Такое депрессивное поведение было связано с повышенной активацией миндалевидного тела.

Исследования на людях также предполагают связь между миндалевидным телом и психологическими расстройствами настроения или тревоги. Изменения в структуре и функции миндалины были продемонстрированы у подростков, которые либо находятся в группе риска, либо у которых диагностированы различные аффективные и/или тревожные расстройства (Miguel-Hidalgo, 2013; Qin et al., 2013). Также предполагалось, что функциональные различия в миндалевидном теле могут служить биомаркером для дифференциации людей, страдающих биполярным расстройством, от людей, страдающих большим депрессивным расстройством (Fournier, Keener, Almeida, Kronhaus, & Phillips, 2013).

Гиппокамп

Как упоминалось ранее, гиппокамп также участвует в обработке эмоций. Как и миндалевидное тело, исследования показали, что структура и функция гиппокампа связаны с различными расстройствами настроения и тревожными расстройствами.У людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), наблюдается заметное уменьшение объема нескольких частей гиппокампа, что может быть результатом снижения уровней нейрогенеза и ветвления дендритов (образование новых нейронов и образование новых дендритов в существующих нейронах соответственно). ) (Ванг и др., 2010). Хотя с помощью подобных корреляционных исследований невозможно установить причинно-следственную связь, исследования продемонстрировали поведенческие улучшения и увеличение объема гиппокампа после фармакологической или когнитивно-поведенческой терапии у лиц, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (Bremner & Vermetten, 2004; Levy-Gigi, Szabó, Келемен и Кери, 2013 г.).


Посмотрите это видео об исследовании, демонстрирующем, как объем гиппокампа может меняться в зависимости от травматического опыта.

Культура может влиять на то, как люди проявляют эмоции. Культурное правило проявления — это один из наборов культурно-специфических стандартов, которые регулируют типы и частоту проявления допустимых эмоций (Malatesta & Haviland, 1982). Следовательно, люди из разных культур могут иметь очень разные культурные правила проявления эмоций.Например, исследования показали, что люди из США выражают негативные эмоции, такие как страх, гнев и отвращение, как в одиночестве, так и в присутствии других, в то время как японцы делают это только в одиночестве (Matsumoto, 1990). Кроме того, люди из культур, которые склонны подчеркивать социальную сплоченность, с большей вероятностью будут подавлять эмоциональные реакции, чтобы они могли оценить, какая реакция наиболее уместна в данном контексте (Matsumoto, Yoo & Nakagawa, 2008).

Эмоциональность может быть связана с другими культурными характеристиками.Например, могут быть гендерные различия, связанные с эмоциональной обработкой. Хотя исследования гендерных различий в проявлении эмоций неоднозначны, есть некоторые свидетельства того, что мужчины и женщины могут различаться в регуляции эмоций (McRae, Ochsner, Mauss, Gabrieli, & Gross, 2008).

Несмотря на разные правила проявления эмоций, наша способность распознавать и выражать эмоции на лице кажется универсальной. На самом деле, даже слепые от рождения люди демонстрируют одинаковое выражение эмоций на лице, несмотря на то, что у них никогда не было возможности наблюдать эти проявления эмоций на лице у других людей.Казалось бы, это предполагает, что схема активности лицевых мышц, участвующих в формировании эмоциональных выражений, универсальна, и действительно, эта идея была предложена в конце 19 века в книге Чарльза Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных » (1872 г.) . На самом деле, существуют существенные доказательства существования семи универсальных эмоций, каждая из которых связана с определенным выражением лица. К ним относятся: счастье, удивление, печаль, испуг, отвращение, презрение и гнев ([ссылка]) (Ekman & Keltner, 1997).

Показаны семь универсальных выражений эмоций на лице. (кредит: модификация работы Кори Занкера)


Улыбка делает вас счастливым? Или счастье заставляет вас улыбаться? Гипотеза лицевой обратной связи утверждает, что выражения лица способны влиять на наши эмоции, а это означает, что улыбка может сделать вас счастливее (Buck, 1980; Soussignan, 2001; Strack, Martin, & Stepper, 1988). В недавнем исследовании изучалось, как ботокс, который парализует лицевые мышцы и ограничивает выражение лица, может влиять на эмоции.Хавас, Гленберг, Гутовски, Лукарелли и Дэвидсон (2010) обнаружили, что люди с депрессией меньше сообщали о депрессии после паралича их хмурых мышц с помощью инъекций ботокса.

Конечно, эмоции выражаются не только выражением лица. Мы также используем тон нашего голоса, различное поведение и язык тела для передачи информации о наших эмоциональных состояниях. Язык тела — это выражение эмоций с помощью положения тела или движения. Исследования показывают, что мы весьма чувствительны к эмоциональной информации, передаваемой через язык тела, даже если мы не осознаем этого (де Гелдер, 2006; Тамиетто и др., 2009).


Посмотрите этот короткий видеоролик History Channel о языке тела, чтобы увидеть, как он проявляется в напряженной ситуации политических дебатов. Чтобы применить эти же концепции к более повседневным ситуациям, с которыми сталкивается большинство из нас, ознакомьтесь с этими советами из интервью на шоу «Сегодня» с экспертом по языку тела Джанин Драйвер.

Расстройство аутистического спектра и выражение эмоций

Расстройство аутистического спектра (РАС) представляет собой набор нарушений развития нервной системы, характеризующихся повторяющимся поведением и коммуникативными и социальными проблемами.Дети с расстройствами аутистического спектра испытывают трудности с распознаванием эмоциональных состояний других, и исследования показали, что это может быть связано с неспособностью отличить друг от друга различные невербальные выражения эмоций (например, мимику) (Hobson, 1986). Кроме того, есть основания полагать, что аутичным людям также трудно выражать эмоции с помощью тона голоса и выражения лица (Macdonald et al., 1989). Трудности с распознаванием и выражением эмоций могут способствовать нарушениям социального взаимодействия и общения, характерным для аутизма; поэтому для решения этих трудностей были изучены различные терапевтические подходы.Различные образовательные программы, когнитивно-поведенческая терапия и фармакологическая терапия продемонстрировали определенные перспективы в оказании помощи аутичным людям в обработке эмоционально значимой информации (Bauminger, 2002; Golan & Baron-Cohen, 2006; Guastella et al., 2010).

Эмоции — это субъективные переживания, состоящие из физиологического возбуждения и когнитивной оценки. Для объяснения наших эмоциональных переживаний были выдвинуты различные теории. Теория Джеймса-Ланге утверждает, что эмоции возникают как функция физиологического возбуждения.Теория Кэннона-Барда утверждает, что эмоциональное переживание происходит одновременно с физиологическим возбуждением и независимо от него. Двухфакторная теория Шахтера-Зингера предполагает, что физиологическое возбуждение получает когнитивные ярлыки в зависимости от соответствующего контекста и что эти два фактора вместе приводят к эмоциональному переживанию.

Лимбическая система — это эмоциональная цепь мозга, в которую входят миндалевидное тело и гиппокамп. Обе эти структуры участвуют в нормальной эмоциональной обработке, а также в психологическом настроении и тревожных расстройствах.Повышенная активность миндалевидного тела связана с обучением страху и наблюдается у людей, подверженных риску расстройств настроения или страдающих от них. Было показано, что объем гиппокампа уменьшается у людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством.

Способность воспроизводить и распознавать выражения эмоций на лице кажется универсальной, независимо от культурного происхождения. Однако существуют культурные правила проявления, которые влияют на то, как часто и при каких обстоятельствах могут выражаться различные эмоции.Тон голоса и язык тела также служат средством передачи информации о наших эмоциональных состояниях.

Было показано, что у лиц, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством, снижен объем ________.

  1. миндалевидное тело
  2. гиппокамп
  3. гипоталамус
  4. таламус

Согласно ________ теории эмоций, эмоциональные переживания возникают в результате физиологического возбуждения.

  1. Джеймс-Ланге
  2. Кэннон-Бард
  3. Двухфакторный Schachter-Singer
  4. Дарвиновский

Какая из следующих эмоций не относится к семи универсальным эмоциям, описанным в этой главе?

  1. презрение
  2. отвращение
  3. меланхолия
  4. гнев

Какая из следующих теорий эмоций предполагает, что детектор лжи должен достаточно точно отличать одну эмоцию от другой?

  1. Теория Кэннона-Барда
  2. Теория Джеймса-Ланге
  3. Двухфакторная теория Шахтера-Зингера
  4. Дарвиновская теория

Представьте, что вы обнаружили, что ядовитая змея ползет по вашей ноге сразу после приема препарата, предотвращающего активацию симпатической нервной системы.Что предскажет теория Джеймса-Ланге о вашем опыте?

Теория Джеймса-Ланге предсказывает, что я не буду чувствовать страх, потому что у меня не было физиологического возбуждения, необходимого для того, чтобы вызвать это эмоциональное состояние.

Почему мы не можем предъявить причинно-следственные связи между объемом гиппокампа и посттравматическим стрессовым расстройством?

Существующие исследования носят корреляционный характер.Это может быть связано с тем, что уменьшенный объем гиппокампа предрасполагает людей к развитию посттравматического стрессового расстройства, или уменьшение объема может быть результатом посттравматического стрессового расстройства. Причинно-следственные связи могут быть сделаны только при проведении эксперимента.

Вспомните случаи из своей жизни, когда вы были в абсолютном приподнятом настроении (например, баскетбольная команда вашей школы только что выиграла соревновательный матч на национальном чемпионате) и очень напуганы (например, вы собираетесь выступить с речью на уроке публичных выступлений). в комнату, полную 100 незнакомцев).Как бы вы описали, как ваше возбуждение проявлялось физически? Были ли заметные различия в физиологическом возбуждении, связанные с каждым эмоциональным состоянием?

Глоссарий

базолатеральный комплекс
часть головного мозга с плотными связями с различными сенсорными областями головного мозга; это имеет решающее значение для классического обусловливания и придания эмоциональной ценности памяти
язык тела
эмоциональное выражение через положение тела или движение
Теория эмоций Кэннона-Барда
физиологическое возбуждение и эмоциональное переживание происходят одновременно
центральное ядро ​​
часть мозга, отвечающая за внимание и имеющая связи с гипоталамусом и различными областями ствола мозга для регуляции деятельности вегетативной нервной и эндокринной систем
когнитивно-опосредованная теория
наши эмоции определяются нашей оценкой стимула
компоненты эмоций
физиологическое возбуждение, психологическая оценка и субъективный опыт
Правило культурного отображения
один из культурно-специфических стандартов, определяющих допустимые типы и частоты эмоций
эмоции
субъективное состояние часто описывается как чувства
Гипотеза лицевой обратной связи
выражения лица способны влиять на наши эмоции
Теория эмоций Джеймса-Ланге
эмоции возникают из-за физиологического возбуждения
полиграф
тест на детекторе лжи, который измеряет физиологическое возбуждение людей, когда они отвечают на ряд вопросов
Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера
эмоции состоят из двух факторов: физиологического и когнитивного
.