Содержание

ПКБ № 5 — Реактивные состояния

Реактивные состояния — особая группа психических расстройств (психогении), которые развиваются в результате психической травмы и отражают содержание психотравмирующего события.

Это — попытка адаптации психики (в том числе — нормальной) к запредельным стрессам.

В ныне действующей Международной классификации болезней Десятого пересмотра нет отдельной рубрики, посвященной психогениям, они как бы разбросаны по разным блокам МКБ-10.

Распространенность реактивных психозов среди населения еще предстоит выяснить. Известно, что женщины болеют ими, примерно, в два раза чаще, чем мужчины. Реактивные депрессии составляют 40-50% всех реактивных психозов.

В нашей практике нередко встречаются диагнозы: «Депрессивный эпизод»; «Смешанное расстройство эмоций и поведения, обусловленное расстройством адаптации».


Пациенты с психогенным заболеванием, как правило, сосредоточены на внутреннем повторном переживании несчастья, недавно происшедшего с ними.

Эти переживания носят для них сверхценный характер. Но в типичных случаях они не хотят обсуждать случившееся с посторонними людьми (в частности, с психиатрами). Наоборот, при соответствующих вопросах больные замыкаются, вообще могут перестать разговаривать. Настроение снижено, с идеями самообвинения. Иногда же преобладают внешне-обвиняющие тенденции. Часто бывает тревога. У некоторых больных возникает реактивный параноид, — появляется страх, подозрительность, мысли о преследовании, возможном убийстве. Психические нарушения, возникающие при реактивном состоянии, нелегко отличить от установочного поведения, когда по тем или иным причинам больному кажется выгодным симулировать психическую болезнь. По нашим наблюдениям, установочное поведение может сочетаться с реальной симптоматикой.

В ПКБ №5 ДЗ г. Москвы пациент в реактивном состоянии обычно находится до выхода из временного болезненного расстройства. Он направляется к нам, будучи под следствием по подозрению в правонарушении. За плечами у него — судебно-психиатрическая экспертиза, на которой вопрос об его вменяемости решить было невозможно именно в силу реактивного состояния, а оно, в свою очередь, является следствием стресса от судебно-следственной ситуации.

Кроме того, нельзя забывать и о стрессе, который человек испытал во время общественно-опасного деяния (будь оно совершено им или кем-то другим).

Лечение почти во всех случаях включает антидепрессанты, при необходимости подключаются нейролептики. Таким больным может помочь психотерапия, но существуют значительные трудности ее реализации, ввиду установочного поведения.

Прогноз, как правило, благоприятный. В течение относительно небольшого срока (обычно — в течение нескольких месяцев) психогенное расстройство нивелируется, хотя этот процесс не всегда ровный. Приходится, скорее, говорить о волнообразном затухании с возвратами симптоматики.

Следует помнить, что реактивные состояния возникают не только на фоне здоровья, но и у пациентов, страдающих хроническими психическими заболеваниями. На клиническую картину при этом может оказывать влияние основной психопатологический процесс. Но во многих случаях психогения затушевывает характерные проявления шизофрении или другого долго-текущего душевного заболевания.

Нейробиологи нашли новый способ лечения психических расстройств

  • Анастасия Зырянова
  • Русская служба Би-Би-Си

Автор фото, Getty / AFP

Японские ученые нашли способ усиливать и ослаблять нейронные связи в человеческом мозге, тем самым дав надежду на лечение многих психических расстройств.

Исследование было опубликовано 7 августа в рецензируемом научном журнале Cerebral Cortex.

Команда ученых из Международного исследовательского института телекоммуникаций (Advanced Telecommunications Research Institute International) в Киото, проводивших это исследование, задалась целью доказать, что разработанный ими еще в 2015 году метод Functional connectivity neurofeedback training (FCNT) способен как усиливать, так и ослаблять функциональную связь в головном мозге, а также влиять на когнитивные способности человека. Neurofeedback используется в лечении в том числе психических расстройств.

Neurofeedback — это частный случай биологической обратной связи (biofeedback), которая подразумевает анализ состояния физиологических процессов, проходящих в организме человека. Соответственно, neurofeedback (то есть нейробиологическая обратная связь) показывает состояние и изменения процессов в головном мозге, дает информацию о его ритмах, амплитуде волн и их упорядоченности, что помогает терапии.

Существующие тренинги на основе neurofeedback, которые используют магнитно-резонансную томографию (МРТ), бывают трех видов, объяснил Русской службе Би-би-си один из авторов исследования Хироши Имамитсу: один исследует активность определенной области мозга с целью усиления или снижения ее активности, второй работает с восприятием информации конкретной областью мозга; третий же, FCNT, направлен на связь между двумя областями мозга.

Метод FCNT дает надежду на то, что вскоре появится более эффективный способ лечения психических расстройств, чем те, что существуют на сей день. Дело в том, что лекарства и когнитивно-поведенческая психотерапия, которые сейчас применяют при лечении психических расстройств, влияют на работу мозга в целом, а не на какую-то конкретную его область, которая дала сбой.

Участников эксперимента ученые разделили на две группы: у одной целью было усилить связь между двумя конкретными областями мозга, у другой — наоборот, ослабить. Каждый участник проходил специфический тренинг в течение четырех дней. Результаты показали существенные изменения функциональной связи внутри мозга.

Тренинг заключался в следующем: сначала в течение 14 секунд человек смотрел на знак «=» на экране, далее «=» сменялся знаком «+». Когда это происходило, человек должен был в течение еще 14 секунд представлять себе, будто стучит по большому пальцу руки остальными пальцами (причем как можно активнее). При этом двигаться по-настоящему было нельзя, а представлять движение пальцев следовало не визуально, а кинестетически (то есть воображать соответствующие ощущения в мышцах руки).

Работа мозга считывалась с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии покоя (фМРТп). Участникам говорили, что чем эффективнее они выполняют задание, тем больше будет становиться зеленый круг на экране, который показывали участникам после выполнения задания. Его размеры зависели от корреляции сигналов в рассматриваемых частях мозга. Целью участников было сделать этот зеленый диск как можно больше, и в соответствии с их успехами им выдавалось денежное вознаграждение.

На самом деле размеры зеленого диска у двух групп зависели от разных показателей. Чем слабее была связь между выбранными областями мозга в той группе, которой ученые намеревались снизить эту связь, тем больше становился зеленый круг. В другой группе, которой ученые хотели усилить связь в мозге, диск увеличивался с тем, как она росла.

Автор фото, Getty / AFP

Подпись к фото,

фМРТ позволяет наблюдать за работой мозга «в прямом эфире».

Чтобы понять, повлиял ли тренинг на когнитивные способности участников, их просили пройти различные задания до и после тренинга, чтобы можно было сравнить результаты. Один тест определял способность концентрироваться (задача на бдительность), другой — не обращать внимание на ненужные субъекты (так называемая фланговая задача), третьим был тест Струпа, который также определял способность человека переключать свое внимание. Результаты участников исследования в ряде случаев показали улучшение когнитивной функции.

Подавление ненужной информации

Нейробиологической обратной связью уже не одно десятилетие занимается супружеская пара ученых из США — Зигфрид и Сюзан Отмер, которые стали первопроходцами в этой сфере. Их сын, Брайан, страдал эпилепсией, что и подтолкнуло тогда еще молодых родителей серьезно задуматься о действенности метода нейробиологической обратной связи, который в 1980-е годы был еще чем-то совершенно неизвестным. Начав проходить тренинги, основанные на методе нейробиологической обратной связи, Брайан стал чувствовать себя лучше (в том числе благодаря действию определенных лекарств), однако совсем избавиться от судорог ему не удалось. Один из таких эпилептических приступов стал для 23-летнего юноши последним.

В 2002 году в честь своего сына Отмеры основали одноименный фонд с целью распространить знание о нейробиологической обратной связи и повысить интерес к клиническим исследованиям по этой теме (они также издали книгу о Брайане).

Сейчас Отмеры, которые также руководят институтом ЭЭГ (The EEG Institute) в Калифорнии, предлагают практикующим медикам освоить их авторскую методику проведения тренинга на основе нейробиологической обратной связи, а также занимаются лечением пациентов. Как следует из информации на сайте института, метод является эффективным для людей, страдающих депрессией, тревожными расстройствами, мигренями, дефицитом внимания, нарушениями сна и эмоциональной нестабильностью.

Автор фото, Getty / AFP

Подпись к фото,

В Южной Корее тренинг на основе нейробиологической обратной связи входит в программу лечения людей, зависимых от компьютерных игр

Снизить хронические боли, а также облегчить депрессивные состояния и тревожность помогает практика нейробиологической обратной связи, направленная конкретно на работу альфа-ритмов в человеческом мозге, поскольку они связаны с расслаблением. Чем больше их амплитуда, тем больше ненужной сенсорной информации подавляет мозг — в этом кроется обезболивающий потенциал альфа-ритмов. Как считают некоторые ученые, такого же эффекта можно добиться и медитацией.

Известно, что при шизофрении нарушаются кортикальные и корково-подкорковые связи в мозге. А исследования аутизма показывают как снижение, так и увеличение взаимодействия внутри нейронной сети пассивного режима работы мозга (эта сеть активна, когда человек ничем не занят). Метод, предложенный японскими учеными, дает надежду на лечение подобных расстройств — он, как показало исследование, способен решить проблему в обе стороны.

Если же ваша цель — не избавиться от нарушения психики, а просто улучшить работу мозга и свои когнитивные способности, и вы при этом не хотите сидеть перед экранами и пристально следить за странными знаками, то для вас есть более активный и максимально полезный способ «поумнеть».

Наука давно знает, что физические нагрузки — а именно кардиоупражнения — также улучшают нейронную проводимость между областями мозга и стимулируют когнитивные способности.

Ученые придумали, как диагностировать психические расстройства по речи — Газета.Ru

Молодые ученые из Пензенского государственного университета научились находить признаки пограничных психических состояний при помощи регистраторов работы сердца, мозга и речи пациента. Методика позволяет с большей точностью диагностировать слабо выраженные психические расстройства и уже применяется в медицинских учреждениях Пензы. Исследование поддержано грантом Президентской программы исследовательских проектов Российского научного фонда (РНФ). Статья

опубликована в International Journal of Embedded and Real-Time Communication Systems (IJERTCS).

К пограничным психическим расстройствам относят состояния на грани нормы и психического отклонения. Это заболевания со слабо выраженными нарушениями, которые почти в половине случаев не выявляются без обращения к специалисту соответствующего профиля. Помощь не оказывается вовремя, как правило, из-за настороженности людей по отношению к врачам и непризнания у себя психического расстройства.

А не обнаруженное вовремя расстройство может привести к трагическим последствиям. От пограничного расстройства личности страдают 3%, то есть нескольких сотен миллионов людей на Земле.

Появление пограничного расстройства может стать следствием суммы различных факторов, которые трудно отследить. Они включают в себя очень широкий круг состояний: невротические и посттравматические расстройства, заболевания, связанные с внешними причинами (травмы головного мозга, перенесенные в раннем возрасте инфекции и т. д.), а также последствия воздействия неблагоприятных экологических факторов, в том числе вредных факторов производства (отравление солями тяжелых металлов, сероуглеродом и т. д.). Поэтому очень важно иметь способы быстро и точно оценить психофизическое состояние человека. Разработка таких методов необходима, в первую очередь, для самообследования военнослужащих, учителей, водителей, операторов особо опасных объектов и людей других профессий, связанных со стрессом, а также для более точной постановки диагноза врачом общей практики.

Молодой коллектив инженеров и медиков из научно-технологической лаборатории биомедицинских и когнитивных технологий Пензенского государственного университета выделил ранее неизвестные маркеры (характерные признаки) психогенных состояний по анализу трех видов медицинских сигналов.

«Мы регистрируем работу сердца – электрокардиограмма, мозга – энцефалограмма – и речевые сигналы пациента. Состояние психики человека влияет на эти показатели, и с помощью математического анализа мы можем выявить определенные признаки, свидетельствующие о психическом расстройстве. Несмотря на обилие существующих в медицинской практике индикаторов пограничных психических расстройств, все они обладают низкой точностью и подвержены воздействию помех. Мы разработали новые способы определять, какие параметры медицинских сигналов информативно значимы для диагностики психогенных состояний, и предложили методику оценки на основе трех видов сигналов. Наша методика позволила обнаружить ряд неизвестных ранее признаков, соответствующих пограничному расстройству», – рассказал заместитель директора Научно-исследовательского института фундаментальных и прикладных исследований, кандидат технических наук Александр Тычков.

Ученые выяснили, какие изменения давления, частоты сердечных сокращений, ритмов работы мозга, скорости и тона речи, а также других показателей характерны для расстройств психики. Они использовали современные математические методы цифровой обработки сигналов и программирование в средах Matlab и Labview на базе регионального центра технологий National Instruments и научно-технологической лаборатории биомедицинских и когнитивных технологий Пензенского государственного университета. При проведении исследований использовалось сертифицированное медицинское диагностическое оборудование клиник, на базе которых проведены исследования на людях: ГБУЗ ОПБ имени К.Р. Евграфова, МСЧ МВД России по Пензенской области и медицинском центре ООО «Здоровье».

Метод, основанный на нескольких показателях, обеспечивает большую точность при обнаружении психических расстройств. Объективные данные, на которые смогут опираться врачи при постановке диагноза, повысят его достоверность. Также разработка позволит находить новые неспецифические признаки порогового состояния психики и тем самым улучшать диагностику.

Методика уже применяется в медицинских учреждениях Пензы.

В дальнейшем ученые планируют создать систему (устройство) оценки психофизического состояния здоровья человека, которая позволит регистрировать исследуемые медицинские сигналы, осуществлять их анализ и формировать предварительное заключение с последующим оповещением пациента и врача о возможном наступлении критического состояния психического здоровья.

Российские ученые могут выявлять пограничные состояния психики по речи и работе сердца — Наука

МОСКВА, 11 декабря. /ТАСС/. Ученые Пензенского государственного университета разработали методику, которая позволяет более точно диагностировать пограничные психические состояния на основе показателей работы сердца, мозга, а также речи пациента. Такая диагностика необходима, в первую очередь, для военнослужащих, учителей, водителей и людей других профессий, связанных со стрессом, сообщает во вторник пресс-служба Министерства науки и высшего образования РФ.

«Молодые ученые из Пензенского государственного университета научились находить признаки пограничных психических состояний при помощи регистраторов работы сердца, мозга и речи пациента. Методика позволяет с большей точностью диагностировать слабо выраженные психические расстройства и уже применяется в медицинских учреждениях Пензы. Исследование поддержано грантом Президентской программы исследовательских проектов Российского научного фонда (РНФ)», — говорится в сообщении.

К пограничным относят состояния на грани нормы и психического отклонения. Это заболевания со слабо выраженными нарушениями, которые почти в половине случаев не выявляются без обращения к специалисту. Из-за того, что помощь не оказывается вовремя, расстройство может прогрессировать. Разработка точных методов диагностики пограничных расстройств необходима, в первую очередь, для военнослужащих, учителей, водителей, операторов особо опасных объектов и людей других профессий, связанных со стрессом.

Коллектив инженеров и медиков из научно-технологической лаборатории биомедицинских и когнитивных технологий Пензенского государственного университета выяснил, какие изменения давления, частоты сердечных сокращений, ритмов работы мозга, скорости и тона речи, а также других показателей характерны для расстройств психики. Для анализа результатов электрокардиограммы, энцефалограммы и речи пациента они применяли современные математические методы цифровой обработки сигналов.

«Коллектив ученых выделил ранее неизвестные маркеры (характерные признаки) психогенных состояний по анализу трех видов медицинских сигналов. <…> Метод, основанный на нескольких показателях, обеспечивает большую точность при обнаружении психических расстройств. Объективные данные, на которые смогут опираться врачи при постановке диагноза, повысят его достоверность. Также разработка позволит находить новые неспецифические признаки порогового состояния психики и тем самым улучшать диагностику», — говорится в сообщении.

В дальнейшем ученые планируют создать систему оценки психофизического состояния здоровья человека. Предполагается, что она будет анализировать результаты медицинских исследований и выдавать предварительное заключение о возможном наступлении критического состояния психического здоровья.

Изменение психического состояния — StatPearls

Непрерывное обучение

Изменение психического состояния — обычное явление. Важно распознать ранние признаки измененного психического состояния, определить основную причину и оказать соответствующую помощь для снижения заболеваемости и смертности пациентов. Дифференциальный диагноз широк, и поставщики медицинских услуг должны знать об этой широте. Основная этиология может быть как незаметной, как инфекция мочевыводящих путей, так и опасной для жизни, как эмболический или геморрагический инсульт.В этом упражнении описывается подход к дифференциальной диагностике, оценке и планам лечения пациентов с измененным психическим статусом.

Цели:

  • Обобщена важность сбора анамнеза и физического осмотра в постановке дифференциального диагноза.

  • Опишите дифференциальную диагностику измененного психического состояния в разных возрастных группах.

  • Объясните, когда оценку комы Глазго следует проводить одновременно с исследованием психического статуса.

  • Объясните важность сотрудничества и координации между межпрофессиональной командой для улучшения ухода за пациентами в больнице и во время выписки для пациентов с изменениями психического статуса.

Доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Оценка и лечение измененного психического состояния являются широкими и требуют тщательного сбора анамнеза и физического обследования для исключения ситуаций, угрожающих жизни. Изменения в сознании можно разделить на изменения возбуждения, содержания сознания или их комбинацию.Возбуждение включает бодрствование и/или настороженность и может быть описано как гипоактивность или гиперактивность, в то время как изменения в содержании сознания могут привести к изменениям в самосознании, выражении, языке и эмоциях [1][2].

Изменения психического состояния могут быть описаны как делирий (резкое изменение возбуждения и содержания), депрессия (хроническое изменение возбуждения), деменция (хроническое изменение возбуждения и содержания) и кома (нарушение функции возбуждения и содержания) [2] .

Делирий обычно представляет собой острое состояние спутанности сознания, определяемое нарушением внимания или когнитивных функций, которое обычно развивается в течение от нескольких часов до нескольких дней. Некоторые пациенты могут испытывать быстрые колебания между гипоактивными и гиперактивными состояниями, которые могут чередоваться с периодами прерывистого осознания. Почти патогномоничной характеристикой делирия является нарушение цикла сон-бодрствование, что приводит к «заходу солнца» — явлению, при котором делирий усиливается или усиливается ночью [3][4].

Депрессия характеризуется уходом в себя, замедленной речью или плохими результатами когнитивного теста. Пациенты редко имеют быстрые колебания симптомов и обычно ориентированы и способны выполнять команды [1, 4, 3].

Деменция — это медленная прогрессирующая потеря умственных способностей, ведущая к ухудшению когнитивных способностей и поведения. Существует несколько типов деменции, но наиболее распространенными являются идиопатическая (также называемая болезнью Альцгеймера) и сосудистая деменция. Идиопатическая деменция определяется медленным ухудшением недавней памяти и ориентации с сохранением отдаленных воспоминаний и двигательных и речевых способностей. По мере прогрессирования заболевания у пациентов наблюдается снижение активности в социальных ситуациях, неспособность к самообслуживанию и изменения личности.Сосудистая деменция похожа на болезнь Альцгеймера, хотя у пациентов могут быть признаки двигательных нарушений в дополнение к когнитивным изменениям, и может наблюдаться неустойчивое ступенчатое снижение, поскольку множественные сосудистые события оказывают аддитивное влияние на функцию пациента [1][4] [3].

Кома – это полная дисфункция системы возбуждения, при которой больные не реагируют на основные раздражители, но часто сохраняют стволовые рефлексы [2].

Этиология

Дифференциальный диагноз обширен, но обычно его можно разделить на следующие категории: первичное внутричерепное заболевание, системное заболевание, поражающее центральную нервную систему (ЦНС), экзогенные токсины и синдром отмены лекарств.Пожалуйста, смотрите таблицу для дальнейшей классификации дифференциальных диагнозов.

Эпидемиология

Наиболее частыми причинами изменения психического статуса у младенцев и детей являются инфекция, травма, метаболические изменения и проглатывание токсических веществ. У молодых людей чаще всего наблюдается изменение психического состояния вследствие отравления токсическим веществом или травмы. Пожилые люди чаще всего имеют измененный психический статус из-за инсульта, инфекции, лекарственного взаимодействия или изменений в жизненной среде.У пожилых примерно от 10% до 25% госпитализированных пациентов во время госпитализации развивается делирий [1][3][4].

Патофизиология

Восходящая ретикулярная активирующая система представляет собой анатомическую структуру, опосредующую возбуждение. Нейроны восходящей ретикулярной активирующей системы расположены в среднем мозге, варолиевом мосту и продолговатом мозге и контролируют пробуждение во время сна. Метаболические состояния, вероятные гипогликемия или гипоксия, могут снижать синтез ацетилхолина в центральной нервной системе, что коррелирует с тяжестью делирия.

Деменция Альцгеймера характеризуется уменьшением количества нейронов в коре головного мозга, повышенным отложением амилоида и образованием нейрофибриллярных клубков/бляшек; Сосудистая деменция характеризуется признаками цереброваскулярного заболевания с множественными инфарктами.

Кома может быть следствием дефицита субстратов, необходимых для работы нейронов, таких как глюкоза при гипогликемии или кислорода при гипоксемии, или может быть следствием прямого воздействия на головной мозг, например повышения внутричерепного давления при грыжевых синдромах.Церебральное перфузионное давление (ЦПД) зависит от среднего артериального давления (САД) и внутричерепного давления (ВЧД). Следовательно, когда ВЧД повышается из-за объемного поражения (например, при внутричерепном кровоизлиянии или массе головного мозга), церебральная перфузия снижается, если артериальное давление не повышается (ЦПД равно САД минус ВЧД). Результирующее снижение ЦПД приводит к коме.

Кроме того, злокачественные аритмии или гипотония могут снизить среднее артериальное давление в достаточной степени, чтобы снизить перфузию головного мозга.Помните, что сердечный выброс равен ударному объему, умноженному на частоту сердечных сокращений, и изменения частоты или ударного объема могут уменьшить сердечный выброс в достаточной степени, чтобы изменить САД. [1][3][4]

Анамнез и физикальное исследование

При сборе анамнеза у пациента с измененным психическим статусом важно получить информацию как от самого пациента, так и из сопутствующих источников (например, родителей, детей). , друзья, службы экстренной помощи, свидетели, лечащий врач пациента).Эта информация может дать более полное представление о хроническом характере изменения, провоцирующих факторах, факторах обострения или облегчения, а также недавнем, а также хроническом анамнезе.

Важно получить подробную историю приема лекарств, в том числе безрецептурных и травяных добавок, чтобы исключить взаимодействие лекарств как причину изменения психического статуса. Аналогичным образом, история употребления запрещенных веществ (например, никотинсодержащих продуктов, алкоголя, наркотиков, таких как героин, марихуана, кокаин, клубные наркотики, такие как 3,4-метилендиоксиметамфетамин (МДМА)), включая частоту употребления, типичную дозу и последнее использовать.

При проведении физикального обследования начинайте с первичного осмотра (оценка состояния дыхательных путей пациента, спонтанного дыхания, пульса и частоты сердечных сокращений, уровня сознания). Обязательно обнажите пациента и проверьте его спину и конечности на наличие признаков травмы (экхимозы, деформации, рваные раны) или инфекции (целлюлит, сыпь). Затем проведите вторичное обследование, уделяя особое внимание зрачковому и неврологическому осмотру.

Рассмотрите возможность использования диагностического инструмента для оценки психического статуса, такого как мини-экзамен психического статуса (MMSE), шкала быстрой спутанности сознания или метод оценки спутанности сознания (CAM) [2][5][6].

Оценка

Сначала оцените дыхательные пути, дыхание и кровообращение и при необходимости стабилизируйте. Если у пациента шкала комы Глазго (ШКГ) меньше 8, отсутствует рвотный рефлекс или другие опасения по поводу способности защитить дыхательные пути, выполните интубацию в быстрой последовательности. Точно так же, если частота сердечных сокращений или артериальное давление достаточно низкие, чтобы снизить ЦПД, рассмотрите возможность внешней кардиостимуляции, дефибрилляции или вазопрессоров по показаниям.

У постели больного проверьте основные показатели жизнедеятельности, ритм ЭКГ и уровень глюкозы.Рассмотрите эмпирическое введение «коктейля комы» — налоксона при передозировке опиатов, декстрозы при гипогликемии и тиамина при синдроме Вернике-Корсакова или авитаминозах.

Если анамнез или данные физического осмотра указывают на травму, рассмотрите возможность иммобилизации шейного отдела позвоночника. Если есть признаки надвигающейся грыжи (например, рефлекс Кушинга или одностороннее расширение зрачка), приподнимите изголовье кровати до 30 градусов, увеличьте частоту дыхания и рассмотрите возможность применения маннитола и нейрохирургической декомпрессии. Если нет признаков надвигающейся грыжи, рассмотрите КТ головы и соответствующую консультацию нейрохирурга по поводу любых поражений, выявленных на КТ.

Если у пациента есть признаки наличия инфекционных источников, дайте антибиотики, соответствующие болюсы жидкости в зависимости от веса и рассмотрите возможность пульсовой дозы стероидов у стероидозависимых.

Если нет признаков травмы и подозрения на инфекцию, рассмотрите токсические или метаболические причины, включая передозировку лекарств, состояния отмены или эффекты взаимодействия лекарств.

Рассмотрите лабораторную оценку электролитов сыворотки, функции печени и почек, анализ мочи. Рассмотрите визуализацию с рентгенографией грудной клетки, чтобы исключить пневмонию как причину измененного психического статуса, и/или КТ головы, чтобы подозревать внутричерепное кровоизлияние (ВЧК).Если ни один из этих факторов не объясняет причину изменения психического состояния, рассмотрите возможность оценки функции щитовидной железы, уровня B12 в сыворотке, статуса сифилиса. Дополнительно может быть выполнена люмбальная пункция, чтобы исключить менингит или субарахноидальное кровоизлияние.

Лечение / Ведение

Лечение измененного психического состояния направлено на устранение основной причины, включая симптоматическое лечение, такое как интубация или внешняя электрокардиостимуляция при аномальном дыхании или сердечном выбросе, антибиотики и реанимация объема при сепсисе или септическом шоке, глюкоза при гипогликемии или нейрохирургическое вмешательство по поводу внутричерепного кровоизлияния.

У пациентов с делирием рассмотрите манипуляции с окружающей средой, такие как молния, психосоциальная поддержка, минимизация ненужного шума и мобилизация для предотвращения ухудшения поведения на закате. Если необходима острая седация, рассмотрите возможность применения галоперидола (от 5 мг до 10 мг внутрь, внутримышечно или внутривенно, но рассмотрите возможность снижения дозы для пожилых людей). Большинство источников рекомендуют не использовать бензодиазепины в течение длительного времени у пожилых людей, поскольку это часто может ухудшить поведение на закате из-за амнезиального и растормаживающего эффектов, но в острых случаях лечение бензодиазепинами (обычно лоразепамом от 1 до 2 мг внутрь, внутримышечно, или внутривенно) может быть полезным.

Для хронической поддержки пациента с деменцией с элементами захода солнца рассмотрите донепезил (5 мг/день) или атипичные нейролептики (чаще всего рисперидон, оланзапин и кветиапин) [7][8].

Pearls and Other Issues

Учитывайте безопасность пациента дома при принятии решения о целесообразности стационарного обследования.

Будьте осторожны с группами специального обследования, особенно с пожилыми людьми, которые могут иметь возможное взаимодействие между лекарствами или инфекции, а также с лицами с ослабленным иммунитетом, например, с ВИЧ/СПИДом, получающими химиотерапию или с иммуносупрессией в рамках терапии для трансплантации или хронических заболеваний.

Повышение эффективности медицинских бригад

Пациентов с изменением психического статуса лучше всего лечить межпрофессиональной командой, в которую входят невролог, терапевт, психиатр, радиолог и врач отделения неотложной помощи. Поскольку существует множество причин изменения психического статуса, необходим тщательный сбор анамнеза. Во время обкатки больной с резкими изменениями психического статуса должен находиться под наблюдением медицинской сестры. Сестринский персонал должен информировать команду об изменениях в состоянии пациента.У фармацевта должен быть список лекарств, которые могут изменить психическое состояние пациента. Можно проконсультироваться со специализированными фармацевтами-токсикологами. Следует поддерживать тесную связь с другими медицинскими работниками, чтобы не пропустить ни одной серьезной причины изменения психического статуса. [9][10]

Рисунок

Дифференциальный диагноз измененного психического статуса. Предоставлено Ларисой Патти, доктором медицины

Ссылки

1.
Rummans TA, Evans JM, Krahn LE, Fleming KC.Делирий у пожилых пациентов: оценка и лечение. Мэйо Клин Proc. 1995 г., октябрь; 70 (10): 989–98. [PubMed: 7564554]
2.
Гровер С., Кейт Н. Шкалы оценки делирия: обзор. Всемирная психиатрия. 2012 авг. 22;2(4):58-70. [Бесплатная статья PMC: PMC3782167] [PubMed: 24175169]
3.
Inouye SK. Делирий у пожилых людей. N Engl J Med. 2006 16 марта; 354 ​​(11): 1157-65. [PubMed: 16540616]
4.
Hosker C, Ward D. Гипоактивный делирий. БМЖ. 2017 25 мая; 357:j2047.[PubMed: 28546253]
5.
Huff JS, Farace E, Brady WJ, Kheir J, Shawver G. Шкала быстрой путаницы в отделении неотложной помощи: сравнение с мини-обследованием психического состояния. Am J Emerg Med. 2001 г., 19 октября (6): 461-4. [PubMed: 115

]

6.
Folstein MF, Folstein SE, McHugh PR. «Мини-психическое состояние». Практический метод оценки когнитивного состояния пациентов для клинициста. J Psychiatr Res. 1975 ноябрь; 12(3):189-98. [PubMed: 1202204]
7.
Гровер С., Матту С.К., Гупта Н.Полезность атипичных нейролептиков и ингибиторов холинэстеразы при делирии: обзор. Фармакопсихиатрия. 2011 март; 44(2):43-54. [PubMed: 213
  • ]
  • 8.
    Ван Х.Р., Ву Ю.С., Бахк В.М. Атипичные нейролептики в лечении делирия. Психиатрия Clin Neurosci. 2013 июль; 67 (5): 323-31. [PubMed: 23859663]
    9.
    О Х., Уолдман К., Стикли А., ДеВилдер Дж. Э., Коянаги А. Психотические переживания и состояния физического здоровья в Соединенных Штатах. Компр Психиатрия. 2019 апр;90:1-6. [PubMed: 30639892]
    10.
    Ouslander JG, Engstrom G, Reyes B, Tappen R, Rojido C, Gray-Miceli D. Управление острыми изменениями состояния в квалифицированных медицинских учреждениях. J Am Geriatr Soc. 2018 декабрь; 66 (12): 2259-2266. [PubMed: 30451275]

    Обследование психического статуса — StatPearls

    Функция

    Обследование психического статуса организуется каждым практикующим врачом по-разному, но включает в себя одни и те же основные направления. Для целей этой деятельности исследование психического статуса можно разделить на широкие категории внешнего вида, поведения, двигательной активности, речи, настроения, аффекта, мыслительного процесса, содержания мысли, нарушений восприятия, познания, понимания и суждения.Познание может подразделяться на различные когнитивные области в зависимости от того, какие области практик считает необходимым оценить. В каждом разделе ниже будет подробно описано определение, правильный метод оценки и то, как эта информация может быть использована для диагностики и мониторинга психических заболеваний.

    Внешний вид

    Описание того, как выглядит пациент во время наблюдения. Его можно определить в первые секунды клинического введения, а также отметить на протяжении всего интервью.Детали, которые должны быть включены, включают, выглядят ли они старше или моложе своего заявленного возраста, во что они одеты, их уход и гигиена, а также есть ли у них татуировки или шрамы. Если пациент выглядит моложе своего заявленного возраста, у него может быть задержка в развитии или одежда не по возрасту. Пациенты, которые выглядят старше своего заявленного возраста, могут иметь сопутствующие тяжелые заболевания, годы злоупотребления психоактивными веществами или часто годы плохо контролируемого психического заболевания. Уход и гигиена могут дать представление об уровне функционирования пациента.Те, у кого плохая гигиена и уход, обычно указывают на то, что в контексте их психического заболевания они в настоящее время плохо функционируют. Люди с плохим уходом или гигиеной могут быть в тяжелой депрессии, иметь нейрокогнитивное расстройство или испытывать негативные симптомы психотического расстройства, такого как шизофрения. Татуировки и шрамы могут нарисовать картину истории, личности и поведения пациента. Шрамы рассказывают истории о старых значительных травмах в результате случайной травмы, вреда, причиненного другим человеком, или нанесенного самому себе вреда.Нанесенные самому себе травмы часто включают поверхностные порезы, следы игл от внутривенного употребления наркотиков или попытки самоубийства в прошлом.[2] Татуировки часто представляют собой имя члена семьи, близкого человека или потерянного любимого человека. Они также могут изображать следы банд, вульгарные образы или экстравагантные произведения искусства. Если в ходе интервью был установлен определенный уровень доверия, интервьюер может спросить о значении татуировок или шрамов и о том, какую историю они рассказывают о пациенте.

    Поведение

    Это описание, полученное путем наблюдения за поведением пациента во время интервью.Во-первых, важно отметить, находится ли пациент в состоянии дистресса. Если пациент находится в бедственном положении, это может быть связано с основными медицинскими проблемами, вызывающими дискомфорт, пациентом, который против своей воли был доставлен в больницу для психиатрического обследования, или из-за тяжести его галлюцинаций или паранойи, пугающих пациента. Далее следует отметить описание их взаимодействия с интервьюером.[2] Например, сотрудничает ли пациент, или он взволнован, избегает, отказывается говорить или не может быть перенаправлен? Пациент, который не соглашается на интервью, может сопротивляться, если психиатрическая оценка была непроизвольной или активно испытывает симптомы психического заболевания.Пациенты, которых невозможно перенаправить, часто остро реагируют на внутренние раздражители или проявляют маниакальное поведение. Наконец, важно отметить, соответствует ли поведение пациента ситуации. Например, можно считать уместным, чтобы пациент, доставленный через полицию для принудительного обследования, был раздражительным и не сотрудничал. Однако, если в том же сценарии пациент смеялся и улыбался на протяжении всего интервью, это считалось бы неуместным.

    Двигательная активность

    Описывает, как двигается пациент и какие у него движения. Двигательная активность может указывать на основное психическое заболевание или неврологическое расстройство. Кроме того, поскольку дофаминовая система, на которую воздействуют лекарства, играет жизненно важную роль в движении, она особенно важна для мониторинга побочных эффектов лекарств.

    Одним из аспектов мониторинга является скорость движений. Это может быть описано как нормальная психомоторная заторможенность/брадикинезия или психомоторное возбуждение/гиперкинезия.У пациента с депрессией или нейрокогнитивным расстройством может быть задержка психомоторного развития.[5] С другой стороны, психомоторное возбуждение может свидетельствовать о том, что больной остро находится под влиянием стимулятора или проявляет маниакальное поведение. Важно следить за походкой больного. Например, если походка жесткая, шаркающая или атаксическая, это может указывать на основное неврологическое заболевание. Одним из таких неврологических расстройств является болезнь Паркинсона, на которую указывает кардинальная триада, состоящая из ригидности, брадикинезии и тремора в покое.Если эти симптомы выявляются на ранней стадии при внимательном наблюдении клинициста, это может помочь в более ранней диагностике и лечении таких состояний.

    Важно обратить внимание на позу пациента, так как это может указывать на основные проблемы. Длительная поза может свидетельствовать о кататонии, типе психомоторной неподвижности/ступора/негибкости и признаке психотических расстройств. Практики, незнакомые с этим состоянием, часто упускают из виду кататонию, но очень важно дифференцировать ее, поскольку она требует отдельного лечения, чем основной психоз.[5] Если у пациента проявляется акатизия, беспокойное желание двигаться/неспособность оставаться на месте, он может проявлять гиперактивность/импульсивность, которая часто проявляется у пациентов с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). В качестве альтернативы, пациент с акатизией может испытывать побочный эффект антипсихотика.[6] Другими аспектами движения, которые могут указывать на экстрапирамидные побочные эффекты (ЭПС) нейролептиков, являются ригидность, тремор и тики, такие как скрежетание зубами, причмокивание губами или выпячивание языка.Тяжелая внезапная ригидность, наблюдаемая после введения нейролептиков, считается острой дистонической реакцией. Хотя и редко, в самой крайней форме это может быть опасным для жизни, если затрагиваются мышцы гортани. Таким образом, практикующий врач должен отслеживать и лечить малейшие реакции, прежде чем они станут более серьезными. Поздняя дискинезия — это неврологическое состояние, возникающее в результате длительного приема нейролептиков, которое поддерживает эти экстрапирамидные побочные эффекты. Эти симптомы и их тяжесть можно более тщательно отслеживать с помощью шкалы аномальных непроизвольных движений (AIMS).

    Речь

    Речь оценивается пассивно на протяжении всего психиатрического опроса. Следует отметить такие качества, как количество словесных выражений, беглость, скорость, ритм, громкость и тон. Крайне важно отметить количество слов, которые говорит пациент. Если пациент говорит меньше, чем обычно, он может испытывать депрессию или тревогу. И наоборот, повышенное/гипервербальное количество речи также может указывать на некоторый уровень тревоги или на то, что пациент в настоящее время находится в маниакальном состоянии. Беглость относится к языковым навыкам пациента.Английский может не быть родным языком пациента, и он может не владеть им свободно. С другой стороны, английский может быть их родным языком, но у них могут быть трудности с подбором слов из-за измененного психического состояния или нейрокогнитивного расстройства. Темп речи может быть медленным у пациентов с депрессией или с нейрокогнитивным расстройством. Частота давления может указывать на острую интоксикацию психоактивными веществами или на то, что пациент переживает маниакальный эпизод.[6] Задержка речевого ответа может также указывать на нейрокогнитивное расстройство или на то, что пациент испытывает расстройство мыслительного процесса, такое как блокирование мыслей, наблюдаемое при психозе.Ритм речи может дать ключ к постановке ряда диагнозов. Невнятная речь может свидетельствовать об интоксикации. Дизартрия может свидетельствовать о возможной двигательной дисфункции при разговоре. Громкость может быть тихой, если пациент подавлен/замкнут, или громкой, если он взволнован. У некоторых пациентов есть нейрокогнитивное расстройство или проблемы со слухом, из-за которых они не могут контролировать громкость своего голоса. Наконец, тон может указывать на настроение пациента. Кроме того, детский тон может свидетельствовать о задержке развития в зависимости от возраста пациента.

    Настроение

    Это субъективное описание пациентом своего самочувствия. Это определяется путем прямой просьбы пациента описать, как он себя чувствует, своими словами.[5] Он документируется цитатами, дословно расшифровывающими ответ пациента.

    Влияние

    Так практикующий врач описывает наблюдаемое выражение лица пациента с помощью его невербального языка.[2] Часто используются следующие термины: эвтимический, счастливый, грустный, раздраженный, сердитый, взволнованный, ограниченный, притупленный, плоский, широкий, причудливый, полный, лабильный, тревожный, яркий, приподнятый и эйфорический.[6] В дополнение к этим терминам может быть описан диапазон воздействия. Например, пациент может быть минимально раздражен, а может быть крайне взволнован. Некоторые практикующие врачи также уточняют, соответствует ли аффект ситуации.[6] Считается, что пациент, который улыбается и смеется после того, как его доставили в больницу для непроизвольного обследования, испытывает неадекватно приподнятый аффект. Другой дескриптор, который клиницисты могут использовать для описания аффекта, заключается в том, соответствует ли аффект тому, что пациент говорит о своем настроении.Если пациент говорит, что его настроение «отличное» и он улыбается, то его аффект счастлив и, следовательно, конгруэнтен. Однако если этот пациент сказал «отлично» во время плача, то его аффект был бы слезливым и неконгруэнтным.

    Мыслительный процесс

    Это описание организации мыслей, выраженных пациентом.[5] Для нормального мыслительного процесса мысли описываются как линейные и целенаправленные. Общие описания нерегулярных мыслительных процессов: косвенные, тангенциальные, бегство идей, распущенность, настойчивость и блокировка мыслей. Обстоятельный мыслительный процесс описывает кого-то, чьи мысли связаны, но отходят от темы, прежде чем вернуться к исходной теме. С другой стороны, тангенциальный мыслительный процесс представляет собой серию связанных мыслей, которые уходят от темы, но не возвращаются к исходной теме. Полет идей — это тип мыслительного процесса, который похож на тангенциальный в том, что мысли уходят от темы, но связь между мыслями менее очевидна и слушателю труднее уследить. В свободном, неорганизованном мыслительном процессе нет связи между мыслями и нет цепочки мыслей, за которой можно было бы следовать.[5] Персеверации — это тип мыслительного процесса, при котором независимо от темы или вопроса пациент возвращается к одному и тому же предмету. Содержание этих персевераций будет важно отметить в следующем разделе. Наконец, блокировка мыслей наблюдается при психозе, когда у пациента возникают перерывы в мыслях, из-за которых трудно начать или закончить мысль. Ранее это обсуждалось в речи, поскольку у этих пациентов часто бывают паузы в речи и задержки в ответах на вопросы.

    Содержание мыслей

    По сути, это предмет мыслей, которые посещают пациента. Это определяется путем прослушивания на протяжении всего интервью и путем прямого опроса. Если у пациента есть определенная озабоченность, у него может быть мыслительный процесс персеверационного типа, для которого важно документировать тему. При оценке содержания мыслей больного обязательно необходимо определить суицидальные мысли, мысли об убийстве, бред.

    Врач может спросить пациента, есть ли у него суицидальные мысли или мысли об убийстве. Суицидальные мысли нуждаются в дополнительном разъяснении пассивными мыслями о желании умереть по сравнению с активными мыслями о желании покончить с собой. Кроме того, практикующие врачи должны быть в состоянии установить, есть ли у пациента план и намерение действовать в соответствии с такими мыслями. Это может быть трудно определить, поскольку пациенты редко сообщают такие подробности. Если есть какие-либо опасения по поводу суицидальных намерений, необходима более тщательная оценка суицидального риска. Оценка мыслей об убийстве следует аналогичной схеме: необходимо определить, являются ли мысли пассивными мыслями о желании кого-то умереть или активными мыслями об убийстве кого-то с планом и / или намерением действовать или без такового. Также жизненно важно попытаться получить от пациента, по отношению к которому у них есть мысли об убийстве. Согласно постановлению Тарасоффа по делу Верховного суда Калифорнии «Тарасофф против регентов Калифорнийского университета», , обязанностью специалиста в области психического здоровья является предупреждение человека, если пациент угрожает его жизни.[8]

    Бред – это твердо укоренившиеся ложные убеждения пациента, которые не являются частью системы культурных убеждений и сохраняются, несмотря на противоречивые доказательства.[6] Они могут быть правдоподобными или фантастическими по своей природе. Типы бреда включают причудливый, грандиозный, паранойя, персекуторный и соматический типы. Доказательства этих заблуждений часто трудно получить от пациента, потому что он может знать, что другие не верят ему и опасаются преследований. Врачам-психиатрам требуется практика, чтобы выявлять эти заблуждения у пациентов тонким и непредубежденным образом.Например, нельзя спрашивать пациента: «Вы параноик?», а скорее: «Вы обеспокоены тем, что кто-то следит за вами или шпионит за вами?» Некоторыми распространенными бредом преследования являются паранойя, связанная с тем, что кто-то следит за ними или шпионит за ними с помощью камеры. Другие — это грандиозные убеждения о том, что вы — Бог, королевская особа, знаменитость или богатство. Соматический бред часто возникает из ощущений, которые испытывает больной. Например, распространенный соматический бред заключается в том, что пациент беременен (часто встречается у мужчин и женщин) или что внутри него находится паразит или инопланетянин из-за запора или вздутия живота.При определении того, является ли что-то бредом, важно сравнить то, во что верит пациент, с объективными побочными сообщениями от посторонних или лабораторными данными. Например, взлохмаченный пожилой пациент, утверждающий, что он известная модель, на самом деле мог быть таковой в прошлом. Другие типы бреда включают в себя включение мысли, трансляцию мысли, изъятие мысли, чтение мыслей и идеи ссылки. Это относится к случаям, когда пациенты считают, что они контролируют мысли других, или наоборот.Идеи ссылки относятся к ситуации, когда пациент считает, что он получает особое сообщение по телевидению, радио или из Интернета, которого там нет.

    Восприятие

    В этом разделе описываются некоторые из различных видов галлюцинаций, которые могут испытывать пациенты. Это оценивается путем опроса пациента, что он воспринимает. Галлюцинация – это восприятие чего-либо в отсутствие каких-либо внешних раздражителей. Важно противопоставить иллюзию, которая представляет собой неправильное восприятие, основанное на фактическом стимуле, например, когда вы думаете, что слышите свое имя в толпе.Напротив, галлюцинации, возникающие при засыпании (гипнагогические), пробуждении ото сна (гипнопомпические) или сонный паралич, не являются патологическими и могут считаться нормальными. Наиболее распространенными галлюцинациями являются слуховые и зрительные, но они также могут быть обонятельными, тактильными и вкусовыми. Спрашивая о слуховых галлюцинациях, важно отметить, какой звук слышен или голос. Если пациент слышит один или несколько голосов, спросите, узнает ли пациент этот голос или голоса, какого пола они кажутся и что эти голоса говорят ему.Слуховая галлюцинация Бога, желающего пациенту хорошего дня, потенциально может относиться к сфере нормы в зависимости от религиозной и этнической культуры пациента. Слуховые галлюцинации, которые не считаются нормальными, могут быть негативными и антагонистическими по отношению к пациенту или давать ему команды причинять вред себе или другим. Даже если больной верит, что это Бог, такие опасные слуховые галлюцинации считаются патологией и симптомом психического заболевания. Спрашивая о зрительных галлюцинациях, важно получить как можно больше подробностей.Если пациент видит змей, попросите его описать змей. Сколько их там? Что они делают? Кроме того, как и в случае со слуховыми галлюцинациями, некоторые зрительные галлюцинации можно считать нормальными, например, видение призрака умершего любимого человека вскоре после его смерти.

    Часто пациенты отрицают наличие каких-либо галлюцинаций, несмотря на то, что они у них были. Это может быть либо из-за паранойи, либо из-за страха, вызванного тем, что они переживают. Даже если пациент отрицает наличие галлюцинаций, важно отметить, активно ли он реагирует на внутренние стимулы, разговаривая с кем-то, кого нет, или глядя на что-то, чего нет.

    Познание

    Наиболее распространенными областями познания, оцениваемыми при обследовании психического статуса, являются бдительность, ориентация, внимание/концентрация, память и абстрактное мышление. Если при оценке когнитивных функций или любой другой части исследования психического статуса практикующий врач обнаруживает симптомы возможного нейрокогнитивного расстройства, возможен более тщательный скрининг с помощью дополнительных инструментов оценки, таких как мини-тест психического состояния (MMSE), Монреальский когнитивный тест (МОСА), или Mini-Cog.[3][5]

    Настороженность – уровень сознания пациента. Это может быть описано как бдительность, сонливость, оглушенность, ступор или коматозное состояние. Тревога означает, что пациент полностью проснулся и может реагировать на раздражители. Сонливость означает, что пациент вялый или сонливый. Сонливость считается пониженным уровнем сознания, но пациент все еще способен воспринимать раздражители и его довольно легко разбудить. Притупление означает, что слабые или умеренные стимулы могут не возбудить пациента, и когда разбуженный пациент будет сонливым с отсроченными реакциями.Больной в ступоре не реагирует почти на все раздражители и при возбуждении может быстро снова заснуть без продолжения стимуляции. Больной в коматозном состоянии не реагирует ни на какие раздражители, включая энергичные и вредные.[6] Измененный уровень сознания или чувствительности может указывать на то, что у пациента могла быть травма головы, проглоченное вещество или делирий из-за другого заболевания. [9]

    Ориентация относится к осознанию пациентом своей ситуации и окружения. Это оценивается путем опроса пациента, знают ли они свое имя, текущее местоположение (включая город и штат) и дату. Тот, кто в норме полностью ориентирован, но остро не ориентируется, может испытывать интоксикацию психоактивными веществами, первичное психическое заболевание или делирий. Делирий можно легко пропустить и ошибочно классифицировать как первичное психическое заболевание. Важно уметь дифференцировать это измененное психическое состояние, потому что оно может означать наличие критического состояния здоровья, которое необходимо оценить и лечить.[10]

    Внимание/концентрацию можно оценить на протяжении всего интервью, наблюдая, насколько хорошо пациент остается сосредоточенным на заданных вопросах.[3] В качестве альтернативы, это может быть непосредственно проверено множеством способов. Один из способов — попросить пациента постукивать по руке каждый раз, когда он слышит определенную букву в цепочке случайных букв. Если у них хорошие математические способности, то другой метод — попросить пациента сосчитать от 100 до 7. Кроме того, практикующий врач может попросить пациента произнести слово вперед и назад или попросить его повторить случайную цепочку чисел вперед и назад. назад.[2][6] Нарушение внимания/концентрации может быть симптомом тревоги, депрессии, плохого сна или нейрокогнитивного расстройства.[3] При описании состояния пациента практикующий врач может задокументировать его как плохое, ограниченное, удовлетворительное или, в случае предыдущего сравнения, ухудшение по сравнению с улучшением. Кроме того, практикующий врач может конкретно описать задачу и работу пациента.

    Память подразделяется на немедленную память, отсроченную память, недавнюю память и долговременную память.Практикующий врач может выбрать оценку одного или всех типов памяти во время оценки. Немедленный отзыв — это просьба пациента повторить вам что-то. Это определяет, может ли пациент зарегистрировать новую информацию.[3] Это может быть список случайных слов, случайных чисел или предложение.[6] Отсроченный отзыв — это просьба пациента повторить вам то же самое через определенное время (обычно от 1 до 5 минут) после выполнения другого задания, которое не позволяет пациенту повторять ответ для отработки ответа. [3] Даже если у пациента нет отсроченного припоминания, он может вспомнить информацию, если ему дать подсказку. В этом случае отсроченный отзыв пациента не будет сохранен, а подсказанный отзыв останется.[3] Недавняя память — это оценка того, насколько хорошо пациент помнит недавние события. Это можно определить во время интервью, спросив об истории болезни в настоящее время, о том, что они ели в начале дня или чем они занимались в свободное время. Долговременная память оценивает память пациента на давно прошедшие события.Примерами этого являются вопросы пациента о том, когда у него был ребенок, в какую среднюю школу он ходил, в доме своего детства или на свадьбе. Если у пациента нарушены ответы на тесты на припоминание и/или память, это может указывать на нейрокогнитивное расстройство, которое требует дальнейшего скрининга с помощью одного из тестов, упомянутых в начале этого раздела.

    Абстрактное мышление — это способность пациента делать выводы о значениях и концепциях. Это можно оценить, спросив пациента, что общего между двумя объектами или как интерпретировать распространенное высказывание, поговорку или пословицу. Буквальные интерпретации и ответы указывают на конкретное мышление, которое наблюдается при многих психических расстройствах, а также при некоторых умственных нарушениях и нейрокогнитивных расстройствах.[6]

    Проницательность

    Это относится к пониманию пациентом своего заболевания и функциональных возможностей.[2] Обычно его описывают как плохое, ограниченное, удовлетворительное или, если есть предыдущее сравнение ухудшения по сравнению с улучшением. Если пациент может признать, что его слуховые галлюцинации не реальны, то у него правильное понимание.Если пациент не осознает, что его паранойя по поводу того, что вся пища отравлена, не может быть правдой, то его понимание плохое.

    Решение

    Это относится к способности пациента принимать правильные решения. Способ непосредственно оценить суждение состоит в том, чтобы спросить пациента, что бы он сделал в определенных сценариях. Часто это оценивается по истории пациента во время интервью и его наблюдаемых действий. [2] Это, как и понимание, также оценивается как плохое, ограниченное, удовлетворительное или, если есть предыдущая оценка для сравнения, ухудшение или улучшение.Пациенты, которые повторяют одни и те же ошибки снова и снова или отказываются принимать лекарства, проявляют недальновидность. Нередко встречаются пациенты, которые не верят, что их лекарства влияют на них положительно или вообще не влияют. Независимо от их плохой интуиции, некоторые пациенты проявляют справедливость, принимая лекарства, потому что они знают, что, если они их не примут, они вернутся в больницу для стационарного лечения. Люди с плохим суждением, как правило, плохо функционируют из-за тяжести своего психического заболевания.Пациенты с таким неверным суждением и функционированием обычно серьезно инвалидизируются и часто нуждаются в стационарном психиатрическом лечении.[4]

    Пример документации для карты пациента

    Внешность: 25-летняя афроамериканка, возраст указан, одета в бумажную больничную форму, обрезанную таким образом, чтобы обнажить живот с видимым вертикальным шрамом на животе, и множеством татуировок с разными именами, видимыми на предплечьях с обеих сторон.

    Поведение: Не испытывает острого дистресса, трудно перенаправить на собеседование, неуместно смеется и улыбается

    Двигательная активность: Присутствует минимальное психомоторное возбуждение.Регулярная походка. Регулярная поза. Тиков, тремора или ЭПС нет.

    Речь: гипервербальная, беглая, напористая, правильный ритм, равномерная громкость, счастливый тон идеи, отрицает мысли об убийстве. Вызвано грандиозное заблуждение о том, что он «ангел на миссии».

    Восприятие: Одобряет слуховые галлюцинации Бога, повелевающего ей отправиться в Калифорнию.Отрицает зрительные галлюцинации. Не проявляет активной реакции на внутренние раздражители.

    Познание:

    Сенсориум/ориентация: Настороженность и ориентированность на человека, место и дату

    Внимание/концентрация: Плохая. Невозможно написать МИР вперед и назад.

    Память: Способен вспомнить 3/3 объекта сразу и через 1 минуту. Недавнее воспоминание — Целый, чтобы позавтракать сегодня утром. Долговременная память — не повреждена, в какой школе она училась.

    Абстрактное мышление: Нетронутый со способностью идентифицировать птицу и дерево как живых.

    Понимание: Плохое

    Суждение: Плохое

    Как оценить психический статус – Неврологические расстройства

    Обследование психического статуса – это оценка текущих психических способностей посредством оценки общего внешнего вида, поведения, любых необычных или причудливых убеждений и восприятие (например, бред, галлюцинации), настроение и все аспекты познания (например, внимание, ориентация, память).

    Обследование психического статуса проводится у всех с измененным психическим статусом или развивающимся нарушением когнитивных функций, острым или хроническим.Доступно множество инструментов скрининга; особенно полезны следующие:

    • Монреальский когнитивный тест (МОСА) для общего скрининга, поскольку он охватывает широкий спектр когнитивных функций

    • Мини-обследование психического состояния при обследовании пациентов на предмет болезни Альцгеймера, поскольку основное внимание уделяется тестированию памяти

    Исходные результаты регистрируются, и обследование повторяется ежегодно и при подозрении на изменение психического состояния.

    Пациентам следует сообщить, что регистрация психического статуса является обычной процедурой и что их не должно смущать ее проведение.

    Обследование проводится в тихой комнате, и врач должен убедиться, что пациенты могут четко слышать вопросы. Пациентов, не владеющих английским языком в качестве основного, следует опрашивать на том языке, которым они свободно владеют.

    При обследовании психического статуса оцениваются различные области когнитивной функции. Экзаменатор должен сначала установить, что пациенты внимательны, например, оценив уровень их внимания во время сбора анамнеза или попросив их немедленно повторить 3 слова.Дальнейшее тестирование невнимательного пациента бесполезно.

    Параметры когнитивной функции, подлежащие тестированию, и примеры того, как их тестировать, включают следующее:

    Проверка 3 параметров ориентации:

    • Человек (Как тебя зовут?)

        5

      • Время (Сегодняшняя дата?)

      • Место (Как называется это место?)

    Попросите пациента вспомнить примерно через 2-35 мин.

    Задайте пациенту вопрос о прошлом, например: «Какого цвета костюм был на вашей свадьбе?» или «Какой марки была ваша первая машина?»

    Используйте любой простой математический тест. Распространены серийные семерки: пациента просят начать со 100 и вычесть 7, затем 7 из 93 и т. д. В качестве альтернативы спросите, сколько пятицентовых монет составляет 1,35 доллара.

    Попросите пациента назвать как можно больше предметов в одной категории, например предметы одежды или животных, за 1 мин.

    Внимание и концентрация

    Попросите пациента произнести слово из 5 букв вперед и назад. Обычно используется слово «мир».

    Предъявите предмет, например ручку, книгу или линейку, и попросите пациента назвать предмет и его часть.

    Начните с одноэтапной команды, например «Дотроньтесь до носа правой рукой». Затем протестируйте трехэтапную команду, например: «Возьми этот лист бумаги в правую руку.Сложите его пополам. Положите бумагу на пол».

    Попросите пациента написать предложение. Предложение должно содержать подлежащее и дополнение и иметь смысл. Орфографические ошибки следует игнорировать.

    Попросите пациента нарисовать дом или часы и отметить на часах определенное время. Или попросите пациента нарисовать 2 пересекающихся пятиугольника.

    Попросите пациента определить объединяющую тему между 3 или 4 объектами (например, все фрукты, все транспортные средства, все музыкальные инструменты).Попросите пациента интерпретировать умеренно сложную пословицу, например: «Люди, живущие в стеклянных домах, не должны бросаться камнями».

    Спросите пациента о гипотетической ситуации, требующей здравого смысла, например: «Что бы вы сделали, если бы нашли письмо с печатью на тротуаре?» Поместить его в почтовый ящик — правильный ответ; открытие письма предполагает расстройство личности.

    Обсессивно-компульсивные симптомы и другие симптомы психического состояния, подверженного риску психоза: сетевая перспектива | Бюллетень шизофрении

    Аннотация

    История вопроса

    Хорошо задокументирована высокая распространенность обсессивно-компульсивных симптомов (ОКС) среди субъектов сверхвысокого риска (УВР) психозов.Однако сетевая структура, охватывающая отношения между OCS и симптомами психического состояния, подверженного риску психоза, по оценке с помощью Комплексной оценки психических состояний, подверженных риску (CAARMS), еще не исследована. Эта статья была направлена ​​на использование сетевого подхода для исследования ассоциаций между симптомами OCS и CAARMS на большой выборке людей с разным уровнем риска развития психоза.

    Метод

    В исследование EU-GEI были включены триста сорок один человек с УВР и 66 здоровых участников.Анализ данных заключался в построении сети симптомов CAARMS, исследовании центральных элементов сети и определении кратчайших путей между OCS и положительными симптомами.

    Результаты

    Были выявлены сильные связи между OCS и тревогой, социальной изоляцией и притуплением аффекта. Депрессия была самым центральным симптомом с точки зрения количества связей, а тревога была ключевым элементом в соединении OCS с другими симптомами. Кратчайшие пути между OCS и положительными симптомами показали, что необычное содержание мыслей и нарушения восприятия были связаны в основном через тревогу, а дезорганизованная речь была связана через притупление аффекта и когнитивные изменения.

    Выводы

    Полученные данные дают ценную информацию о центральной роли депрессии и потенциального связующего компонента тревоги между OCS и другими симптомами сети. Вмешательства, специально направленные на уменьшение аффективных симптомов, могут иметь решающее значение для развития и предполагаемого течения сочетания симптомов.

    Введение

    Распространенность обсессивно-компульсивных симптомов (ОКС) составляет 30,7%, а коморбидных обсессивно-компульсивных расстройств (ОКР) — 12. 3% у пациентов с психотическим расстройством. 1 Соответственно, в обзоре литературы сообщается о повышенной распространенности OCS (13,7%) и OCD (5,5%) у субъектов сверхвысокого риска (UHR) психоза 2,3 по сравнению с общей популяцией. В недавних исследованиях сообщалось о еще более высоких показателях у лиц, отвечающих критериям УВР. 4 Субъекты в состоянии UHR определяются либо с кратковременными интермиттирующими психотическими симптомами (BLIPS), либо с подпороговыми ослабленными психотическими симптомами (APS), либо с генетическим риском развития психоза в сочетании со значительным ухудшением функционирования. 5 Из тех лиц, которые соответствуют критериям UHR, у 22% развивается психотическое расстройство в течение 3 лет после обращения за медицинской помощью. 6 Высокие показатели распространенности OCS среди пациентов с UHR привели к повышенному интересу исследователей к изучению влияния OCS на клинические исходы, такие как психосоциальное функционирование и скорость перехода. 2,4,7 Результаты неубедительны. Некоторые авторы обнаружили более выраженное нарушение функционирования и положительные симптомы у пациентов с УВР с сопутствующим OCS по сравнению с теми, у кого не было 7 , в то время как другие сообщили об отсутствии связи или даже о лучшем функционировании в группе с OCS. 2,4

    На сегодняшний день связь между OCS/OCD и подпороговыми симптомами психоза была зарегистрирована исключительно как сопутствующие уровни распространенности или ассоциации на уровне синдрома в общей популяции 8 у здоровых родственников больных 9,10 и у УВР субъектов. 2,7,11 Исследование эффектов ОКР/ОКР у субъектов УВР предполагает четкое различие между этими конструктами. Однако феноменологически отличить OCS от APS, например, навязчивых мыслей от сверхценных идей, сложно. 12 В соответствии с комплексной оценкой психического состояния, подверженного риску (CAARMS) психоза, стандартным инструментом для оценки продромальной психопатологии и определения статуса UHR, OCS оценивается как часть параметров психопатологии, которые, как считается, связаны с неизбежным психотическое расстройство. 13 Таким образом, изучение связей между OCS и симптомами психического состояния, предрасположенного к психозу, может открыть новые точки зрения на закономерности и взаимосвязь между ними.

    Сетевой подход к психопатологии 14,15 позволяет исследовать такие прямые отношения и взаимодействия на уровне симптомов без априорных предположений относительно адекватности диагностических категорий, построенных на основе этих симптомов. Классические психометрические практики обычно основаны на теории латентных переменных, согласно которой психопатологические симптомы вызваны гипотетическим лежащим в их основе психическим расстройством (например, ОКР), что подразумевает, что симптомы не могут быть напрямую связаны друг с другом, если расстройство отсутствует (т. е. локальная независимость). 14,15 Однако в рамках сетевой модели симптомы рассматриваются как активные каузальные агенты, которые могут влиять друг на друга. Следовательно, расстройство можно рассматривать как возникающее из системы взаимодействующих компонентов. В результате внутри сетевой структуры мы можем исследовать ассоциации между отдельными симптомами, а также потенциальные связующие элементы (например, симптомы или другие факторы), соединяющие кластеры (других) взаимодействующих симптомов. 15

    С этой целью целью текущего исследования было изучение взаимодействия между OCS и другими симптомами CAARMS с использованием сетевой модели в выборке с различными уровнями риска психоза путем включения лиц, отвечающих критериям UHR. а также здоровый контроль.Включение здоровых испытуемых в контрольную группу помогло расширить внимание к субклиническим симптомам в выборке лиц, не обращающихся за помощью, а также увеличило мощность проведенных анализов. Мы стремились выявить аспекты сочетания симптомов, такие как симптомы, которые могут играть важную роль в содействии сочетанного возникновения СПК и психотических симптомов.

    Метод

    Участники и процедура

    Данные были собраны в рамках Европейской сети национальных сетей по шизофрении, изучающих взаимодействие генов и окружающей среды (исследование EU-GEI), которое проводилось в период с мая 2010 года по май 2015 года. Исследование EU-GEI было разработано для выявления взаимодействующих генетических, клинических и экологических детерминант, участвующих в развитии, тяжести и исходе психоза. Участники были частью исследования высокого риска когорты EU-GEI. Выборка лиц УВР была набрана из 11 медицинских учреждений (Амстердам, Барселона, Базель, Кельн, Копенгаген, Лондон, Мельбурн, Париж, Сан-Паулу, Гаага и Вена). Контрольная группа была набрана из той же географической зоны охвата, что и группа UHR, но только из 4 центров. 16 Критерии включения и исключения для участников UHR и контрольной группы подробно описаны в Приложении 1 в дополнительных материалах. Протокол исследования EU-GEI был одобрен комитетами по медицинской этике всех участвующих центров исследования. В текущем исследовании мы включили людей с УВР и здоровых людей, для которых были доступны меры CAARMS.

    Материалы

    Все участники заполнили подробную социально-демографическую анкету, которая включала вопросы об их возрасте, поле и этнической принадлежности. Кроме того, участники заполнили CAARMS, полуструктурированное интервью из 28 пунктов, разработанное для оценки критериев УВР, таких как интенсивность, частота, продолжительность и давность подпороговых психотических симптомов, а также другие параметры психопатологии, которые, как считается, указывают на или связаны с неизбежное психотическое расстройство. 17,18 CAARMS можно разделить на семь доменов: положительные симптомы, когнитивные симптомы, эмоциональные нарушения, негативные симптомы, изменение поведения, двигательные изменения и общая психопатология.В рамках общей психопатологии один из вопросов CAARMS оценивает симптомы ОКР, спрашивая участников, постоянно ли они испытывают огорчающие мысли, которые не могут остановить, повторяют ли они действия, которые, по их мнению, они должны делать, должны ли они делать что-то определенным образом, чтобы предотвратить чувство чрезвычайно тревожны, нужно ли им постоянно проверять такие вещи, как выключатели света/газ/электроприборы или двери, или они делают что-то, чтобы предотвратить неприятные вещи (ритуалы/суеверия). Интенсивность зарегистрированного OCS измеряется по 7-балльной шкале Лайкерта от 0: никогда не проявляется до 6: крайняя степень, при этом более высокий балл отражает более высокую тяжесть симптомов. Кроме того, частота симптомов оценивается также по 7-балльной шкале Лайкерта от 0: отсутствует до 6: постоянно присутствует и вопрос, оценивающий, проявлялись ли ГКС на фоне злоупотребления психоактивными веществами. В настоящее исследование были включены показатели интенсивности CAARMS.

    Анализ данных

    В текущем анализе мы оценили сетевую модель симптомов OCS и ARMS, используя статистическое программное обеспечение R версии 3.6.3., 19 пакет R bootnet версия 1.3., 20 и мы визуализировали полученную структуру сети с помощью пакета R qgraph 1.6.5. 21 Из-за относительно небольшого размера выборки по отношению к большому количеству узлов и в попытке обеспечить более стабильные оценки сети мы решили уменьшить количество узлов перед запуском анализа. Мы сделали это, исключив элементы с низкой изменчивостью (т. е. элементы с более чем 75% ответом 0: никогда), которые потенциально могли бы повлиять на результаты (например, из-за серьезных нарушений предположения о нормальности). 22 Элементы с низкой изменчивостью были отобраны на основе полной выборки, но они были идентичны при исследовании только выборки UHR. Каждый оставшийся элемент CAARMS был представлен как узел в сети. Регулярная частичная корреляция между двумя узлами после учета всех остальных узлов в сети была представлена ​​как ребро.

    Сначала мы построили парные марковские случайные поля (PMRF) для оценки ненаправленной сетевой структуры (т. е. гауссовой графической модели), 23 , что позволяет нам идентифицировать условные ассоциации между переменными. 24 Чтобы предотвратить ложные связи и оценить разреженную модель, мы приняли метод статистической регуляризации с наименьшим абсолютным оператором сжатия и отбора (LASSO). Мы выбрали графический LASSO, в котором используется выбор модели расширенного байесовского информационного критерия (EBIC) с гиперпараметром настройки, установленным на 0,5, который обычно использовался в предыдущих исследованиях. 25–27 Чтобы учесть ненормальное распределение некоторых элементов и отсутствующих данных, мы основывали наш анализ на корреляциях Спирмена с использованием попарных полных наблюдений. 28

    Во-вторых, мы оценили важность каждого узла в результирующей сети, вычислив индексы центральности сетевой структуры, используя пакет R qgraph. 21 В частности, мы вычислили центральность силы для каждого узла в сети (т. е. сумму весов соединений в абсолютном значении), а также прогностическую промежуточность для конкретного узла (т. е. как часто узел лежит на путях между двумя другими узлами, один из которых всегда является узлом OCS). 29–31 Мы решили исследовать только эти две меры центральности, потому что (1) предыдущие исследования показали, что центральность силы является наиболее стабильной и интерпретируемой мерой центральности, 28 и (2) наш интерес заключался в соединении узлов, которые могут играть роль в связывании OCS с другими кластерами симптомов и, таким образом, может проложить путь к сочетанному возникновению.

    В-третьих, мы использовали функцию путей из пакета R qgraph, 21 , которая использовалась в предыдущем исследовании, 26 для изучения кратчайших путей между узлом OCS и каждым положительным психотическим симптомом.Это исследование позволяет нам определить кратчайший путь из точки А в точку Б для конкретных представляющих интерес симптомов (например, от OCS до каждого положительного симптома) и вычисляется с использованием алгоритма Дейкстры. 32

    Наконец, мы использовали пакет R bootnet 1.3. проводить анализ устойчивости для обеспечения стабильности и точности результатов. 20,28 Приложение 2 в дополнительных материалах подробно об этих анализах.

    Результаты

    Характеристики образца

    Из 344 субъектов UHR и 67 здоровых людей, первоначально включенных в исследование EU-GEI, 341 UHR и 66 здоровых участников предоставили исчерпывающие данные по CAARMS и были включены в текущее исследование. Чуть более половины выборки (52,7%) были мужчинами, а средний возраст составил 22,5 года ( SD = 4,79). Двадцать девять (8,2%) участников соответствовали диагностическим критериям обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), 53 (21,0%) сообщили об обсессиях от умеренной до тяжелой степени и 54 (14,4%) обсессивных состояниях от умеренной до тяжелой степени соответственно. В таблице 1 приведены социально-демографические и клинические характеристики для всей выборки и отдельно для подгруппы УВР и здорового контроля. Кроме того, в дополнительной таблице S1 представлены средние значения и стандартные отклонения отдельных элементов CAARMS.

    Таблица 1.

    Социально-демографические и клинические характеристики для общей выборки, а также субъектов сверхвысокого риска (UHR) и здоровых контролей (HC) Отдельно

    92.91 (4.09) 92.91 (4.09) 14.37 (3.07) 9.37 (3.07) 9.37 (3.07) 9.37 (3.07) 9.37 (3.07) 9.37 (3.07) 9.37 16.15 (2.72) 9.15 (2.72)

    8

    отрицательный Emotional
    . Общий образец
    N = 407 .
    УВР
    Н = 341 .
    УВ
    Н = 66 .
    Сравнение UHR и HC .
    Возраст 29.52 (4.79) 29.42 (4.91) 29.91 (4.09) T = -0.760, p = .447
    гендер (мужчина%) 53.3 534 53.0 = 0,003, p = 0.959
    69.7 71.2 62.1 x = 15.856, р = .007
    лет
    лет образования 14.68 (3.08) 14.37 (3.07) T = -4.346, P <.001
    Текущая работа (да% ) 65.6 605 90. 90.7 x = 36.8091, 9 p <. 001
    13.3 14.8 6.1 x = 25 .171, p <.001
    27.8 33.0 0 x = 28.815, P <.001
    OCD 8.2 9.7 9.7 0 x = 5.582, p = 0.018
    Тревожное расстройство 38.8 45115 45.1 60315 9 , P <001
    40315
    (5,01) 10.09 (3.96 ) 1.12 (2.54) T = 17.692, P <.001
    6.02 (3.87) 6.94 (3.41) 1.35 (2.47) T = 15.685, P <.001
    Когнитивные 2,70 (1. 83) 3.14 (1.65) 0,48 (0,91) T = 17.920, P <.001
    2.71 (2.45) 3.16 (2.40) 0.39 (0,95) T = 15.616, P <.001
    Social 6.92 (4.51) 8.02 (3.96 ) 1,39 (2.70) T = 16.580, P <.001
    Двигатель 1,90 (2.46) 29 (2,55) 0,25 (0,25 (0,25 (0,25 (0,25) T = 10.671, р .      
     Антидепрессант (да %)   29.8
    Нейролептики (да%) 9,6
    анксиолитики (да%) 9.2
    92.91 (4.09) 92.91 (4.09) 14.68 (3.08) 14.96 (6.33)

    8

    . Общий образец
    N = 407 .
    УВР
    Н = 341 .
    УВ
    Н = 66 .
    Сравнение UHR и HC .
    Возраст 29.52 (4.79) 29.42 (4.91) 29.91 (4.09) T = -0.760, p = .447
    гендер (мужчина%) 53.3 53.4 53.0 x = 0,003, p = 0.959
    Этническая принадлежность (кавказские%) 69.7 71.2 62.1 x = 15,856, p = 0.007
    14.68 (3.08) 14.37 (3.07) 16.15 (2.72) T = — 4.346, P <.001
    65.6 65.6 60.5 90.7 90. 7 x = 36,8091, p <.001
    Текущая жизнь (в одиночку% ) 13.3 14.8 6.1 6.1 x = 25.171, P <.001
    Депрессия 27.8 27.8 27.8 33.0 0 x = 28.815, P <.001
    OCD 8.2 9.7 0 x = 5.582, p = .018
    беспокойство тревоги 38.8 45.1 6.3 , P <.001
    Caarms
    4
    4,63 (5,01) 10.09 (3.96) 10.09 (3.96) 1.12 (2.54) T = 17,692, P <. 001
    Отрицательный 6.02 (3.87) 6.94 (3.41) 1.35 (2.47) T = 15,685, P <.001
    Когнитивные 2.70 (1.83) 3.14 (1.65) 0.48 (.91) T = 17.920, P <.001
    Emotional 2.71 (2.45) 3.16 (2.40) 0,39 (0,95) T = 15.616, P < 0,001
     Социальный 6.92 (4.51) 8.02 (3.96) 1.39 (2.70) T = 16.580, p <.001
    Мотор 1.90 (2.46) 2.24 (2.55) 0.25 (.89) T = 10.671, p <.001
    Общие 12.83 (7.59) 2.52 (3.71) T = 21,556, P <.001
    Медикаменты используют
    Антидепрессант (Да%) 29. 8
    9.2
    Таблица 1.

    Социособ и клинические характеристики для общей выборки, а также субъектов сверхвысокого риска (UHR) и здоровых контролей (HC) Отдельно

    92.91 (4.09) 92.91 (4.09) , P = 0. 959 14.68 (3.08) 9.68 (3.08) 14.37 (3.07) 9.37 (3.07) 9.3718 16.15 (2.72) 9.15 (2.72) x = 36.8091, P <.001

    5

    5

    . Общий образец
    N = 407 .
    УВР
    Н = 341 .
    УВ
    Н = 66 .
    Сравнение UHR и HC .
    Возраст 29.52 (4.79) 29.42 (4.91) 29.91 (4.09) T = -0.760, p = .447
    гендер (мужчина%) 53.3 53.4 53.0
    69.7 71.2 62.1 x = 15.856, p = .007
    лет образования 14.68 (3.08) 14.37 (3.07) T = -4.346, p <.001
    да %)  65.6 60515 60.5 90.7
    13.3 14.8 6.1 x = 25.171, p <.001
    DSM Коморбидная диагностика (да%)
    27.8 33.0 0 x = 28.815, P <.001
    OCD 8.2 9.7 9.7 0 , p = 0.018
    беспорядок тревоги 38.8 45.1 6.3 x = 34.085, p <.001
    Caarms
    463 (515 8.63 (5.01) 10.09 (3.96) 1.12 (2.54) T = 17.692, P <.001
    Отрицательный 6.02 (3.87) 6.94 (3.41) 1.35 (2.47 ) T = 15.685, P <.001 P <001
    Когнитивные 2,70 (1.83) 3.14 (1.65) 0.48 (0,91) T = 17.920, p < 0,001
     Эмоциональный 2.71 (2.45) 3.16 (2.40) 0.39 (0,95) T = 15.616, P <.001
    Social 6.92 (4.51) 8.02 (3.96) 1.39 (2.70) T = 16.580, P <.001
    Мотор 1,90 (2.46) 2,44 (2.55) 0,25 (0,89) T = 10.671, P < 0,001
     Общие 12.83 (7.59) 14.96 (6.33) 2.52 (3.71) T = 21.556, P <.001
    Антидепрессант Да%)
    9.6
    Энксиолитика (Да%) 9.2
    = 15.856, P = 0.007

    5

    0 = 28.815, P <.001

    5

    5

    . Общий образец
    N = 407 .
    УВР
    Н = 341 .
    УВ
    Н = 66 .
    Сравнение UHR и HC .
    Возраст 22,52 (4,79) 22,42 (4,91) 22,91 (4.09) T = -0.760, p = .447
    53.3 53.4 53.0 53.0 x = 0,003, p = 0.959
    Этническая принадлежность (кавказские%) 69.7 71.2 71.2 62.1 x
    лет 14.68 (3.08) 14.37 (3.07) 16.15 (2.72) T = -4.346, P <.001
    65.6 60.5915 90.7 x = 36.8091, p .001
    Текущий живой (один%) 13.0 14.8 14.8 9,8 x = 25.171, P <.001
    DSM Коморбитный диагноз (да%)    
     Депрессия 27.8 3 33.0 0
    OCD 8.2 9.7 0 x = 5.582, p = 0,018
    беспокойство тревоги 38.8 45.1 6.3 6.3 9, P <.001
    40315 8.63 (5.01) 10.09 (3.96) 1.12 (2.54) T = 17.692, P <.001
    отрицательный 6.02 (3.87) 6.94 (3.41) 1.35 (2.47) T = 15,685, P <.001
    Когнитивные 2.70 (1.83) 3.14 (1.65) 0,48 (0,91) T = 17.920, P < 0,001
     Эмоциональный 2.71 (2.45) 3.16 (2.40) 0.39 (0,95) T = 15.616, P <.001
    Social 6.92 (4.51) 8.02 (3.96) 1.39 (2.70) T = 16.580, P <.001
    Мотор 1,90 (2.46) 2,44 (2.55) 0,25 (0,89) T = 10.671, P < 0,001
     Общие 12.83 (7.59) 14.96 (6.33) 2.52 (3.71) T = 21.556, P <.001
    Антидепрессант Да%)
    9.6
    Энксиолитика (Да%) 9.2     

    Общая структура сети

    Мы выявили и исключили следующие семь симптомов с низкой вариабельностью (т. е. пункты с более чем 75% ответом 0: никогда): GP3 (мания), E3 (наблюдаемый неуместный аффект), B4 (дезорганизующее, странное, стигматизирующее поведение), M1 (субъективное моторное изменение), M2 (наблюдаемое моторное изменение), M3 (нарушение телесных ощущений) и M4 (нарушение вегетативного функционирования) из сетевой структуры.На рис. 1 представлена ​​сетевая совокупность 21 оставшегося симптома из CAARMS. Все симптомы были прямо или косвенно связаны с другими симптомами. В целом, были более сильные связи с элементами в одном и том же домене, чем между доменами, как определено в таблице 2. Хотя анализ надежности показывает, что необходима некоторая осторожность при интерпретации силы и наличия более слабых сторон, наши результаты здесь сосредоточены на выделении более сильных и, следовательно, вероятны надежные ребра в структуре сети.Например, были обнаружены тесные связи между GP1 и GP2 (депрессия и суицидальные наклонности), P1 и P2 (необычные мысли и необычные идеи), N1 и N2 (ангедония и аволюция), а также B2 и B3 (социальная изоляция и нарушение ролевой функции). ). Между доменами была обнаружена сильная связь между GP1 и N1 (депрессия и ангедония). Интересно, что GP6 (OCS) был косвенно связан с другими пунктами CAARMS, в основном через GP5 (беспокойство), B2 (социальная изоляция) и E2 (наблюдаемое притупление аффекта).

    Рис.1.

    Структура сети из 21 симптома CAARMS. Группы предметов различаются по цвету. Цвет края указывает на размер ассоциации (синий для положительных ассоциаций, красный для отрицательных ассоциаций). Цветную версию см. на этом рисунке в Интернете.

    Рис. 1.

    Структура сети из 21 симптома CAARMS. Группы предметов различаются по цвету. Цвет края указывает на размер ассоциации (синий для положительных ассоциаций, красный для отрицательных ассоциаций).Цветную версию см. на этом рисунке в Интернете.

    Таблица 2. Метки узлов

    и соответствующие названия признаков признаков 28-CAARMS

    8

    B4 * GP1
    Метка элемента . Деталь Описание . Домены .
    P1 Необычной мысль Положительных
    P2 Non-странные идеи Положительных
    P3 Перцепционной аномалия Положительный
    P4 Дезорганизованные речи Положительный
    N1 ангедония Отрицательный
    N2 безволия Отрицательный
    N3 алогии Отрицательный
    С1 Субъективная когнитивное изменение когнитивная
    C2 C2 Наблюдаемые познавательные изменения познавательные
    E1 Эмоциональные нарушения Emotional
    E2 Наблюдаемые затуманенные эффекты Emotional
    E3 * наблюдается неуместный аффект
    поведенческий
    B3 поведенческие
    дезорганизация, нечетное, стигматизация поведения поведенческий
    M1 * субъективное изменение двигателя
    м2 * наблюдается изменение двигателя мотор
    м3 * Телослово сенсацию мотор
    M4 * Уничтоженные функции Мотор
    Депрессия Генеральная психопатология
    GP2 Суицидальность Общий психопатол гия
    GP3 * Mania Общая психопатология
    GP4 Перепады настроения Общая психопатология
    GP5 Беспокойство Общая психопатология
    GP6 OCD симптомы Общая психопатология
    GP7
    GP7 Dissociative Symptoms Генеральная психопатология
    GP8 Наслаждаемые терпимость к нормальному стрессу Генеральная психопатология

    8

    B4 * GP1
    . Деталь Описание . Домены .
    P1 Необычной мысль Положительных
    P2 Non-странные идеи Положительных
    P3 Перцепционной аномалия Положительный
    P4 Дезорганизованные речи Положительный
    N1 ангедония Отрицательный
    N2 безволия Отрицательный
    N3 алогии Отрицательный
    С1 Субъективная когнитивное изменение когнитивная
    C2 C2 Наблюдаемые познавательные изменения познавательные
    E1 Эмоциональные нарушения Emotional
    E2 Наблюдаемые затуманенные эффекты Emotional
    E3 * наблюдается неуместный аффект
    поведенческий
    B3 поведенческие
    дезорганизация, нечетное, стигматизация поведения поведенческий
    M1 * субъективное изменение двигателя
    м2 * наблюдается изменение двигателя мотор
    м3 * Телослово сенсацию мотор
    M4 * Уничтоженные функции Мотор
    Депрессия Генеральная психопатология
    GP2 Суицидальность Общий психопатол гия
    GP3 * Mania Общая психопатология
    GP4 Перепады настроения Общая психопатология
    GP5 Беспокойство Общая психопатология
    GP6 OCD симптомы Общая психопатология
    GP7
    GP7 Диссоциативные симптомы Генеральная психопатология
    GP8 Нарушение устойчивости к нормальному стрессу Генеральная психопатология
    Таблица 2.

    Метки узлов и соответствующие названия симптомов симптомов 28-CAARMS

    8

    B4 * GP1
    Метка элемента . Деталь Описание . Домены .
    P1 Необычной мысль Положительных
    P2 Non-странные идеи Положительных
    P3 Перцепционной аномалия Положительный
    P4 Дезорганизованные речи Положительный
    N1 ангедония Отрицательный
    N2 безволия Отрицательный
    N3 алогии Отрицательный
    С1 Субъективная когнитивное изменение когнитивная
    C2 C2 Наблюдаемые познавательные изменения познавательные
    E1 Эмоциональные нарушения Emotional
    E2 Наблюдаемые затуманенные эффекты Emotional
    E3 * наблюдается неуместный аффект
    поведенческий
    B3 поведенческие
    дезорганизация, нечетное, стигматизация поведения поведенческий
    M1 * субъективное изменение двигателя
    м2 * наблюдается изменение двигателя мотор
    м3 * Телослово сенсацию мотор
    M4 * Уничтоженные функции Мотор
    Депрессия Генеральная психопатология
    GP2 Суицидальность Общий психопатол гия
    GP3 * Mania Общая психопатология
    GP4 Перепады настроения Общая психопатология
    GP5 Беспокойство Общая психопатология
    GP6 OCD симптомы Общая психопатология
    GP7
    GP7 Dissociative Symptoms Генеральная психопатология
    GP8 Наслаждаемые терпимость к нормальному стрессу Генеральная психопатология

    8

    B4 * GP1
    . Деталь Описание . Домены .
    P1 Необычной мысль Положительных
    P2 Non-странные идеи Положительных
    P3 Перцепционной аномалия Положительный
    P4 Дезорганизованные речи Положительный
    N1 ангедония Отрицательный
    N2 безволия Отрицательный
    N3 алогии Отрицательный
    С1 Субъективная когнитивное изменение когнитивная
    C2 C2 Наблюдаемые познавательные изменения познавательные
    E1 Эмоциональные нарушения Emotional
    E2 Наблюдаемые затуманенные эффекты Emotional
    E3 * наблюдается неуместный аффект
    поведенческий
    B3 поведенческие
    дезорганизация, нечетное, стигматизация поведения поведенческий
    M1 * субъективное изменение двигателя
    м2 * наблюдается изменение двигателя мотор
    м3 * Телослово сенсацию мотор
    M4 * Уничтоженные функции Мотор
    Депрессия Генеральная психопатология
    GP2 Суицидальность Общий психопатол гия
    GP3 * Mania Общая психопатология
    GP4 Перепады настроения Общая психопатология
    GP5 Беспокойство Общая психопатология
    GP6 OCD симптомы Общая психопатология
    GP7
    GP7 диссоциативные симптомы Генеральная психопатология
    GP8 GP8 Генеральная психопатология

    Прочность и узел, специфичные прогнозные меры

    Рисунок 2 (слева) иллюстрирует величину силы узла для каждого симптома.Во всей сети GP1 (депрессия) был самым центральным симптомом, значительно более сильным, чем у большинства других узлов в сети. GP6 (OCS) был наименее центральным симптомом, что указывало на то, что по сравнению с другими симптомами CAARMS GP6 (OCS) не был хорошо подключенным узлом в сети. Рисунок 3 иллюстрирует значений прогностической промежуточности для конкретного узла для каждого узла в сети, т. е. как часто узел находится на путях между двумя другими узлами, один из которых всегда является OCS. Белые точки представляют прогностическую промежуточность для конкретного узла в текущей выборке, а черные линии представляют собой изменчивость показателя в 1000 непараметрических итераций начальной загрузки.Пункт GP5 (беспокойство) имел самый высокий прогностический балл между узлами, за которым следовал пункт E2 (наблюдаемый притупленный аффект). Это открытие предполагает, что тревога может быть основным связующим звеном между OCS и другими симптомами ARMS.

    Рис. 2.

    (слева) центральность силы узла для каждого симптома CAARMS и (справа) стабильность индексов центральности. Показатели центральности показаны в виде стандартизированных z -баллов. На правой панели показана средняя корреляция с исходной выборкой после уменьшения размера выборки посредством начальной загрузки с отбрасыванием случаев.Цветную версию см. на этом рисунке в Интернете.

    Рис. 2.

    (слева) центральность силы узла для каждого симптома CAARMS и (справа) стабильность индексов центральности. Показатели центральности показаны в виде стандартизированных z -баллов. На правой панели показана средняя корреляция с исходной выборкой после уменьшения размера выборки посредством начальной загрузки с отбрасыванием случаев. Цветную версию см. на этом рисунке в Интернете.

    Рис. 3.

    Прогностическая промежуточность, зависящая от узла.Белые точки представляют прогностическую промежуточность для конкретного узла в текущей выборке, а черные линии представляют изменчивость промежуточности для конкретного узла в 1000 непараметрических итераций начальной загрузки.

    Рис. 3.

    Прогнозируемая промежуточность для конкретных узлов. Белые точки представляют прогностическую промежуточность для конкретного узла в текущей выборке, а черные линии представляют изменчивость промежуточности для конкретного узла в 1000 непараметрических итераций начальной загрузки.

    Анализ устойчивости

    Анализ устойчивости (см. дополнительное приложение 2) выявил несколько относительно широких доверительных интервалов (ДИ) с бутстрэпом. Поэтому мы рекомендуем проявлять осторожность при интерпретации структуры сети, особенно при интерпретации силы и наличия более слабых ребер. Тем не менее, среднее значение начальной загрузки в целом было близко к среднему по выборке, что указывает на интерпретируемые результаты (см. Дополнительный рисунок S1).

    График стабильности центральности силы показан на рис. 2 (справа), а на рис. 3 показана изменчивость прогностической промежуточности для конкретных узлов на протяжении 1000 непараметрических итераций начальной загрузки (т. е. черные линии).Коэффициент CS, полученный для прочности, составил CS = 0,59. Это выше предпочтительного порогового значения 0,5, что указывает на стабильные результаты. Для проверки разницы значимости узел с наивысшей центральностью силы, GP1 (депрессия), показал значительно более высокую силу узла, чем большинство других узлов (подробности см. На дополнительном рисунке S3). Следует отметить, что поправка на множественное тестирование при проведении теста на разницу значимости невозможна, как подробно объясняется в цитируемой статье. 28 В то время как функциональные возможности для расчета коэффициента CS и выполнения тестирования разницы значимости для прогностической промежуточности для конкретных узлов еще не реализованы в пакете bootnet R , 20 результаты начальной загрузки показывают, что узел GP5 (тревога) постоянно идентифицируется как самый центральный соединительный узел, за которым следует узел E2 (наблюдаемый притупленный эффект).Кроме того, в дополнительном проведенном бутстрап-анализе исключения случаев (см. дополнительный рисунок S4) узел GP5 явно остается основным и наиболее стабильным связующим узлом в сети. Примечательно, что в целом и в соответствии с предыдущим исследованием 28 прогностическая промежуточность для конкретных узлов нестабильна и демонстрирует высокую изменчивость; несмотря на это, узел GP5 (тревога) выделяется как стабильный связующий узел как в непараметрическом, так и в бутстрапе с отбрасыванием случаев.

    Кратчайшие пути: OCS к положительным симптомам

    В целом, все положительные симптомы психоза (P1, P2, P3 и P4) были косвенно связаны с GP6 (OCS) через другие симптомы (рис. 4, слева).Результаты анализа кратчайших путей показали, что основные соединительные пути проходят через узел GP5 (беспокойство) и через узлы E2 (наблюдаемое притупление аффекта) и C2 (наблюдаемое когнитивное изменение), напрямую связанные с P4 (дезорганизованная речь). Наш анализ устойчивости (рис. 4, справа) показал, что это были наиболее стабильные пути. Пути от GP5 (беспокойство) к оставшимся положительным симптомам P1, P2 и P3 были менее стабильны и поэтому должны интерпретироваться с осторожностью, с множеством потенциальных связующих компонентов, чаще всего включая GP8 (нарушение толерантности к нормальному стрессу) и B1 (агрессия). ) к P3 (аномалии восприятия) и прямые пути от GP5 (беспокойство) к P1 (необычные мысли).Другие потенциальные пути также могут быть идентифицированы, но, поскольку они были очень малы и в большинстве случаев присутствовали менее чем в 20% бутстрапов, мы не выделяем их.

    Рис. 4.

    (слева) Сеть, показывающая кратчайшие пути между OCS и положительными симптомами по шкале CAARMS (P1, P2, P3 и P4) и анализ стабильности (справа). Правая панель отображает степень, в которой пути были идентифицированы в 1000 непараметрических бутстрепов (например, 0.85 грань между GP6 и GP5 указанная грань была идентифицирована в 85% случаев). Цветную версию см. на этом рисунке в Интернете.

    Рис. 4.

    (слева) Сеть, показывающая кратчайшие пути между OCS и положительными симптомами по шкале CAARMS (P1, P2, P3 и P4) и анализ стабильности (справа). На правой панели показана степень, в которой пути были идентифицированы в 1000 непараметрических бутстрепов (например, ребро 0,85 между GP6 и GP5 указывает на то, что ребра были идентифицированы в 85% случаев).Цветную версию см. на этом рисунке в Интернете.

    Обсуждение

    Настоящее исследование было первым, в котором изучались ассоциации OCS на уровне симптомов и других симптомов ARMS у лиц с разным уровнем риска психоза, а также первое исследование, в котором оценивались меры центральности и связующие характеристики симптомов. В целом было обнаружено, что депрессия является наиболее центральным симптомом с точки зрения прямой связи, в то время как тревога была основным узлом, связывающим OCS с другими кластерами симптомов.Хотя OCS не занимали центральное место в сети, они были напрямую связаны с социальной изоляцией, тревогой и притуплением аффекта, а через тревогу и притупление аффекта — с положительными симптомами CAARMS. В целом связи между симптомами внутри каждого домена были сильнее, чем связи между доменами.

    В текущем исследовании часто встречались коморбидная депрессия (27,8%) и тревожные расстройства (38,8%). Высокая центральность депрессии и переходной характеристики тревоги предполагает, что эти переменные могут иметь важное значение в их влиянии на другие симптомы сети.Роль аффективных симптомов у пациентов с УВР вызывает повышенный исследовательский интерес. Мета-анализ показал, что более 50% людей с УВР соответствовали критериям сопутствующей депрессии или тревожного расстройства. 33,34 Было обнаружено, что как депрессия, так и тревога связаны с более выраженными симптомами УВР и ухудшением общего функционирования. 35,36 Fusar-Poli et al. пришли к выводу, что аффективные расстройства, вероятно, влияют на общий лонгитюдный исход пациентов с УВР, хотя связи с переходом в психоз обнаружено не было. 34,37 Сопутствующее обсессивно-компульсивное расстройство у 9,7% текущих пациентов с УВР превышает ранее зарегистрированные средние оценки в 5,5% у субъектов с повышенным риском психоза, 2 , но сообщалось о высокой вариабельности между исследованиями. 34 В некоторых предыдущих исследованиях сообщалось об ассоциации между OCS и тяжестью психотических симптомов на уровне синдрома у субъектов UHR 7 и психотических переживаний у лиц из общей популяции. 8 Тем не менее, большинство исследований не обнаруживают связи с положительной тяжестью симптомов 2,4,38 , а обзор литературы не показывает повышенного или сниженного риска перехода в психоз у пациентов с УВР с ОКС/ОКР. 34 В текущей сети CAARMS СКО не были идентифицированы как центральные симптомы и не были напрямую связаны с положительными симптомами. Низкая центральность может быть объяснена содержанием элемента, который является более автономным элементом по сравнению с большинством других элементов, которые являются частью четко структурированных поддоменов и демонстрируют более сильные ассоциации внутри домена. Таким образом, эти ассоциации могут привести к тому, что другие элементы станут более центральными, включая другие общие психопатологические элементы (например, депрессия и суицидальные наклонности очень сильно связаны друг с другом).Кроме того, в то время как другие элементы связаны с широким спектром элементов из нескольких поддоменов, узел OCS имеет все меньше и больше четко определенных ассоциаций, что приводит к более низкой центральности, но предполагает более четкие пути. Прямые ассоциации с социальной изоляцией можно объяснить часто наблюдаемым избеганием и социальной изоляцией у людей с ОКР, а социальная изоляция также была определена как предиктор более позднего развития ОКР. 39 Анализ кратчайших путей, кроме того, показал, что OCS был довольно косвенно связан с симптомами положительного кластера через тревогу и притупление аффекта в сочетании с наблюдаемыми когнитивными изменениями.

    Одна из возможных интерпретаций этих взаимосвязей предполагает, что нейробиологические изменения, такие как аберрантная активация дофаминовой системы и связанное с ней аберрантное присвоение значимости нерелевантным стимулам, вызывают неуверенность и, следовательно, тревогу и эмоциональный дистресс. 40 При попытке осмыслить эти переживания и в сочетании с когнитивными изменениями, такими как склонность делать поспешные выводы, могут развиться психотические симптомы. Точно так же Шехтман и Вуди подчеркивали чувство неуверенности, сопровождаемое чувством незащищенности (нарушения в так называемой системе мотивации безопасности), как важные основные механизмы OCS и OCD как попытку получить контроль и уменьшить дистресс. 41 Другой аспект аберрантной модели значимости, а именно неспособность адекватно реагировать на значимые сигналы вознаграждения и снижение обработки вознаграждения, напрямую связан с ангедонией и притуплением аффекта. 42 Эти негативные симптомы тесно связаны с когнитивными нарушениями, 43,44 , которые также концептуально связаны с дезорганизацией при психотических расстройствах. 45 Более поздние исследования показывают, что дисфункция вознаграждения и связанное с ней притупление аффекта также могут представлять собой невропатологический механизм при ОКР. 46 Эти результаты могут объяснить связующую роль притупленного аффекта в сети и объяснить частое одновременное появление OCS и психотических симптомов. 47

    В дополнение к общим основным нейробиологическим изменениям также можно предположить наличие причинно-следственных взаимодействий на уровне симптомов. Психоподобные переживания могут привести к повышенной тревоге, размышлениям, беспокойству и сомнениям, которые тесно связаны с навязчивыми мыслями и могут быть связаны с последующей попыткой уменьшить возникающую в результате тревогу посредством компульсивного поведения.В этой связи ранние психопатологические концепции предполагали, что иногда OCS можно рассматривать как попытку контролировать чувство самораспада. 48 В поддержку этой гипотезы одно исследование обнаружило обратную связь между OCS и дезорганизацией. 49 Тем не менее, более поздние исследования связывают сопутствующий OCS с дисфункциональными тенденциями совладания, 50 усиливают общую психопатологию и не подтверждают прямую связь с усилением или снижением тяжести положительных симптомов, включая дезорганизацию. 51 Связь между повышенной тревожностью, беспокойством и страхом и сочетанием OCS и психоза также была отмечена на уровне признаков. Schreuders и коллеги обнаружили повышенный невротизм у пациентов с психозом, которые сообщили о коморбидном OCS, по сравнению с пациентами без OCS. Исследовательский анализ показал опосредующее влияние невротизма на течение тяжести OCS с течением времени. 52 Чтобы распутать предполагаемые причинно-следственные связи, необходим анализ проспективных данных.

    В совокупности текущие данные указывают на важность аффективных симптомов и их непосредственную связь и взаимодействие с другими симптомами CAARMS. Примечательно, что в предыдущем сетевом исследовании было обнаружено, что тревога является основным связующим компонентом между пережитыми травматическими событиями и психотическими симптомами. 26 Основываясь на этих выводах, представляется целесообразным не только сосредоточить внимание на психотических переживаниях у пациентов с УВР, но и распространить внимание на эмоциональные расстройства.Вмешательства, направленные на уменьшение переживаемой тревоги и дистресса, могут быть важными целями лечения, поскольку они, по-видимому, играют центральную роль в сети и могут иметь решающее значение для развития симптомов.

    Ограничения и будущие направления

    Текущие результаты следует интерпретировать с учетом некоторых ограничений. Во-первых, хотя наш анализ устойчивости показывает, что результирующие индексы сети и центральности поддаются интерпретации, это следует делать с некоторой осторожностью, особенно для более слабых звеньев в сети и показателях центральности.

    Во-вторых, данное исследование носит ознакомительный характер, а интерпретация результатов является гипотетической и требует дальнейших исследований. Кроме того, текущий анализ был основан на перекрестных данных; таким образом, невозможно вывести причинно-следственную связь, например направление краев. Будущие исследования должны учитывать лонгитюдные данные, чтобы определить симптомы, которые активно запускают другие симптомы, как индикаторы предполагаемого развития психического состояния, подверженного риску психоза. К сожалению, из-за отсутствия данных и относительно небольшого размера выборки мы не смогли изучить предполагаемое взаимодействие симптомов.В соответствии с этим мы также решили включить в текущее исследование только показатели интенсивности CAARMS. Будущие исследования на большей выборке должны интегрировать информацию о частоте появления симптомов.

    В-третьих, мы включили в наш анализ как здоровых, так и сверхвысокочастотных субъектов, чтобы оценить сети субклинических симптомов по всему спектру риска развития психоза. Этот подход привел к увеличению мощности и объяснил широкое распространение симптоматического выражения на субклиническом уровне. Тем не менее, мы включили в дополнительное приложение 3 сетевую структуру, построенную только в выборке UHR, которая показывает сопоставимые результаты, с примечанием, что многие соединения были слабее или отсутствовали, что указывает на значительную потерю мощности.Ребра в сети только из выборки UHR были в основном — и, как и ожидалось, — подмножеством ребер в общей структуре сети. Размеры выборки были слишком малы, чтобы включать сетевые сравнительные тесты, чтобы выяснить, будут ли различаться структура сети или меры центральности между группами. Желательно провести анализ с достаточно большими выборками не обращающихся за помощью контролей, субъектов УВР, а также пациентов с первым эпизодом.

    В-четвертых, результаты ограничены оценкой OCS с одним пунктом CAARMS.Будущие исследования должны включать современный инструмент для оценки OCS, такой как шкала обсессивно-компульсивных расстройств Йельского университета Брауна.

    В-пятых, большинство лиц, включенных в текущее исследование, являются европеоидами/белыми. Повторение в более разнообразной в расовом отношении выборке необходимо, чтобы выяснить, в какой степени результаты распространяются на неевропеоидное население.

    Наконец, в попытке обеспечить более стабильные сетевые оценки и избежать потенциальных смещенных результатов (например, из-за серьезных нарушений предположения о нормальности) мы уменьшили количество узлов в сетевой структуре, исключив элементы с низкой изменчивостью из сетевых структур.Это привело к исключению клинически интересных аспектов, таких как мания или моторные симптомы, которые могли бы внести свой вклад в понимание взаимозависимости смешанных аффективных симптомов и моторных симптомов с симптомами обсессии, навязчивости, тревоги и психоза. Для заинтересованного читателя мы включили расширенную сетевую структуру со всеми 28 элементами CAARMS в дополнительное приложение 4. Следует отметить, что сетевая структура предназначена только для справки и должна интерпретироваться с максимальной осторожностью, а также требуется повторение в более крупных выборках.Все основные связи, идентифицированные и обсуждаемые в текущей рукописи, сохраняются в расширенной сетевой структуре, включая ассоциации между OCS и другими симптомами.

    Выводы

    Мы стремились расширить наше понимание связи на уровне симптомов между OCS и другими симптомами ARMS в большой выборке людей с разным уровнем риска психоза, используя новые сетевые модели. Наши результаты не выявили ни центральной роли OCS в сети, ни прямых ассоциаций с положительными симптомами, но косвенных ассоциаций, в основном через тревогу.Кроме того, результаты показали центральную роль депрессивного настроения в сети симптомов. Таким образом, эти результаты указывают на критическую роль аффективных симптомов в сети ARMS у людей с разным уровнем риска развития психоза.

    Финансирование

    Проект Европейской сети национальных сетей по шизофрении, изучающих взаимодействие генов и окружающей среды (EU-GEI), финансируется соглашением о гранте HEALTH-F2-2010–241909 (Проект EU-GEI) Седьмой рамочной программы Европейского сообщества.Дополнительная поддержка была оказана стипендией Совета по медицинским исследованиям М. Кемптону (грант MR/J008915/1). A.M.I был поддержан Нидерландской организацией научных исследований (NWO), номер гранта 406.16.516.

    Конфликт интересов

    Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов в отношении предмета данного исследования.

    Ссылки

    1.

    Swets

    M

    ,

    Dekker

    J

    ,

    van Emmerik-van Oortmerssen

    K

    и др.

    Спектр обсессивно-компульсивного расстройства при шизофрении, метаанализ и метарегрессия, изучающие показатели распространенности

    .

    Шизофр Рез.

    2014

    ;

    152

    (

    2–3

    ):

    458

    468

    .2.

    Цинк

    М

    ,

    Ширмбек

    F

    ,

    Рауш

    F

    и др.

    Обсессивно-компульсивные симптомы при психических состояниях, предрасположенных к психозу: связь с клиническими нарушениями и когнитивными функциями

    .

    Acta Psychiatr Scand.

    2014

    ;

    130

    (

    3

    ):

    214

    226

    .3.

    Поюровский

    М

    ,

    Крисс

    В

    ,

    Вейсман

    Г

    и др.

    Семейная совокупность расстройств шизофренического спектра и обсессивно-компульсивных ассоциированных расстройств у пробандов шизофрении с ОКР и без него

    .

    Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet.

    2005

    ;

    133B

    (

    1

    ):

    31

    36

    .4.

    Soyata

    AZ

    ,

    Akışık

    S

    ,

    S

    ,

    İnhanlı

    D

    ,

    Noyan

    H

    ,

    Üçok

    A

    .

    Связь обсессивно-компульсивных симптомов с клиническими переменными и когнитивными функциями у лиц с очень высоким риском развития психоза

    .

    Рез. психиатрии.

    2018

    ;

    261

    :

    332

    337

    .5.

    Fusar-Poli

    P

    ,

    Cappucciati

    M

    ,

    Bonoldi

    I

    , и др.

    Прогнозирование кратковременных психотических эпизодов: метаанализ

    .

    JAMA Психиатрия.

    2016

    ;

    73

    (

    3

    ):

    211

    220

    .6.

    Fusar-Poli

    P

    ,

    Salazar de Pablo

    G

    ,

    Correll

    CU

    , и др.

    Профилактика психозов: успехи в выявлении, прогнозировании и вмешательстве

    .

    JAMA Психиатрия.

    2020

    ;

    77

    (

    7

    ):

    755

    765

    .7.

    Niendam

    TA

    ,

    Берзак

    J

    ,

    Пушка

    TD

    ,

    Bearden

    CE

    5

    Обсессивно-компульсивные симптомы в продромальном периоде психоза: корреляты клинического и функционального исхода

    .

    Шизофр Рез.

    2009

    ;

    108

    (

    1–3

    ):

    170

    175

    .8.

    van dael

    F

    ,

    F

    ,

    VAN OS

    J

    ,

    DE GRAAF

    R

    ,

    R

    ,

    M

    ,

    M

    ,

    Krabbendam

    L

    ,

    Myin-Germeys

    I

    .

    Могут ли навязчивые идеи свести с ума? Продольные доказательства того, что обсессивно-компульсивные симптомы ухудшают исход ранних психотических переживаний

    .

    Acta Psychiatr Scand.

    2011

    ;

    123

    (

    2

    ):

    136

    146

    .9.

    Schirmbeck

    F

    ,

    F

    ,

    Swets

    M

    ,

    Meijer

    CJ

    ,

    Zink

    M

    ,

    DE HAAN

    L

    .

    Обсессивно-компульсивные симптомы и общая психопатология при психотических расстройствах: лонгитюдная оценка пациентов и братьев и сестер

    .

    Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci.

    2016

    ;

    268

    (

    3

    ):

    279

    289

    .10.

    Schirmbeck

    F

    ,

    F

    ,

    Konijn

    M

    ,

    Hoetjes

    V

    ,

    Zink

    M

    ,

    DE HAAN

    L

    ;

    Генетический риск и последствия психоза (ГРУППА)

    .

    Обсессивно-компульсивные симптомы при психотических расстройствах: лонгитюдные ассоциации кластеров симптомов на межсубъектном и внутрисубъектном уровнях

    .

    Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci.

    2019

    ;

    269

    (

    2

    ):

    245

    255

    .11.

    Fontenelle

    LF

    ,

    LIN

    A

    ,

    A

    ,

    Pantelis

    C

    ,

    C

    ,

    Wood

    SJ

    ,

    Nelson

    B

    ,

    Yung

    AR

    .

    Маркеры уязвимости к обсессивно-компульсивному расстройству в выборке пациентов сверхвысокого риска, у которых развился психоз

    .

    Ранняя психиатрия.

    2012

    ;

    6

    (

    2

    ):

    201

    206

    .12.

    де Хаан

    Л

    ,

    Цинк

    М

    .

    Клиническая картина обсессивно-компульсивных симптомов у больных с психотическими расстройствами психопатологические концепции, дифференциальная диагностика и симптоматическая картина.

    In:

    De Haan

    L

    ,

    Schirmbeck

    F

    ,

    Zink

    M

    , ред.

    Обсессивно-компульсивные симптомы при шизофрении

    .

    Springer International Publishing

    ;

    2015

    :

    33

    45

    .13.

    Yung

    AR

    ,

    Yuen

    HP

    ,

    McGorry

    PD

    , и др.

    Картирование начала психоза – комплексная оценка психических состояний, подверженных риску (CAARMS)

    .

    Aust NZ J Психиатрия

    .

    2005

    ;

    39

    :

    964

    971

    .14.

    Borsboom

    D

    ,

    Cramer

    АО

    .

    Сетевой анализ: интегративный подход к структуре психопатологии

    .

    Annu Rev Clin Psychol.

    2013

    ;

    9

    :

    91

    121

    .15.

    Борсбум

    Д

    .

    Сетевая теория психических расстройств

    .

    Всемирная психиатрия.

    Февраль

    2017

    ;

    16

    (

    1

    ):

    5

    13

    .16.

    Kraan

    TC

    ,

    Velthorst

    E

    ,

    Themmen

    M

    и др. ;

    Исследование высокого риска EU-GEI

    .

    Жестокое обращение с детьми и клинические исходы у лиц со сверхвысоким риском развития психоза в исследовании высокого риска EU-GEI

    .

    Шизофр Булл.

    2018

    ;

    44

    (

    3

    ):

    584

    592

    .17.

    Yung

    AR

    ,

    Yuen

    HP

    ,

    McGorry

    PD

    , и др.

    Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний, подверженных риску

    .

    Aust N Z J Психиатрия.

    2005

    ;

    39

    (

    11–12

    ):

    964

    971

    .18.

    Fusar-Poli

    P

    ,

    Hobson

    R

    ,

    Raduelli

    M

    ,

    Balottin

    U

    .

    Надежность и достоверность комплексной оценки психического состояния в группе риска, итальянская версия (CAARMS-I)

    .

    Карр Фарм Дез.

    2012

    ;

    18

    (

    4

    ):

    386

    391

    .19.

    Язык и среда для статистических вычислений. [компьютерная программа]

    .

    Версия: R: R Foundation for Statistical Computing

    ,

    Vienna, Austria

    ;

    2014

    . http://www.R-project.org/. Доступ к .21.

    EPSKAMP

    S

    ,

    S

    ,

    Cramer

    AOJ

    ,

    Waldorp

    LJ

    ,

    Schmittmitmann

    VD

    ,

    Borsboom

    D

    .

    qgraph: Сетевые визуализации отношений в психометрических данных

    .

    Программное обеспечение J Statist.

    2012

    ;

    48

    (

    4

    ):

    18

    .22.

    Epskamp

    S

    ,

    Waldorp

    LJ

    ,

    Mõttus

    R

    ,

    Borsboom

    D 9004

    Гауссова графическая модель в данных поперечного сечения и временных рядов

    .

    Многомерное поведение Res.

    2018

    ;

    53

    (

    4

    ):

    453

    480

    .23.

    Lauritzen

    SL

    Графические модели

    . Том

    17

    .

    Оксфорд, Великобритания

    :

    Кларендон

    ;

    1996

    .24.

    Epskamp

    S

    ,

    Waldorp

    LJ

    ,

    Mõttus

    R

    ,

    Borsboom

    D 9004

    Гауссова графическая модель в данных поперечного сечения и временных рядов

    .

    Multivar Behav Res.

    2018

    ;

    53

    (

    4

    ):

    453

    480

    .25.

    ван Боркуло

    CD

    ,

    Borsboom

    D

    ,

    Epskamp

    S

    и др.

    Новый метод построения сетей из двоичных данных

    .

    науч. респ.

    2014

    ;

    4

    :

    5918

    .26.

    ISVORANU

    ASVORANU

    AM

    ,

    VAN BORKULO

    CD

    ,

    CD

    LL

    ,

    WIGMAN

    JT

    ,

    Vinkers

    CH

    ,

    Borsboom

    D

    ;

    Группа следователей

    .

    Сетевой подход к психозу: пути между детской травмой и психотическими симптомами

    .

    Шизофр Булл.

    2017

    ;

    43

    (

    1

    ):

    187

    196

    .27.

    Galderisi

    S

    ,

    Rucci

    P

    ,

    Kirkpatrick

    B

    , и др. ;

    Итальянская сеть исследований психозов

    .

    Взаимодействие между психопатологическими переменными, личными ресурсами, факторами, связанными с контекстом, и реальным жизненным функционированием у больных шизофренией: сетевой анализ

    .

    JAMA Психиатрия.

    2018

    ;

    75

    (

    4

    ):

    396

    404

    .28.

    Эпскамп

    S

    ,

    Borsboom

    D

    ,

    Фрид

    EI

    .

    Оценка психологических сетей и их точности: учебный документ

    .

    Методы разрешения поведения.

    2018

    ;

    50

    (

    1

    ):

    195

    212

    .29.

    Barrat

    A

    ,

    Barthélemy

    M

    ,

    Pastor-Satorras

    R

    ,

    Vespignani

    A

    Архитектура сложных взвешенных сетей

    .

    Proc Natl Acad Sci U S A.

    2004

    ;

    101

    (

    11

    ):

    3747

    3752

    .30.

    Ньюман

    МЭЖ

    .

    Анализ взвешенных сетей

    .

    Phys Rev E.

    2004

    ;

    70

    (

    5

    ):

    056131

    .31.

    ISVORANU

    ASVORANU

    AM

    ,

    TULOKSUZ

    S

    ,

    S

    ,

    EPSKAMP

    S

    ,

    VAN OS

    J

    ,

    Borsboom

    D

    ;

    ГРУППА Следователей

    .

    К включению показателей генетического риска в сети симптомов психоза

    .

    Психомед.

    2020

    ;

    50

    (

    4

    ):

    636

    643

    .32.

    Дийкстра

    EW

    .

    Заметка о двух задачах, связанных с графами

    .

    Численная математика.

    1959

    ;

    1

    (

    1

    ):

    269

    271

    .33.

    Fusar-Poli

    P

    ,

    Tantardini

    M

    ,

    De Simone

    S

    , и др.

    Деконструкция уязвимости к психозу: метаанализ экологических факторов риска развития психоза у субъектов сверхвысокого риска

    .

    Евро Психиатрия.

    2017

    ;

    40

    :

    65

    75

    .34.

    Альберт

    U

    ,

    Томасси

    S

    ,

    Майна

    G

    ,

    Тосато

    S

    .

    Распространенность непсихотических расстройств у лиц сверхвысокого риска и переход к психозу: систематический обзор

    .

    Рез. психиатрии.

    2018

    ;

    270

    :

    1

    12

    .35.

    Fusar-Poli

    Pusar-Poli

    P

    ,

    Nelson

    B

    ,

    Valmaggia

    ,

    L

    ,

    Yung

    AR

    ,

    McGuire

    PK

    .

    Коморбидные депрессивные и тревожные расстройства у 509 лиц с психическим состоянием риска: влияние на психопатологию и переход в психоз

    .

    Шизофр Булл.

    2012

    ;

    40

    (

    1

    ):

    120

    131

    . doi: 10.1093/schbul/sbs13636.

    Rutigliano

    G

    ,

    Valmaggia

    L

    ,

    Landi

    P

    , и др.

    Сохранение или рецидив непсихотических коморбидных психических расстройств, связанных с 6-летними плохими функциональными исходами у пациентов с ультравысоким риском развития психоза

    .

    J Аффективное расстройство.

    2016

    ;

    203

    :

    101

    110

    .37.

    Fusar-Poli

    Pusar-Poli

    P

    ,

    Nelson

    B

    ,

    Valmaggia

    L

    ,

    AR

    ,

    McGuire

    PK

    .

    Коморбидные депрессивные и тревожные расстройства у 509 лиц с психическим состоянием риска: влияние на психопатологию и переход в психоз

    .

    Шизофр Булл.

    2014

    ;

    40

    (

    1

    ):

    120

    131

    .38.

    Fontenelle

    LF

    ,

    LIN

    A

    ,

    A

    ,

    Pantelis

    C

    ,

    C

    ,

    Wood

    SJ

    ,

    Nelson

    B

    ,

    Yung

    AR

    .

    Продольное исследование обсессивно-компульсивного расстройства у лиц с очень высоким риском развития психоза

    .

    J Psychiatr Res.

    2011

    ;

    45

    (

    9

    ):

    1140

    1145

    .39.

    GRISHAM

    JR

    ,

    PLUANANA

    MA

    ,

    MA

    ,

    MATAIX-COLS

    D

    ,

    MOFFITT

    TE

    ,

    CASPI

    A

    ,

    POOLTON

    R

    .

    Факторы риска, проспективно связанные с размерами обсессивно-компульсивных симптомов у взрослых и обсессивно-компульсивным расстройством

    .

    Психомед.

    2011

    ;

    41

    (

    12

    ):

    2495

    2506

    .40.

    Ван Ос

    J

    ,

    Капур

    S

    .

    Шизофрения

    .

    Ланцет.

    2009

    ;

    374

    (

    9690

    ):

    635

    645

    .41.

    Шехтман

    Х

    ,

    Вуди

    ЭЗ

    .

    Обсессивно-компульсивное расстройство как нарушение мотивации безопасности: ограничения сопутствующей патологии

    .

    Нейротокс рез.

    2006

    ;

    10

    (

    2

    ):

    103

    112

    .42.

    Whitton

    AE

    ,

    Treadway

    MT

    ,

    Pizzagalli

    DA

    .

    Дисфункция обработки вознаграждения при большой депрессии, биполярном расстройстве и шизофрении

    .

    Curr Opin Психиатрия.

    2015

    ;

    28

    (

    1

    ):

    7

    12

    .43.

    McIntyre

    R

    ,

    Woldeyohannes

    H

    ,

    Soczynska

    J

    , et al.

    Ангедония и когнитивные функции у взрослых с БДР: результаты Международного совместного проекта по расстройствам настроения

    .

    Спектры ЦНС.

    2015

    ;

    1

    :

    1

    5

    .44.

    Harvey

    PD

    ,

    Koren

    D

    ,

    Reichenberg

    A

    ,

    Bowie

    CR

    .

    Негативные симптомы и когнитивные нарушения: какова природа их взаимосвязи?

    Шизофр Булл.

    2006

    ;

    32

    (

    2

    ):

    250

    258

    .45.

    Feigenson

    KA

    ,

    Gara

    MA

    ,

    Roché

    MW

    ,

    Silverstein

    SM

    5.

    Является ли дезорганизация признаком шизофрении или модифицирующим влиянием: свидетельство ковариации перцептивной и когнитивной организации в непациентной выборке

    .

    Рез. психиатрии.

    2014

    ;

    217

    (

    1–2

    ):

    1

    8

    .46.

    Пушкарская

    H

    ,

    Sobowale

    K

    ,

    Henick

    D

    , et al.

    Противоположное влияние ангедонии на обсессивно-компульсивные расстройства, накопительство и посттравматические стрессовые расстройства

    .

    J Psychiatr Res.

    2019

    ;

    109

    :

    202

    213

    .47.

    Алвес-Пинто

    А

    ,

    Рус

    ОГ

    ,

    Рис

    ТЖ

    , и др.

    Измененная эффективная связь, связанная с вознаграждением, при обсессивно-компульсивном расстройстве: исследование фМРТ

    .

    J Психиатрия Neurosci.

    2019

    ;

    44

    (

    6

    ):

    395

    406

    .48.

    Блейлер

    Е

    .

    Раннее слабоумие или группа шизофрении.

    В:

    Ашаффенбург

    G

    , изд.

    Справочник по психиатрии. Специальный номер

    .

    4

    .

    Abteilung

    изд.

    Лейпциг

    :

    Дойтик

    ;

    1911

    .49.

    Guillem

    F

    ,

    Satterthwaite

    J

    ,

    Pampoulova

    T

    ,

    Stip

    E

    Связь между психотическими и обсессивно-компульсивными симптомами при шизофрении

    .

    Шизофр Рез.

    2009

    ;

    115

    (

    2-3

    ):

    358

    362

    .50.

    Renkema

    TC

    ,

    де Хаан

    L

    ,

    Ширмбек

    F

    ;

    ГРУППА Следователей

    .

    Детская травма и совладание у пациентов с психотическими расстройствами и обсессивно-компульсивными симптомами, а также у здоровых братьев и сестер

    .

    Жестокое обращение с детьми Негл.

    2020

    ;

    99

    :

    104243

    .51.

    Цинк

    М

    ,

    Ширмбек

    F

    ,

    Рауш

    F

    , и др.

    Обсессивно-компульсивные симптомы при психических состояниях, предрасположенных к психозу: связь с клиническими нарушениями и когнитивными функциями

    .

    Acta Psychiatr Scand.

    2014

    ;

    130

    (

    3

    ):

    214

    226

    .52.

    Schreuder

    MJ

    ,

    Schirmbeck

    F

    ,

    Meijer

    C

    ,

    de Haan

    L

    ГРУППА Следователей

    .

    Связь между детской травмой, невротизмом и коморбидными обсессивно-компульсивными симптомами у пациентов с психотическими расстройствами

    .

    Рез. психиатрии.

    2017

    ;

    254

    :

    48

    53

    .

    Примечания автора

    © Автор(ы), 2021. Опубликовано Oxford University Press от имени Центра психиатрических исследований Мэриленда.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), что разрешает некоммерческое повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

    Психическое здоровье пожилых людей

    \n

    Проблема

    \n

    \nНаселение мира стремительно стареет. По оценкам, в период с 2015 по 2050 год доля пожилых людей в мире почти удвоится с 12% до 22%. В абсолютном выражении это ожидаемое увеличение с 900 миллионов до 2 миллиардов человек старше 60 лет.Пожилые люди сталкиваются с особыми проблемами физического и психического здоровья, которые необходимо признать.

    \n

    \nБолее 20% взрослых в возрасте 60 лет и старше страдают психическими или неврологическими расстройствами (за исключением головной боли), а 6,6% всех случаев инвалидности (годы жизни с поправкой на инвалидность — DALY) среди людей старше 60 лет связаны с психическими и неврологические расстройства. На эти расстройства у пожилых людей приходится 17,4% лет, прожитых с инвалидностью (YLD). Наиболее распространенными психическими и неврологическими расстройствами в этой возрастной группе являются деменция и депрессия, от которых страдают примерно 5% и 7% пожилого населения мира соответственно.Тревожными расстройствами страдают 3,8% пожилого населения, проблемы, связанные с употреблением психоактивных веществ, затрагивают почти 1%, и около четверти смертей от членовредительства приходится на людей в возрасте 60 лет и старше. Проблемы злоупотребления психоактивными веществами среди пожилых людей часто игнорируются или неправильно диагностируются.

    \n

    \nПроблемы психического здоровья недооцениваются медицинскими работниками и самими пожилыми людьми, а стигматизация, связанная с этими состояниями, заставляет людей неохотно обращаться за помощью.

    \n

    Факторы риска возникновения проблем с психическим здоровьем у пожилых людей

    \n

    \nВ любой момент жизни может существовать несколько факторов риска возникновения проблем с психическим здоровьем.Пожилые люди могут испытывать жизненные стрессы, общие для всех людей, а также стрессоры, которые чаще встречаются в более позднем возрасте, такие как значительная постоянная потеря способностей и снижение функциональных способностей. Например, пожилые люди могут страдать от ограниченной подвижности, хронических болей, слабости или других проблем со здоровьем, для устранения которых им требуется какая-либо форма долгосрочного ухода. Кроме того, пожилые люди чаще переживают такие события, как тяжелая утрата или падение социально-экономического статуса с выходом на пенсию. Все эти факторы стресса могут привести к изоляции, одиночеству или психологическому дистрессу у пожилых людей, в связи с чем им может потребоваться длительный уход.

    \n

    \nПсихическое здоровье влияет на физическое здоровье и наоборот. Например, пожилые люди с физическими заболеваниями, такими как болезни сердца, имеют более высокие показатели депрессии, чем здоровые люди. Кроме того, невылеченная депрессия у пожилого человека с болезнью сердца может негативно сказаться на ее исходе.

    \n

    \nПожилые люди также подвержены жестокому обращению с пожилыми, включая физическое, словесное, психологическое, финансовое и сексуальное насилие; оставление; пренебрегать; и серьезные потери достоинства и уважения.Текущие данные свидетельствуют о том, что каждый шестой пожилой человек подвергается жестокому обращению с пожилыми людьми. Жестокое обращение с пожилыми людьми может привести не только к физическим травмам, но и к серьезным, иногда длительным психологическим последствиям, включая депрессию и тревогу.

    \n

    Деменция и депрессия у пожилых людей как проблемы общественного здравоохранения

    \n

    Деменция

    \n

    \nДеменция — это синдром, обычно хронического или прогрессирующего характера, при котором наблюдается ухудшение памяти, мышления, поведения и способность выполнять повседневные действия.Это в основном затрагивает пожилых людей, хотя это не является нормальной частью старения.

    \n

    \nПо оценкам, 50 миллионов человек во всем мире страдают деменцией, из них почти 60% проживают в странах с низким и средним уровнем дохода. Прогнозируется, что общее число людей с деменцией увеличится до 82 миллионов в 2030 году и до 152 миллионов в 2050 году. . Более того, физическое, эмоциональное и экономическое давление может стать причиной сильного стресса для семей и лиц, осуществляющих уход.Необходима поддержка со стороны системы здравоохранения, социальной, финансовой и правовой систем как для людей с деменцией, так и для тех, кто за ними ухаживает.

    \n

    Депрессия

    \n

    \nДепрессия может вызывать сильные страдания и вести к нарушению жизнедеятельности. Униполярная депрессия встречается у 7% пожилого населения в целом и составляет 5,7% YLD среди лиц старше 60 лет. Депрессия недостаточно диагностируется и недостаточно лечится в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. Симптомы часто упускают из виду и не лечат, потому что они возникают одновременно с другими проблемами, с которыми сталкиваются пожилые люди.

    \n

    \nПожилые люди с депрессивными симптомами хуже функционируют по сравнению с людьми с хроническими заболеваниями, такими как заболевания легких, гипертония или диабет. Депрессия также увеличивает восприятие плохого здоровья, использование медицинских услуг и затраты.

    \n

    Стратегии лечения и ухода для удовлетворения потребностей пожилых людей в области психического здоровья

    \n

    \nВажно подготовить медицинских работников и общество к удовлетворению конкретных потребностей пожилых людей, включая: медицинские работники в обеспечении ухода за пожилыми людьми; \n

  • профилактика и лечение возрастных хронических заболеваний, включая психические, неврологические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ;
  • \n
  • разработка устойчивой политики долгосрочной и паллиативной помощи; и
  • \n
  • разработка сервисов и настроек для пожилых людей.
  • \n \n

    Укрепление здоровья

    \n

    \nПсихическое здоровье пожилых людей можно улучшить путем пропаганды активного и здорового старения. Укрепление здоровья пожилых людей, ориентированное на психическое здоровье, включает создание условий жизни и окружающей среды, которые поддерживают благополучие и позволяют людям вести здоровый образ жизни. Укрепление психического здоровья во многом зависит от стратегий обеспечения пожилых людей необходимыми ресурсами для удовлетворения их потребностей, таких как:

    \n
      \n
    • обеспечение безопасности и свободы;
    • \n
    • достаточное жилье в рамках льготной жилищной политики;
    • \n
    • социальная поддержка пожилых людей и лиц, ухаживающих за ними;
    • \n
    • медицинские и социальные программы, ориентированные на уязвимые группы, такие как одинокие и сельские жители или страдающие хроническими или рецидивирующими психическими или соматическими заболеваниями;
    • \n
    • программы по предотвращению жестокого обращения с пожилыми людьми и борьбе с ними; и
    • \n
    • программы развития сообщества.
    • \n
    \n

    Вмешательства

    \n

    \nНезамедлительное распознавание и лечение психических, неврологических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, у пожилых людей имеет важное значение. Рекомендуются как психосоциальные вмешательства, так и лекарства.

    \n

    \nВ настоящее время нет доступных лекарств для лечения деменции, но многое можно сделать для поддержки и улучшения жизни людей с деменцией, их опекунов и семей, например:

    \n
      \n
    • ранняя диагностика, чтобы способствовать раннему и оптимальному управлению;
    • \n
    • оптимизация физического и психического здоровья, функциональных способностей и самочувствия;
    • \n
    • выявление и лечение сопутствующих соматических заболеваний;
    • \n
    • выявление проблемного поведения и управление им; и
    • \n
    • предоставление информации и долгосрочной поддержки лицам, осуществляющим уход.
    • \n
    \n

    Психиатрическая помощь по месту жительства

    \n

    \nХорошее общее медицинское обслуживание и социальная помощь важны для укрепления здоровья пожилых людей, профилактики заболеваний и лечения хронических заболеваний. Поэтому важно обучать всех медицинских работников работе с проблемами и расстройствами, связанными со старением. Эффективная первичная психиатрическая помощь пожилым людям на уровне сообщества имеет решающее значение. Не менее важно сосредоточить внимание на долгосрочном уходе за пожилыми людьми, страдающими психическими расстройствами, а также предоставить лицам, осуществляющим уход, образование, обучение и поддержку.

    \n

    \nПодходящая и благоприятная законодательная среда, основанная на международно признанных стандартах в области прав человека, необходима для обеспечения высочайшего качества услуг людям с психическими заболеваниями и лицам, осуществляющим уход за ними.

    \n

    Ответ ВОЗ

    \n

    \nВОЗ поддерживает правительства в целях укрепления и укрепления психического здоровья пожилых людей и включения эффективных стратегий в политику и планы. Глобальная стратегия и план действий по проблемам старения и здоровья были приняты Всемирной ассамблеей здравоохранения в 2016 г.Одной из целей этой глобальной стратегии является приведение систем здравоохранения в соответствие с потребностями пожилых людей в отношении психического и физического здоровья. Ключевые действия включают в себя: ориентацию систем здравоохранения на внутреннюю жизнеспособность и функциональные способности, развитие и обеспечение доступного доступа к качественной комплексной клинической помощи, ориентированной на пожилых людей, а также обеспечение устойчивых и должным образом подготовленных, развернутых и управляемых кадров здравоохранения.

    \n

    \nКомплексный план действий в области психического здоровья на 2013-2020 гг. представляет собой обязательство всех государств-членов ВОЗ принимать конкретные меры для улучшения психического благополучия, предотвращения психических расстройств, обеспечения ухода, улучшения выздоровления, защиты прав человека и снижения смертность, заболеваемость и инвалидность лиц с психическими расстройствами, в том числе пожилых людей.Он фокусируется на 4 ключевых задачах:

    \n
      \n
    • укрепление эффективного лидерства и управления в области психического здоровья;
    • \n
    • предоставлять комплексные, комплексные и оперативные услуги по охране психического здоровья и социальной помощи в условиях сообщества;
    • \n
    • внедрять стратегии укрепления и профилактики психического здоровья; и
    • \n
    • укрепить информационные системы, фактические данные и исследования в области психического здоровья.
    • \n
    \n

    \nДепрессия, психозы, суицид, эпилепсия, деменция и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, включены в Программу ВОЗ по устранению пробелов в области психического здоровья (mhGAP), целью которой является улучшение лечения психических, неврологических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, путем предоставления рекомендаций. и инструменты для развития служб здравоохранения в районах с ограниченными ресурсами.Пакет mhGAP состоит из вмешательств по профилактике и лечению каждого из этих приоритетных состояний в неспециализированных медицинских учреждениях, в том числе для пожилых людей.

    \n

    \nВОЗ признает деменцию проблемой общественного здравоохранения и опубликовала отчет Деменция: приоритет общественного здравоохранения , призывающий к действиям на международном и национальном уровнях. В марте 2015 г. ВОЗ организовала Первую министерскую конференцию по глобальным действиям против деменции, которая способствовала повышению осведомленности о проблемах общественного здравоохранения и экономических проблемах, связанных с деменцией, лучшему пониманию ролей и обязанностей государств-членов и заинтересованных сторон и привела к «призыву к Действие» поддержали участники конференции.

    \n

    \nВ мае 2017 года Всемирная ассамблея здравоохранения одобрила Глобальный план действий по ответным мерам общественного здравоохранения на деменцию на 2017–2025 годы . План представляет собой комплексный план действий для лиц, определяющих политику, международных, региональных и национальных партнеров, а также ВОЗ, в таких областях, как повышение осведомленности о деменции и создание инициатив, направленных на борьбу с деменцией; снижение риска слабоумия; диагностика, лечение и уход; исследования и инновации; и поддержка лиц, осуществляющих уход за больными деменцией.Он направлен на улучшение жизни людей с деменцией, лиц, осуществляющих уход за ними, и семей, уменьшая при этом воздействие деменции на отдельных лиц, сообщества и страны. В рамках усилий по практической реализации Плана для лиц, определяющих политику, и исследователей была создана международная платформа наблюдения, Глобальная обсерватория деменции, для облегчения мониторинга и обмена информацией о политике в отношении деменции, предоставлении услуг, эпидемиологии и исследованиях.

    «,»дата публикации»:»2017-12-12T15:49:00.0000000+00:00″,»image»:»https://www.who.int/images/default-source/imported/elderly-слабослышащие-jpg.jpg?sfvrsn=77db95b4_0″,»издатель» :{«@type»:»Организация»,»name»:»Всемирная организация здравоохранения: ВОЗ»,»logo»:{«@type»:»ImageObject»,»url»:»https://www.who. int/Images/SchemaOrg/schemaOrgLogo.jpg»,»width»:250,»height»:60}},»dateModified»:»2017-12-12T15:49:00.0000000+00:00″,»mainEntityOfPage»:» https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/mental-health-of-older-adults»,»@context»:»http://schema.org»,»@type» :»Статья»};

    границ | Пограничная патология личности в психическом состоянии группы риска Образец

    Введение

    Ранние взгляды на пограничное расстройство личности (ПРЛ) основывались на идее, что пациенты с этой патологией находятся «на грани» психоза (1).Исторически Стерн использовал термин «пограничный» для описания пациентов, у которых одновременно проявлялись невротические и психотические симптомы (2). Текущее определение ПРЛ содержит значительные нарушения функционирования личности и нарушения межличностного функционирования, такие как эмпатия и близость. Патологические черты личности обычно проявляются в следующих областях: Отрицательная аффективность — характеризуется эмоциональной уязвимостью, тревожностью, неуверенностью в разлуке и депрессивностью; Расторможенность — характеризуется импульсивностью и склонностью к риску;

    Враждебность — характеризуется враждебностью.

    В соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам – пятое издание (DSM-5), психотические симптомы, такие как слуховые вербальные галлюцинации (AVH) и другие «положительные» симптомы психоза, могут присутствовать у пациентов с ПРЛ, но возникают «только на короткие периоды в ситуациях бедствия» (3).

    Недавние исследования показывают, что у пациентов с пограничным расстройством личности некоторые галлюцинации, такие как слышание голосов, похожи на те, которые испытывают пациенты с психотическими расстройствами (4).Поскольку наличие ослабленных психотических симптомов не является чем-то необычным для ПРЛ, поставить правильный диагноз может быть сложно. Разделить эти два диагноза еще труднее, так как есть некоторые свидетельства того, что у 10% пациентов, у которых изначально диагностировано ПРЛ, действительно происходит переход к психотическому диагнозу (5).

    Распространенность шизофрении в течение жизни составляет около 0,7% (6), а распространенность ПРЛ в течение жизни, как упоминается, в четыре раза выше и составляет около 3% (7). Хотя шизофрения часто сопровождается рядом сопутствующих психических симптомов, изначально мало внимания уделялось распространенности сопутствующих заболеваний у пациентов с риском развития шизофренического психоза (8).

    Психическое состояние риска (ARMS) — это термин, используемый медицинскими работниками для описания подростков и взрослых, которые испытывают изменения восприятия, которые могут быть ранними, вялыми, признаками психоза (9). Термин «психическое состояние риска» на самом деле используется чаще, чем термин «продромальный период», потому что термин «продромальный период» подразумевает неизбежное начало болезни, а не тот факт, что течение болезни изменчиво (10). Это означает, что «продромальный период» обязательно является ретроспективным понятием (11).

    Yung и коллеги (12) разработали клинические критерии, такие как критерии сверхвысокого риска (UHR), для выявления лиц с риском развития психоза. Специальные инструменты оценки, такие как Комплексная оценка психического состояния в группе риска (CAARMS) (13) и Структурированное интервью для выявления продромальных симптомов (SIPS), предоставляют оценки доменов симптомов и определяют три состояния, которые приводят к трем различным критериям УВР (14):

    1. преходящие психотические симптомы (кратковременные ограниченные психотические симптомы, BLIPS)

    2.ослабленные психотические симптомы (АПС)

    3. генетический риск в сочетании с функциональным снижением

    Наличие одного из этих трех критериев является достаточным для выполнения состояния УВР.

    Другой подход, основанный на переживаемых самим себе тонких субклинических симптомах, так называемых основных симптомах, был впервые описан Гердом Хубером (15, 16). Основные симптомы в основном представляют собой субъективно переживаемые нарушения двигательной активности, восприятия, аффекта, мышления, речи, стрессоустойчивости и центральных вегетативных функций (17).Эти концепции были в основном разработаны для выявления риска психоза как можно раньше, в идеале до появления функциональных нарушений (18). Считается, что они являются наиболее непосредственным симптоматическим выражением нейробиологического коррелята психотического заболевания (19). Основные симптомы оцениваются с помощью структурированного руководства (например, Инструмент предрасположенности к шизофрении, SPI-A), чтобы обеспечить надежное обнаружение и оценку этих симптомов (20).

    При этом критерии из УВР комбинируются с основными симптомами для повышения точности прогноза.Руководство EPA по раннему выявлению клинических состояний высокого риска в настоящее время рекомендует использовать в качестве альтернативы ослабленные психотические симптомы или критерии COGDIS или BLIPS (18).

    Исторически наше понимание раннего течения шизофрении в основном ограничивалось ретроспективной оценкой после начала психотической фазы (8). В течение последних 20 лет исследования были сосредоточены на выявлении психоза на продромальной стадии с помощью проспективных исследований. Средняя продолжительность продромальной фазы составляет 5 лет (21), что должно дать клиницисту достаточно времени, чтобы начать соответствующие вмешательства.Поэтому в ряде исследований основное внимание уделяется этой продромальной фазе с целью разработки стратегий диагностики и вмешательства, например:

    PACE: личная оценка и оценка кризиса (22)

    PRIME: предотвращение посредством выявления рисков и обучения (23)

    EPOS: Европейское исследование прогнозирования психозов (24)

    NAPLS: Североамериканское лонгитюдное исследование продромальных состояний (25)

    ZInEP: Zürcher Impulsprogramm zur nachhaltigen Entwicklung in der Psychiatrie (26)

    PRONIA: Персонализированные прогностические инструменты для лечения ранних психозов (27) )

    В среднем 20% лиц, отвечающих основным критериям симптомов, переходят в психоз в течение первого года после поступления (28).Первоначально было обнаружено, что у лиц, которые соответствуют критериям UHR, частота перехода к психозу составляет около 40% в течение первых 12 месяцев после поступления (29, 30). Фузар-Поли и др. (31) провели систематический обзор исследований риска и обнаружили, что средний показатель перехода составляет 36% через три года. Однако в недавних исследованиях этот показатель перехода снизился до 15%. Одним из объяснений снижения скорости перехода может быть повышенная осведомленность о ослабленных психотических симптомах, что впоследствии привело к более раннему и более эффективному вмешательству для предотвращения прогрессирования психоза (32).Также утверждалось, что снижение показателей перехода можно объяснить эффектом лечения, например, нейролептиками (33).

    Поскольку концепция психических состояний, подверженных риску, с годами получила широкую огласку в обществе, был также постулирован так называемый эффект разбавления. Повышенное внимание к психическим состояниям, связанным с риском, могло быть связано с менее избирательным характером направлений, что, в свою очередь, приводило к возможному разбавлению пула молодых людей, прошедших скрининг с использованием критериев УВР (33).Это может объяснить более высокую долю ложноположительных прогнозов в более поздних исследованиях, что, следовательно, может привести к стигматизации и ненужному лечению (10).

    Еще одна проблема раннего выявления психоза связана с отсутствием четкой границы между подпороговыми и манифестными психотическими симптомами. В то же время существует множество свидетельств континуума психозов от субклинических психотических симптомов у населения в целом (и призывников) без показаний к лечению до манифестной шизофрении (34, 35).Кроме того, у лиц с субклиническим расстройством в долгосрочной перспективе наблюдается нарастание и ослабление симптомов, оцениваемых с помощью контрольного списка симптомов-90-R (36). Таким образом, в зависимости от колебаний их симптомов, некоторые люди могут со временем соответствовать критериям риска развития психоза или манифестной шизофрении. Это означает, что эти люди демонстрируют динамическое течение, проходящее вперед и назад через диагностический порог психоза (37).

    Другая причина ложноположительного прогноза может заключаться в сопутствующих заболеваниях в образцах сверхвысокого риска.Фузар-Поли и др. (38) показали в своем исследовании, что коморбидные диагнозы депрессии и тревоги не влияли на риск перехода в психоз. С другой стороны, распространенность любого расстройства личности в нескольких выборках UHR превышает 40% (17). В основном пограничное расстройство личности встречается у пациентов с УВР (5, 7). Связь между ПРЛ и сверхвысоким риском неясна (39). Параметры личности можно рассматривать как маркеры уязвимости, которые могут повышать риск развития психоза у здоровых людей (40).В исследовании случай-контроль, проведенном Thompson et al. (5), наличие пограничных черт личности не было связано со сниженным риском перехода к психозу, но они предполагают, что типы ослабленных психотических симптомов могут отличаться у лиц с УВР с ПРЛ по сравнению с лицами с УВР без признаков ПРЛ. Что это означает для клинициста? Важно ли также проводить скрининг пациентов с ПРЛ на наличие психоза? Мы предположили, что это могут быть люди с пограничным расстройством личности, которым ошибочно приписывают состояние УВР, и что эти люди не перейдут в психоз.Кроме того, мы ожидали, что будет существовать значительная корреляция между пограничной личностной симптоматикой и положительными симптомами, которые предсказывают состояние УВР в нашей выборке ZInEP. Кроме того, мы хотели выяснить, различаются ли типы ослабленных психотических симптомов у людей с УВР с СБМП по сравнению с людьми с УВР без СБМП. Наконец, мы попытались выяснить, существует ли корреляция между пограничной личностной симптоматикой и базовыми симптомами.

    Материалы и методы

    Проба

    В выборке 70 человек, обратившихся за помощью в Центр раннего распознавания психозов (ЗИнЭП) (26).Эти люди были направлены либо врачом общей практики или психиатром для оценки риска психоза, либо они пришли сами, заметив определенные симптомы и опасаясь развития психоза. Всех испытуемых обследовали как на наличие УВР-состояния, так и на основные критерии симптоматики. Затем выборка была разделена на лиц, отвечающих критериям сверхвысокого риска (UHR), критериям основных симптомов (BS) или не отвечающим ни одному из обоих критериев (подробности и демографические данные см. в Результаты и Таблице 1).Контрольный список пограничных симптомов был оценен для всех субъектов во всех трех группах. Критериями исключения были любое расстройство, связанное с зависимостью от психоактивных веществ, наличие текущего или манифестного психотического расстройства в прошлом, любое заболевание, о котором известно, что оно влияет на мозг, или предполагаемый вербальный IQ <80. Исследование было одобрено местным комитетом по этике, и было получено письменное информированное согласие. до поступления на учебу.

    Таблица 1 Демографические и клинические характеристики.

    Оценка

    Основные симптомы оценивались с помощью инструмента оценки предрасположенности к шизофрении (SPI-A).SPI-A является дальнейшим развитием BSABS (Bonner Skala zur Beurteilung von Basissymptomen), основанным на выборке ретроспективных продромальных пациентов. Шкала состоит из 40 пунктов и шести параметров: аффективно-динамические нарушения, когнитивно-внимательные нарушения, когнитивные расстройства, нарушения восприятия себя и окружения, нарушения восприятия тела и нарушения восприятия (20).

    основной симптом (BS) состояние риска развития психоза определялось двумя критериями основных симптомов:

    1. Критерий COPER-: наличие хотя бы одного из основных когнитивно-перцептивных симптомов с оценкой SPI-A не менее 3: вмешательство в мысли, персеверация мысли, давление мысли, блокировка мысли, нарушение рецептивной речи, снижение способности к различать идеи и восприятия, неустойчивые идеи отношения, дереализации, нарушения зрительного восприятия и нарушения слухового восприятия.

    2. Критерий COGDIS-: Наличие как минимум двух из следующих когнитивных нарушений с оценкой SPI-A не менее 3: неспособность разделить внимание, мыслительные помехи, мыслительное давление, мыслительные блокировки, нарушение рецептивной речи , нарушения выразительной речи, неустойчивые ориентировочные представления, нарушения абстрактного мышления, увлечение внимание деталями поля зрения.

    Симптомы COPER и COGDIS должны присутствовать в течение последних 3 месяцев, а для COPER, кроме того, первое появление должно произойти более 12 месяцев назад.

    Состояние UHR было оценено с помощью структурированного интервью на предмет продромальных симптомов (SIPS) (14):

    1. APS : По крайней мере один ослабленный психотический симптом с оценкой от 3 до 5 по шкале SIPS. Симптомы должны начаться в течение последних 12 месяцев или должны набрать как минимум на один балл больше, чем годом ранее.Они должны происходить со средней частотой не менее одного раза в неделю в течение последних месяцев.

    2. BLIPS (Кратковременные ограниченные психотические симптомы): по крайней мере один симптом с оценкой 6 баллов по шкале SIPS. Симптомы должны начаться в течение последних 12 месяцев и проявляться не менее нескольких минут в день с частотой не реже одного раза в месяц. Им нужно регрессировать без какого-либо вмешательства.

    3. Критерии черт состояния : Родственник первой степени родства с психозом или шизотипическим расстройством личности в анамнезе плюс снижение на 30% по Шкале общей оценки функций приводят к критериям состояния плюс черты UHR .

    параметров пограничной личности были оценены с помощью контрольного списка пограничных симптомов (BSL-23). Это короткая версия из BSL-95. Пункты BSL основаны на критериях DSM 4, пересмотренной версии диагностического интервью для ПРЛ и мнениях клинических экспертов и пациентов с ПРЛ. В анкете используется рейтинговый формат типа Лайкерта: 0 = совсем нет; 1 = немного; 2 = скорее; 3 = много; и 4 = очень сильный. Данные оценочного исследования показывают, что BSL-23 имеет психометрические свойства от хороших до превосходных, аналогичные BSL-95, его способность отличать пациентов с ПРЛ от других психически больных высока (42).BSL тесно связан с наличием симптомов ПРЛ DSM 4, оцененных с помощью достоверного полуструктурированного интервью, хотя пороговая оценка отсутствует (43). Мы определили значительную пограничную симптоматику в баллах, по крайней мере, на одно стандартное отклонение выше среднего балла).

    Лекарства субъектов были оценены, и эквивалентные дозы хлорпромазина (CPZ) были рассчитаны с использованием критериев Andreasen et al. (41).

    Все субъекты наблюдались в течение трех лет в рамках исследования раннего распознавания ZInEP (26, 44) для выявления переходов в манифестное психотическое расстройство.

    Анализ данных

    Статистический анализ выполнялся с помощью пакета Statistical Package for Social Science (SPSS) для Windows версии 24 (SPSS Inc. Чикаго, Иллинойс, США). Демографические и клинические характеристики между группами сравнивались с использованием критерия хи-квадрат и точного критерия Фишера для категориальных переменных или однофакторного дисперсионного анализа для непрерывных переменных. Чтобы изучить влияние возраста и антипсихотических препаратов, и возраст, и ХПЗ были включены в ANOVA в качестве ковариантных величин. Корреляции Kendall tau b использовались для расчета связи между BSL-23 и SIPS, а также SPI-A.Из-за сильного перекрытия в диапазоне положительных симптомов мы рассчитали корреляции между положительными показателями SIPS и BSL.

    Результаты

    Двадцать шесть (37%) человек из выборки (N = 70) соответствовали критериям УВР (из них: 20 встречались только с АФС, трое с АФС и BLIPS, двое только с BLIPS и один только с генетическим риском и функциональный спад). Тридцать четыре (48,5%) человека исключительно (без UHR) соответствовали критериям основных симптомов (из них: 13 соответствовали только COPER и 21 COPER и COGDIS), а 10 (14.2%) не соответствовали ни одному из этих критериев риска (таблица 1). Апостериорные сравнения Bonferroni показали, что субъекты с UHR имели значительно более высокие средние баллы BSL, чем BS и CN (отрицательные критерии). В группе BS не было различий в баллах BSL между COPER и COGDIS (см. Рисунок 1).

    Рисунок 1. Оценка списка пограничных симптомов (BSL), разделенная в соответствии с наличием основных критериев симптомов COPER и COGDIS.

    Значимой разницы в баллах BSL между субъектами с переходом в манифестное шизофреническое расстройство (по МКБ-10) и субъектами с риском развития психоза без перехода не обнаружено.Кроме того, не было существенной разницы в отношении ослабленных психотических симптомов (см. рис. 2). Статистически значимых различий в показателях BSL по полу и возрасту также не было.

    Рисунок 2. Баллы списка пограничных симптомов (BSL), разделенные в соответствии с переходом в манифестный психоз и в соответствии с наличием критерия ослабленных положительных симптомов (APS).

    Поскольку между тремя группами была значительная разница в возрасте и лечении, мы провели второй ANOVA с возрастом и CPZ (хлорпромазин-эквивалент) (41) в качестве ковариации.Второй ANOVA также выявил значительную разницу в баллах BSL между тремя группами (F = 6,78; p = 0,002). Post hoc: UHR по сравнению с BS p = 0,007 и UHR по сравнению с CN = 0,008). Тем не менее, отрицательный балл SIPS больше не различался значительно между тремя группами, когда возраст и CPZ использовались в качестве ковариации.

    При корреляционном анализе положительных симптомов мы обнаружили значительную корреляцию между оценкой BSL и следующими тремя положительными элементами SIPS: «необычное содержание мыслей», «подозрительность/навязчивые идеи» и «аномалии восприятия/галлюцинации».Корреляция между оценкой BSL и двумя другими пунктами SIPS «грандиозность» и «неорганизованное общение» не была статистически значимой (таблица 2).

    Таблица 2 Корреляция (Kendall tau b) между контрольным списком пограничных симптомов (BSL 23) и положительными пунктами структурированного опроса для выявления продромальных симптомов (SIPS).

    Кроме того, не было выявлено значительной корреляции между основными симптомами, определяющими состояние высокого риска, и оценкой BSL (таблица S1 в приложении).

    В нашей выборке из 70 пациентов 60 были отнесены к группе риска по психическому состоянию. Шесть из этих людей перешли в психоз, что составляет 10%. Поскольку порогового балла BSL не существует, мы определили значимую пограничную симптоматику в диапазоне одного стандартного отклонения выше среднего балла. В нашей выборке это был результат выше 42 баллов по BSL. Основываясь на этом определении, 11 человек в нашей выборке имели ярко выраженную и соответствующую пограничную симптоматику. Только у одного из этих 11 испытуемых развилась манифестная шизофрения; таким образом, скорость перехода равна 9.1%. Группа с низкой пограничной симптоматикой (оценка BSL ниже 42) состояла из 49 человек и 5 переходов, что привело к коэффициенту перехода 10,2%. Следовательно, скорости перехода почти равны.

    Обсуждение

    Преходящие галлюцинации являются частым симптомом при ПРЛ, а также обычным ослабленным положительным симптомом, который является частью состояния УВР. Таким образом, у пациентов с БЛД трудно определить, являются ли преходящие галлюцинации симптомом только БЛД или они на самом деле представляют собой фактор риска перехода в психоз.Как видно из значительной корреляции между показателями BSL и некоторыми важными «продромальными» положительными симптомами шизофрении (такими как необычное содержание мыслей, подозрительность и галлюцинации) в баллах SIPS, трудно определить, являются ли симптомы частью риска. психическое состояние или пограничная личность. Таким образом, необходимы лонгитюдные исследования с несколькими последующими обследованиями. Если количество галлюцинаций остается одинаковым, галлюцинации, возможно, могут быть частью только пограничной личностной симптоматики.Если, с другой стороны, оценка увеличивается, это может указывать на переход в психоз. Пациенты с пограничными симптомами также должны проходить скрининг и лечиться на предмет риска развития психотического расстройства, если у них проявляются ослабленные психотические симптомы или базовые симптомы, соответствующие состоянию сверхвысокого риска или риску основных симптомов. Поскольку мы не обнаружили статистически значимой корреляции между оценкой BSL и состояниями риска основных симптомов COPER и COGDIS, любой пациент с ПРЛ, у которого проявляются основные симптомы, соответствующие состоянию высокого риска, должен наблюдаться и лечиться в связи с риском перехода к психозу. .

    Тот факт, что мы обнаружили почти одинаковые показатели перехода в группе с низкой пограничной личностной симптоматикой (10,2%) и высокой пограничной личностной симптоматикой (9,1%), противоречит нашему предположению о том, что люди с УВР с высокими показателями BSL (более одно стандартное отклонение от среднего балла) показывают более низкие показатели перехода к психозу. Что касается этих результатов, мы должны помнить об ограничениях исследования. Во-первых, это небольшая выборка (70 человек) всего с шестью переходами, в которой мы имеем только один переход в группе с высокой пограничной личностной симптоматикой.Необходимы дальнейшие исследования с большим числом случаев, чтобы уточнить корреляцию между пограничной симптоматикой и риском развития психоза. Кроме того, в будущих исследованиях следует также изучить коморбидность психотических симптомов при других расстройствах личности групп А и В. Другим ограничением является инструмент самооценки BSL 23 с отсутствующими пороговыми значениями, поэтому мы не могли точно определить состояние значимой пограничной симптоматики. В целом, эти результаты показывают, что очень важно сосредоточиться на людях с симптомами ПРЛ при исследовании когорты УВР.

    Как мы предположили, некоторые элементы APS, такие как необычное содержание мыслей, подозрительность/преследующие идеи и аномалии восприятия/галлюцинации, которые приводят к состоянию УВР, имеют сильную корреляцию с показателями BSL. Обычно это психотические симптомы, которые клинически часто наблюдаются при пограничном расстройстве личности. Психотические симптомы у пациентов с пограничным расстройством личности обычно проявляются кратковременно в стрессовых ситуациях. Серьезные трудности в межличностном общении могут вызвать развитие неоправданной подозрительности, идей отношения и других симптомов небредовой паранойи (45).Состояние UHR характеризуется короткими психотическими или ослабленными психотическими симптомами (BLIPS и APS), которые могут быть вызваны стрессом. Более того, галлюцинации, особенно слуховые вербальные галлюцинации, являются частым симптомом пограничного расстройства личности (46). Два элемента SIPS, которые не коррелировали с BSL (грандиозность и неорганизованное общение), обычно не наблюдаются при ПРЛ.

    Кроме того, мы должны помнить о существующей коморбидности ПРЛ и шизофрении. Существует всего несколько исследований, в которых изучалось ПРЛ у лиц с шизофренией, и результаты значительно различаются между 3% и 25% (47).БЛД, по-видимому, чаще возникает у пациентов с УВР и первым эпизодом. Это означает, что до четверти пациентов с первым эпизодом могут страдать этим сопутствующим заболеванием (48). В исследовании, проведенном Bahorik и Eack (47), у пациентов с шизофренией и ПРЛ меньше улучшалась общая психиатрическая симптоматика, у них ухудшалось общее функционирование, и частота повторных госпитализаций была значительно выше, чем у пациентов только с шизофренией. Поскольку это сопутствующее заболевание часто приводит к тяжелому заболеванию и трудностям в соблюдении режима лечения, необходимо как можно раньше распознать этот риск, чтобы обеспечить адекватное лечение.

    Мы пришли к выводу, что диагноз пограничного расстройства личности не должен быть критерием исключения для скрининга психоза или для раннего вмешательства. В частности, основные симптомы кажутся полностью независимыми от коморбидных пограничных симптомов. С другой стороны, не каждый пациент с ПРЛ (особенно тот, кто не страдает галлюцинациями, необычным содержанием мыслей или идеями преследования) должен автоматически подвергаться скринингу на риск развития психотического расстройства.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

    Заявление об этике

    Исследование было одобрено региональным комитетом по этике кантона Цюрих (KEK-ZH-Nr. E-63/2009), и перед включением в исследование было получено письменное информированное согласие.

    Вклад авторов

    TP, AT, WR и KH разработали исследование и написали протокол. TP и CW собрали данные. TP, MM и KH проанализировали данные.TP составил рукопись. TP, AT, MM, CW, CO, WR и KH обсудили результаты и рассмотрели рукопись, внося критические изменения. Все авторы внесли свой вклад и одобрили окончательный вариант рукописи.

    Финансирование

    Цюрихская программа устойчивого развития служб охраны психического здоровья (ZInEP) была поддержана частным пожертвованием. Донор больше не участвовал в планировании эксперимента, сборе, анализе, интерпретации данных, написании и представлении этой статьи для публикации.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Дополнительный материал

    Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2019.00838/full#supplementary-material

    Ссылки

    1. Barnow S , Аренс Э.А., Зизверда С., Дину-Бирингер Р., Спитцер С., Ланг С.Пограничное расстройство личности и психоз: обзор. Curr Psychiatry Rep (2010) 12:186–95. doi: 10.1007/s11920-010-0107-9

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    2. Штерн А. Психоаналитическое исследование и терапия пограничных групп неврозов. Психоанальный Q (1938) 7: 467–89. doi: 10.1080/21674086.1938.117

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    3. Американская психиатрическая ассоциация (2013). Diagnostisches und statistisches manual psychiatrischer störungen DSM-5.Deutsche Ausgabe (2015) Hogrefe Verlag. 910-911 .

    Google Scholar

    4. Шредер К., Фишер Х.Л. Психотические симптомы у пациентов с пограничным расстройством личности: распространенность и клиническое ведение. Curr Opin Psychiatry (2013) 26:113–9. doi: 10.1097/YCO.0b013e32835a2ae7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    5. Томпсон А., Нельсон Б., Бечдольф А., Чанен А.М., Домингес И., Макдугалл Э. и др. Пограничные черты личности и развитие психоза в популяции «сверхвысокого риска» (UHR): исследование «случай-контроль». Психиатрия раннего вмешательства (2012) 6: 247–55. doi: 10.1111/j.1751-7893.2012.00365.x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    6. Тандон Р., Кешаван М.С., Насралла Х.А. Шизофрения, «просто факты», которые мы знаем в 2008 г. 2. Эпидемиологическая этиология Schizophr Res (2008) 102:1–18. doi: 10.1016/j.schres.2008.04.011

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    7. Бохус М., Райхерцер М. (2012). Ratgeber Borderlinestörung, Hogrefe Verlag 2012, с.11 .

    Google Scholar

    8. Розен Дж.Л., Миллер Т.Дж., Д’Андреа Дж.Т., МакГлашан Т.Х., Вудс С.В. Коморбидные диагнозы у пациентов, отвечающих критериям продромального периода шизофрении. Schizophr Res (2006) 85:124–31. doi: 10.1016/j.schres.2006.03.034

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    9. Рабалло А., Нельсон Б., Томпсон А., Юнг А. Всесторонняя оценка психических состояний риска: от картирования начала до картирования структуры. Schizophr Res (2011) 127:107–14.doi: 10.1016/j.schres.2010.12.021

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    11. Юнг А.Р., Нельсон Б. Молодые люди с очень высоким риском развития психоза. Исследования клиники PACE. Rev Bras Psiquiatria (2011) 33:143–51. doi: 10.1590/S1516-44462011000600003

    CrossRef Full Text | Google Scholar

    12. Юнг А.Р., Макгорри П.Д., Макфарлейн К.А., Джексон Х.Дж., Паттон Г.К., Раккар А. Мониторинг и уход за молодыми людьми с начальным риском развития психоза. Schizophr Bull (1996) 22: 283–303. doi: 10.1093/schbul/22.2.283

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    13. Yung AR, Yuen HP, McGorry PD, Phillips LJ, Kelly D, Dell’Olio M, et al. Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний, подверженных риску. Aust NZL Psychiatry (2005) 39:964–71. doi: 10.1080/j.1440-1614.2005.01714.x

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    14. McGlashan TH, Walsh CB, Woods SC. Структурированное интервью на синдром риска психоза . Нью-Хейвен, Коннектикут: главная исследовательская клиника, Йельская школа медицины (2001 г.).

    Google Scholar

    15. Хубер Г. Рейне Дефектсиндром и базисный эндогенный психоз. Fortscr Neurol Psyciat (1966) 34:409–26.

    Google Scholar

    16. Гросс Г., Хубер Г. Основные симптомы и продромальная фаза шизофрении. Neurol Psychiatry Brain Res (2005) 12:185–98.

    Google Scholar

    17.Шульце-Люттер Ф., Клостеркоттер Дж., Мишель С., Винклер К., Рурманн С. Расстройства личности и акцентуации у лиц из групп риска с конверсией в первый эпизод психоза и без нее. Психиатрия раннего вмешательства (2012) 6: 389–98. doi: 10.1111/j.1751-7893.2011.00324.x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    18. Schultze-Lutter F, Michel C, Schmidt SJ, Schimmelmann BG, Maric NP, Salokangas RK, et al. Руководство EPA по раннему выявлению психозов с высоким клиническим риском. Европейская психиатрия (2015) 30:405–16. doi: 10.1016/j.eurpsy.2015.01.010

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    20. Шульце-Люттер Ф., Аддингтон Дж., Рурманн С., Клостеркоттер Дж. Инструмент для выявления склонности к шизофрении, версия для взрослых (SPI-A) . Ром: Giovanni Fioriti Editore srl (2007). doi: 10.1016/S0920-9964(06)70014-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Шульце-Люттер Ф., Рурманн С., Бернинг Дж., Майер В., Клостеркоттер Дж.Основные симптомы и критерии сверхвысокого риска: развитие симптомов в исходном продромальном состоянии. Schizoph Bull (2010) 36:182–91. doi: 10.1093/schbul/sbn072

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    22. Phillips LJ, Leicester SB, O’Dwyer LE, Francey SM, Koutsogiannis J, Abdel-Baki A, et al. Клиника PACE: выявление и ведение молодых людей с ультравысоким риском развития психоза. J Psychiatr Pract (2002) 8:255–69. doi: 10.1097/00131746-200209000-00002

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    23.McGlashan TH, Zipursky RB, Perkins D, Addington J, Miller TJ, Woods SW, et al. PRIME North American рандомизированное двойное слепое клиническое исследование оланзапина по сравнению с плацебо у пациентов с риском развития продромальных симптомов шизофрении. Schizoph Res (2003) 61:7–18. doi: 10.1016/S0920-9964(02)00439-5

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    24. Klosterkötter J, Ruhrmann S, Schultze-Lutter F, Salokangas RK, Linszen D, Birchwood M, et al.Европейское исследование прогнозирования психозов (EPOS): интеграция раннего распознавания и вмешательства в Европе. Всемирная психиатрия (2005) 4:161–7.

    Реферат PubMed | Google Scholar

    25. Addington J, Cadenhead KS, Cornblatt BA, Mathalon DH, McGlashan TH, Perkins DO, et al. Продольное исследование североамериканского продромального периода: обзор и набор. Schizophr Res (2012) 142:77–82. doi: 10.1016/j.schres.2012.09.012

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    26.Теодориду А., Хикерен К., Дворский Д., Мецлер С., Франскини М., Хакер Х. и др. Раннее распознавание высокого риска биполярного расстройства и психоза: обзор исследования ZInEP «Раннее распознавание». Front Public Health (2014) 2:166. doi: 10.3389/fpubh.2014.00166

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    27. Koutsouleris N, Kambeitz-Ilankovic L, Ruhrmann S, Rosen M, Ruef A, Dwyer DB, et al. Модели прогнозирования функциональных исходов для лиц, находящихся в состоянии клинического высокого риска развития психоза или с недавно начавшейся депрессией: мультимодальный анализ машинного обучения на нескольких сайтах. JAMA Psychiatry (2018) 75:1156–72. doi: 10.1001/jamapsychiatry.2018.2165

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    28. Schultze-Lutter F, Ruhrmann S, Klosterkötter J. Можно ли феноменологически предсказать шизофрению? В: Йоханесен.О. Мартиндейл Дж. Б., Каллберг Дж., редакторы. Развивающийся психоз. Разные стадии, разное лечение . Лондон, Нью-Йорк: Рутледж (2006). 104–23 стр.

    Google Scholar

    29. Phillips LJ, Yung AR, McGorry PD.Выявление молодых людей с риском развития психоза: валидация личной оценки и критериев приема в клинику для оценки кризиса. Aust NZ J Psychiatry (2000) 34 Suppl:164–9. doi: 10.1046/j.1440-1614.2000.00798.x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    30. Yung AR, Phillips LJ, Yuen HP, Francey SM, McFarlane CA, Hallgren M, et al. Прогнозирование психоза: 12-месячное наблюдение за группой высокого риска («продромальный период»). Schizophr Res (2003) 60:21–32.doi: 10.1016/S0920-9964(02)00167-6

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    31. Fusar-Poli P, Bonoldi I, Yung AR, Borgwardt S, Kempton MJ, Valmaggia L, et al. Прогнозирование психоза. Метаанализ результатов перехода у лиц с высоким клиническим риском. Arch General Psychiatry (2012) 69: 220–9. doi: 10.1001/archgenpsychiatry.2011.1472

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    32. Wiltink S, Velthorst E, Nelson B, McGorry PM, Yung AR.Снижение показателей перехода к психозу: вклад потенциальных изменений в пути направления в службу сверхвысокого риска. Психиатрия раннего вмешательства (2015) 9: 200–6. doi: 10.1111/eip.12105

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    33. Hartmann JA, Yuen HP, McGorry PD, Yung AR, Lin A, Wood SJ, et al. Снижение частоты перехода к психотическому расстройству у клиентов сверхвысокого риска: исследование эффекта разбавления. Schizophr Res (2016) 170:130–6.doi: 10.1016/j.schres.2015.11.026

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    34. Rössler W, Vetter S, Müller M, Gallo WT, Haker H, Kawohl W, et al. Факторы риска в нижней части континуума психозов: почти такие же, как и в верхней части? Psychiatry Res (2011) 189:77–81. doi: 10.1016/j.psychres.2011.02.019

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    35. Linscott RJ, van Os J. Обновленный и консервативный систематический обзор и метаанализ эпидемиологических данных о психотических переживаниях у детей и взрослых: на пути от склонности к настойчивости к размерному выражению психических расстройств. Psychol Med (2013) 43:1133–49. doi: 10.1017/S00332001626

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    36. Рёсслер В., Хенгартнер М.П., ​​Айдачич-Гросс В., Хакер Х., Ангст Дж. Деконструкция субклинического психоза на латентное состояние и переменные черты за 30-летний период времени. Schizophr Res (2013) 150:197–204. doi: 10.1016/j.schres.2013.07.042

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    37. Hengartner MP, Heekeren K, Dvorsky D, Walitza S, Rössler W, Theodoridou A.Течение психотических симптомов, депрессия и глобальное функционирование у лиц с клинически высоким риском развития психоза: результаты лонгитюдного наблюдения в течение трех лет с упором на обращенных и необращенных. Schizophr Res (2017) 189:19–26. doi: 10.1016/j.schres.2017.01.040

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    38. Fusar-Poli P, Nelson B, Valmaggia L, Yung AR, McGuire PK. Коморбидное депрессивно-тревожное расстройство у 509 лиц с психическим состоянием группы риска: влияние на психопатологию и переход в психоз. Schizophr Bull (2014) 40:120–31. doi: 10.1093/schbul/sbs136

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    39. Райан Дж., Грэм А., Нельсон Б., Юнг А. Пограничная патология личности у молодых людей с очень высоким риском развития психотического расстройства Early Intervention in Psychiatry (2017) 11:208–14. doi: 10.1111/eip.12236

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    40. Cuesta MJ, Gil P, Artamendi M, Serrano JF, Peralta V.Преморбидная личность и психопатологические параметры при первом эпизоде ​​психоза. Schizophr Res (2002) 58: 273–80. doi: 10.1016/S0920-9964(01)00395-4

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    41. Андреасен Н.К., Пресслер М., Нопулос П., Миллер Д., Хо Б.К. Эквиваленты антипсихотической дозы и доза-годы: стандартизированный метод сравнения воздействия различных наркотиков. Биол Психиатрия (2010) 67:255–62. doi: 10.1016/j.biopsych.2009.08.040

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    42.Бохус М., Кляйндинст Н., Лимбергер М.Ф., Штиглиц Р.Д., Домсалла М., Чепмен А.Л. и соавт. Краткая версия перечня пограничных симптомов (BSL-23): разработка и исходные данные о психометрических свойствах. Психопатология (2009) 42, 32–9. doi: 10.1159/000173701

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    43. Гленн Ч.Р., Вайнберг А., Клонский Э.Д. Связь списка пограничных симптомов с критериями пограничного расстройства личности DSM-IV, оцененная с помощью полуструктурированного интервью. Психопатология (2009) 42:394–8. doi: 10.1159/000241195

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    44. Hengartner MP, Heekeren K, Dvorsky D, Walitza S, Rössler W, Theodoridou A. Проверка прогностической точности основных симптомов по критериям сверхвысокого риска и тестирование многовариантной модели прогнозирования: данные проспективного трехлетнее обсервационное исследование лиц с клиническим высоким риском развития психозов. Европейская психиатрия (2017) 45:27–35.doi: 10.1016/j.eurpsy.2017.05.026

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    45. Олива Ф., Далмотто М., Пирфо Э., Фурлан П.М., Пиччи Р.Л. Сравнение расстройств мышления и восприятия при пограничном расстройстве личности и шизофрении: психотический опыт как реакция на нарушение социального функционирования. BMC Psychiatry (2014) 14:239. doi: 10.1186/s12888-014-0239-2

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    46. Йи Л., Корнер А.Дж., МакСвигган С., Мирес Р.А., Стивенсон Дж.Стойкий галлюциноз при пограничном расстройстве личности. Compr Psychiatry (2005) 46:147–54. doi: 10.1016/j.comppsych.2004.07.032

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    47. Бахорик А.Л., Эак С.М. Изучение течения и исхода у лиц с диагнозом шизофрения и коморбидным пограничным расстройством личности. Schizophr Res (2010) 124:29–35. doi: 10.1016/j.schres.2010.09.005

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    48.Фрэнси С.М., Йовев М., Фассулиотис С., Коттон С.М., Чанен А.М. Влияет ли сопутствующее пограничное расстройство личности на острую фазу лечения первого эпизода психоза? Психиатр раннего вмешательства (2018) 12:1166–72. doi: 10.1111/eip.12435

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Резкое изменение психического состояния

    Текущие рекомендации, основанные на фактических данных, сосредоточены на профилактике, распознавании и лечении делирия у сложных пожилых людей.Когнитивный скрининг с использованием метода оценки спутанности сознания (CAM) и других инструментов рекомендуется для всех пожилых пациентов, поступающих в больницу. 1,3  Многие случаи делирия развиваются во время пребывания пациента при воздействии факторов риска, таких как инфекция, лекарственная интоксикация и незнакомая среда. 2  Для пациентов с высоким риском делирия поставщикам медицинских услуг и медсестрам рекомендуется включать в план лечения немедикаментозные стратегии профилактики.Медсестры могут регулярно переориентировать пациента в его или ее окружении и обеспечить адекватную сенсорную стимуляцию, чтобы предотвратить спутанность сознания. Медицинские сестры, медицинские работники и фармацевты должны каждые 24 часа проверять лекарства, чтобы убедиться, что они подходят для состояния пациента. Консультация гериатрического психиатра может быть назначена для оценки уместности рецептов и корректировки лекарств, чтобы свести использование седативных средств и транквилизаторов к минимуму. 1,2,3  Консультация невролога также важна для исключения нарушения мозгового кровообращения или транзиторной ишемической атаки как провоцирующих факторов резкого изменения психического статуса. 4

    Для пациентов с резким изменением психического статуса при поступлении члены семьи могут предоставить важную информацию о появлении и течении симптомов в рамках анамнеза пациента, чтобы помочь медицинскому персоналу отличить делирий от деменции. Наиболее важным действием при лечении делирия является выявление и лечение основной причины таких симптомов, как обезвоживание, гипоксемия и гипогликемия. Если пациент принимал антихолинергические и психоактивные препараты, поставщики медицинских услуг и фармацевты должны рассмотреть вопрос о возможности уменьшения или прекращения приема этих препаратов.Приветствуются немедикаментозные подходы к управлению тревогой и улучшению сна и расслабления, такие как массаж, музыка и теплые напитки. Участие члена семьи и компаньона в переориентации и утешении пациента также полезно. Медицинские работники должны воздерживаться от размещения пациентов с делирием на постельном режиме и вместо этого поощрять мобильность и вовлечение пациентов в деятельность по уходу за собой. Важно, чтобы пациенты имели доступ ко всем сенсорным вспомогательным устройствам, таким как очки, слуховые аппараты и зубные протезы, для улучшения чувствительности и восприятия и снижения риска дезориентации и возбуждения. Медсестры могут быть назначены для индивидуальной работы с возбужденными пациентами с делирием, чтобы обеспечить безопасность и снизить потребность в физических ограничениях. 1 Фармакологические вмешательства следует использовать только у пациентов с тяжелым возбуждением, подверженных риску членовредительства, или у пациентов с тревожными психотическими симптомами, такими как галлюцинации и бред. 3  Консультации с гериатрическими психиатрами и фармацевтами будут полезны при определении соответствующих вмешательств для этих пациентов, таких как введение галоперидола при сильном возбуждении. 1,3

    Во всех системах здравоохранения медицинские работники и медсестры выиграют от обучения персонала гериатрическими психиатрами и специалистами по распознаванию и дифференциации симптомов делирия от деменции. Эти знания необходимы для предотвращения и управления резкими изменениями психического статуса у пожилых людей. Персонал также должен обучать членов семьи и лиц, осуществляющих уход, выявлению симптомов делирия, которые требуют вмешательства межпрофессиональной команды. 1  Учитывая, что у многих пожилых людей наблюдаются атипичные симптомы делирия, к жалобе члена семьи на то, что пациент «не в себе», никогда нельзя относиться легкомысленно.Усилия по информированию общественности о распространенности делирия и его факторах риска у пожилых людей также помогут решить проблему недостаточной диагностики делирия и неправильного лечения в клинических условиях. 3

    Межпрофессиональные контакты по этой теме:

    Поставщики неотложной помощи

    Гериатрические психиатры

    Неврологи

    Поставщики первичной медико-санитарной помощи

    Фармацевты

    Дипломированные медсестры

    Ссылка на следующие доказательные протоколы:

    Оценка познания

    Бред

    Лекарство

    Физические ограничения

    .